google-site-verification: google21d08411ff346180.html Священномученик Владимир Введенский, иерей | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Священномученик Владимир Введенский, иерей

Ноябрь 2nd 2012 -

Память 21 октября/ 3 ноября
Священномученик Владимир родился в 1869 году в городе Шуе Владимирской губернии в семье псаломщика Федора Введенского.

В 1889 году он окончил Духовную семинарию и женился на девице Софии. Впоследствии у них с женой родилось четверо детей.

10 марта 1891 года Владимир Федорович был рукоположен во священника к Рождественской церкви в селе Лежнево Ковровского уезда Владимирской губернии, в которой он и прослужил всю жизнь; с 1920 года он был в ней настоятелем. В первый раз отец Владимир был арестован в 1922 году по делу о сопротивлении изъятию церковных ценностей, но вскоре освобожден.

В начале 1930 года власти приняли решение о закрытии Рождественской церкви, но поскольку ни прихожане, ни священники не собирались добровольно отказываться от богослужений, то закрыть храм можно было лишь арестовав священников. 4 февраля 1930 года были допрошены свидетели, которые показали: «Владимир Введенский через церковь и молебны по домам разносит антисоветскую заразу – свои религиозные суждения, ведет агитацию против колхозов, налогов и других мероприятий советской власти. С амвона произносит проповеди почти после каждого богослужения, и главным образом у священников происходят собрания верующих по своему плану, где они дают инструкции сей черни».

«Священник Владимир Федорович Введенский очень осторожен и своих взглядов на советскую власть прямо не высказывает. Бывая с требами по домам, иногда говорит, что, вот жмут православную веру, этого допускать не нужно».

«Вокруг церкви поселка Лежнево группируются антисоветские элементы из бывших торговцев во главе со священником Владимиром Введенским, который до сих пор читает проповеди, по существу, антисоветские».

В тот же день отец Владимир был арестован, все его имущество переписано, и жене было запрещено продавать или передавать его кому-либо. 5 февраля 1930 года власти допросили священника; отвечая на вопросы следователя, отец Владимир сказал: «Лично я веду свою жизнь замкнуто, никаких посещений между нами, церковным причтом, не бывает и не было, за исключением случаев исполнения религиозных обрядов... У меня никогда ни с кем из прихожан не было разговоров о политике советского правительства в связи с закрытием церкви, хозяйственными и другими вопросами».

Следователь спросил, как отец Владимир относится к обновленчеству: так как ОГПУ поддерживало обновленцев, то и следователя интересовало отношение к ним священника.

Отец Владимир ответил: «В период обсуждения вопроса о переходе в обновленческую ориентацию, когда особо в этом инициативу проявляли члены причта Смирнов и Цветков, я лично и остальной церковный причт были не согласны с этим, как например в части хотя бы того, что мы, церковные служители, при этом должны были выполнять только исключительно свои обязанности как бы “технически”... после этого строй церковной службы остался прежний; сейчас этот Смирнов вышел из церкви (в 1923 году), а Цветков служит священником в селе Хомутово Тейковского района».

6 февраля 1930 года власти перевели отца Владимира в шуйскую тюрьму. Вместе с ним был арестован причт храма, члены церковного совета и монахини, несшие в храме послушание алтарниц и псаломщиц.

11 февраля следствие было закончено. В обвинительном заключении следователь написал, что антисоветская группа в Лежневе вела «антисоветскую агитацию и пропаганду, направленную к срыву проводимых мероприятий и возбуждению крестьян и рабочих Лежневского района против советской власти. Группа спаяна на почве единства религиозных воззрений и общности политических интересов... Встречаясь в церкви после молений под видом решения церковных дел, разрешали вопросы антисоветского характера».

15 февраля тройка ОГПУ приговорила отца Владимира к трем годам заключения в концлагере. 30 марта священник прибыл в Соловецкий лагерь особого назначения. Здесь он работал дневальным, сушильщиком белья, сборщиком утильсырья. Начальник командировки писал в характеристике на него: «Трудолюбивый и исполнительный работник, несмотря на свой преклонный возраст. Дисциплинирован и вежлив. Взысканиям и вообще замечаниям не подвергался. В культурной работе не участвует, как служитель культа».

Оставшиеся дома жена священника София Николаевна, дочери Мария, Анна, Вера и сын Василий, как лишенные всех гражданских прав, были лишены и средств к существованию. 6 марта 1930 года Мария написала заявление председателю ВЦИК Калинину: «По распоряжению местной власти, я и ряд других девиц поселка Лежнево, как “лишенцы”, посланы на лесозаготовительные работы наряду с мужчинами. Труд наш нисколько не разделен с ними; мы, как и они, пилим лес, валим деревья, что зачастую подвергает риску нашу жизнь, так как мы совершенно с этой работой незнакомы. Этот труд, безусловно, для нас непосилен, были случаи, что девицы надрывались и теперь совершенно лишены возможности восстановить свое здоровье. На нашу просьбу освободить нас от этой работы наш председатель не обращает никакого внимания, указывая на распоряжение государства, но странно, что это распоряжение распространяется не на всех “лишенцев”.

Pages: 1 2

Комментарии закрыты.