google-site-verification: google21d08411ff346180.html Священномученик Климент, папа Римский | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Священномученик Климент, папа Римский

Декабрь 7th 2015 -

Священномученик Климент, папа Римский

Россия. Русский Север. Начало XVI века.

Память: 8 декабря/ 25 ноября; 30 января/ 12 февраля

В слав­ном и ве­ли­ком древ­нем го­ро­де Ри­ме жил один че­ло­век знат­но­го про­ис­хож­де­ния, по име­ни Фавст, про­ис­хо­див­ший из ро­да древ­них рим­ских ца­рей.

У него бы­ла же­на, по име­ни Мат­фи­дия, так­же цар­ско­го про­ис­хож­де­ния и быв­шая в род­стве с рим­ски­ми им­пе­ра­то­ра­ми Ав­гу­стом и Ти­ве­ри­ем1. Муж и же­на бы­ли рев­ност­ны­ми языч­ни­ка­ми и по­кло­ня­лись идо­лам. У них ро­ди­лись сна­ча­ла два сы­на близ­не­ца, из ко­то­рых од­но­го на­зва­ли Фав­сти­ном, а дру­го­го Фав­сти­ни­а­ном; за­тем ро­дил­ся тре­тий сын, ко­то­ро­му да­ли имя Кли­мен­та.

Видео: Священномученик Климент, папа Римский Жития

У Фав­ста был брат, злой и без­нрав­ствен­ный че­ло­век. Ви­дя кра­со­ту Мат­фи­дии, он пре­льстил­ся ею и стал со­блаз­нять ее на грех; но она, бу­дучи весь­ма це­ло­муд­рен­ной, не по­же­ла­ла на­ру­шить вер­ность му­жу и осквер­не­ни­ем ло­жа обес­че­стить до­сто­ин­ство сво­е­го знат­но­го ро­да; по­се­му все­ми си­ла­ми ста­ра­лась от­стра­нить от се­бя со­блаз­ни­те­ля. Не же­лая яв­но об­ли­чать его, она не го­во­ри­ла об этом ни­ко­му, да­же сво­е­му му­жу, бо­ясь, чтобы о них не рас­про­стра­ни­лась дур­ная мол­ва и не обес­сла­вил­ся бы дом их. Но брат Фав­ста дол­гое вре­мя прось­ба­ми и угро­за­ми при­нуж­дал ее к то­му, чтобы она по­ко­ри­лась его нечи­сто­му же­ла­нию. Мат­фи­дия, ви­дя, что она не в со­сто­я­нии из­ба­вить­ся от его пре­сле­до­ва­ний, ес­ли не уда­лит­ся от встреч с ним, ре­ши­лась на сле­ду­ю­щее.

Од­на­жды утром она об­ра­ти­лась к сво­е­му му­жу со сле­ду­ю­щею ре­чью:

– Див­ный сон ви­де­ла я се­го­дня но­чью, гос­по­дин мой: ви­де­ла я по­чтен­но­го и ста­ро­го му­жа, как бы од­но­го из бо­гов, ко­то­рый го­во­рил мне: ес­ли ты и твои близ­не­цы сы­но­вья не уй­де­те из Ри­ма на де­сять лет, то вме­сте с ни­ми умрешь му­чи­тель­ной и вне­зап­ной смер­тью.

Священномученик Климент, папа Римский

Услы­шав эти сло­ва. Фавст уди­вил­ся, мно­го раз­мыш­лял об этом и ре­шил­ся от­пу­стить ее и двух сы­но­вей из Ри­ма на де­сять лет, рас­суж­дая: «Луч­ше, ес­ли лю­би­мая моя су­пру­га с детьми жи­ва бу­дет в чу­жой стране, неже­ли здесь умрет вне­зап­ной смер­тью». Сна­ря­див ко­рабль и за­пас­шись всем нуж­ным для про­до­воль­ствия, он от­пу­стил ее с дву­мя сы­но­вья­ми, Фав­сти­ном и Фав­сти­ни­а­ном, в стра­ну Гре­че­скую, в Афи­ны. С ни­ми от­пра­вил мно­же­ство ра­бов и ра­бынь и снаб­дил их боль­шим иму­ще­ством, по­велев Мат­фи­дии, чтобы она в Афи­нах от­да­ла сы­но­вей обу­чать­ся гре­че­ской муд­ро­сти.

Так рас­ста­лись они друг с дру­гом с невы­ра­зи­мым со­жа­ле­ни­ем и сле­за­ми. Мат­фи­дия с дву­мя сы­но­вья­ми в ко­раб­ле от­плы­ла, а Фавст с млад­шим сы­ном Кли­мен­том остал­ся в Ри­ме.

Ко­гда Мат­фи­дия плы­ла по мо­рю, на мо­ре раз­ра­зи­лась силь­ная бу­ря и под­ня­лось боль­шое вол­не­ние; ко­рабль был от­не­сен вол­на­ми и вет­ром в неве­до­мую стра­ну, в пол­ночь был раз­бит, и все по­то­ну­ли. Мат­фи­дия же, но­си­мая бур­ны­ми вол­на­ми, бы­ла вы­бро­ше­на на кам­ни од­но­го ост­ро­ва, неда­ле­ко от Асий­ской стра­ны2. И неутеш­но пла­ка­ла она об уто­нув­ших де­тях сво­их, от горь­кой пе­ча­ли хо­те­ла да­же бро­сить­ся в мо­ре, но жи­те­ли той стра­ны, уви­дав ее, на­гую, силь­но кри­ча­щую и сто­нав­шую, сжа­ли­лись над ней, взя­ли ее в свой го­род и оде­ли ее.

Неко­то­рые стран­но­лю­би­вые жен­щи­ны, при­дя к ней, ста­ли уте­шать ее в го­ре; каж­дая из них ста­ла рас­ска­зы­вать ей все, что слу­чи­лось и в их жиз­ни при­скорб­но­го, и сво­им со­чув­стви­ем несколь­ко об­лег­чи­ли ее пе­чаль. Од­на из них ска­за­ла при этом:

– Муж мой был ко­ра­бель­щи­ком; еще очень мо­ло­дым он по­то­нул в мо­ре, и я оста­лась мо­ло­дой вдо­вой; мно­гие же­ла­ли на мне же­нить­ся, но я, лю­бя му­жа и бу­дучи не в си­лах за­быть его и по его смер­ти, ре­ши­ла остать­ся вдо­вой. Ес­ли хо­чешь, то оста­вай­ся в до­ме мо­ем жить со мной, я и ты бу­дем кор­мить­ся сво­и­ми тру­да­ми.

Мат­фи­дия по­сле­до­ва­ла ее со­ве­ту и, по­се­лив­шись в ее до­ме, сво­и­ми тру­да­ми до­бы­ва­ла се­бе пи­шу и два­дцать че­ты­ре го­да про­бы­ла в та­ком по­ло­же­нии.

Священномученик Климент, папа Римский

Де­ти ее, Фав­стин и Фав­сти­ни­ан, по­сле ко­раб­ле­кру­ше­ния по из­во­ле­нию Бо­жье­му то­же оста­лись жи­вы­ми; вы­бро­шен­ные на бе­рег, они бы­ли уви­де­ны на­хо­див­ши­ми­ся там мор­ски­ми раз­бой­ни­ка­ми, ко­то­рые взя­ли их в свою лод­ку, при­вез­ли в Ке­са­рию Стра­то­ний­скую3 и про­да­ли здесь од­ной жен­щине, по име­ни Иусте, ко­то­рая вос­пи­та­ла их вме­сто де­тей и от­да­ла их в обу­че­ние. Та­ким об­ра­зом они на­учи­лись раз­лич­ным язы­че­ским на­у­кам, но по­том, услы­шав Еван­гель­скую про­по­ведь о Хри­сте, при­ня­ли Свя­тое Кре­ще­ние и по­сле­до­ва­ли за апо­сто­лом Пет­ром.

Фавст же, отец их, жи­вя в Ри­ме с Кли­мен­том и ни­че­го не зная о бед­стви­ях, по­стиг­ших же­ну и де­тей, по­слал по ис­те­че­нии го­да неко­то­рых ра­бов в Афи­ны узнать, как жи­вут его же­на и де­ти, и по­слал с ни­ми мно­го раз­лич­ных ве­щей; но ра­бы его не воз­вра­ти­лись. На тре­тий год Фавст, не по­лу­чая ни­ка­ко­го из­ве­стия о жене и де­тях его, очень опе­ча­лил­ся и по­слал дру­гих ра­бов со всем необ­хо­ди­мым в Афи­ны. При­быв ту­да, они ни­ко­го не на­шли и на чет­вер­тый год воз­вра­ти­лись к Фав­сту и со­об­щи­ли ему, что со­всем не мог­ли отыс­кать в Афи­нах гос­по­жи сво­ей, ибо ни­кто о ней там да­же не слы­хал, и они не мог­ли на­пасть на след ее, так как ни­ко­го из сво­их не мог­ли най­ти. Услы­шав все это, Фавст еще боль­ше опе­ча­лил­ся и стал горь­ко пла­кать. Он обо­шел все при­мор­ские го­ро­да и при­ста­ни в Рим­ской стране, рас­спра­ши­вал ко­ра­бель­щи­ков о сво­ей жене и ее де­тях, но ни от ко­го не узнал ни­че­го. По­том, со­ору­див ко­рабль и взяв с со­бой несколь­ко ра­бов и немно­го иму­ще­ства, от­пра­вил­ся сам отыс­ки­вать по­дру­гу свою и лю­без­ных де­тей, а млад­ше­го сы­на Кли­мен­та оста­вил с вер­ны­ми ра­ба­ми до­ма учить­ся на­у­кам. Чуть не всю все­лен­ную он обо­шел и по­су­ху, и по мо­рю, отыс­ки­вая мно­гие го­ды сво­их род­ных и не на­хо­дя их. На­ко­нец, уже от­ча­яв­шись да­же ви­деть их, пре­дал­ся глу­бо­кой скор­би, так что не хо­тел да­же воз­вра­щать­ся до­мой, счи­тая тя­же­лым бре­ме­нем на­сла­ждать­ся бла­га­ми ми­ра это­го без воз­люб­лен­ной су­пру­ги сво­ей, к ко­то­рой пи­тал ве­ли­кую лю­бовь за ее це­ло­муд­рие. От­верг­нув все по­че­сти и сла­ву ми­ра это­го, он ски­тал­ся по чу­жим стра­нам, как ни­щий, не от­кры­вая о се­бе ни­ко­му, кто он.

Меж­ду тем, от­рок Кли­мент при­шел в со­вер­шен­но­лет­ний воз­раст и хо­ро­шо изу­чил все фило­соф­ские уче­ния. При всем том, не имея ни от­ца, ни ма­те­ри, он все­гда на­хо­дил­ся в пе­ча­ли. Меж­ду тем ему по­шел уже два­дцать чет­вер­тый год от рож­де­ния с тех пор, как мать вы­шла из до­му, и два­дцать лет, как ис­чез его отец.

По­те­ряв на­деж­ду на то, что они жи­вы, Кли­мент скор­бел о них, как о мерт­вых. Вме­сте с этим он па­мя­то­вал и о сво­ей смер­ти, так как хо­ро­шо знал, что вся­кий мо­жет уме­реть; но, не зная, где он бу­дет на­хо­дить­ся по­сле смер­ти и есть ли дру­гая ка­кая жизнь по­сле этой крат­ковре­мен­ной жиз­ни или нет, все­гда пла­кал и не хо­тел уте­шить­ся ни­ка­ки­ми на­сла­жде­ни­я­ми и ра­до­стя­ми мир­ски­ми. В это вре­мя Кли­мент, услы­хав о при­ше­ствии Хри­сто­вом в мир, стал стре­мить­ся узнать о том до­сто­вер­но. Слу­чи­лось ему бе­се­до­вать с од­ним бла­го­ра­зум­ным че­ло­ве­ком, ко­то­рый и рас­ска­зал ему, как при­шел в Иудею Сын Бо­жий, да­руя всем, кто бу­дет ис­пол­нять во­лю По­слав­ше­го Его От­ца, жизнь веч­ную. Услы­хав об этом, Кли­мент воз­го­рел­ся необы­чай­ным же­ла­ни­ем узнать по­дроб­нее о Хри­сте и о Его уче­нии. Для это­го он ре­шил ид­ти в Иудею, в ко­то­рой рас­про­стра­ня­лось бла­го­ве­стие Хри­сто­во. Оста­вив дом свой и боль­шое име­ние, он взял с со­бой вер­ных ра­бов и до­ста­точ­ное ко­ли­че­ство зо­ло­та, сел на ко­рабль и от­плыл в Иудей­скую стра­ну. Вслед­ствие раз­ра­зив­шей­ся на мо­ре бу­ри он за­не­сен был вет­ром в Алек­сан­дрию и там на­шел апо­сто­ла Вар­на­ву4, уче­ние ко­то­ро­го о Хри­сте слу­шал с на­сла­жде­ни­ем. По­том он от­плыл в Ке­са­рию Стра­то­ний­скую и на­шел свя­то­го апо­сто­ла Пет­ра. При­няв от него Свя­тое Кре­ще­ние, он по­сле­до­вал за ним с про­чи­ми уче­ни­ка­ми, меж­ду ко­то­ры­ми бы­ли и два бра­та его, близ­не­цы Фав­стин и Фав­сти­ни­ан. Но Кли­мент не узнал их, рав­но как и бра­тья его не узна­ли, по­то­му что они бы­ли очень ма­лы, ко­гда раз­лу­чи­лись, и не пом­ни­ли друг дру­га. Петр, от­прав­ля­ясь в Си­рию, по­слал впе­ред се­бя Фав­сти­на и Фав­сти­ни­а­на, а Кли­мен­та оста­вил при се­бе и вме­сте с ним сел на ко­рабль и по­плыл по мо­рю.

Священномученик Климент, папа Римский

Ко­гда они плы­ли, апо­стол спро­сил Кли­мен­та о его про­ис­хож­де­нии. То­гда Кли­мент по­дроб­но рас­ска­зал ему: ка­ко­го он про­ис­хож­де­ния, и как мать его под вли­я­ни­ем сно­ви­де­ния ушла в Рим с дву­мя ма­ло­лет­ни­ми сы­но­вья­ми, как отец по про­ше­ствии че­ты­рех лет ушел разыс­ки­вать их и не воз­вра­тил­ся; к это­му он при­со­еди­нил и то, что про­шло уже два­дцать лет, как он ни­че­го не зна­ет о сво­их род­ных, по­че­му он ду­ма­ет, что ро­ди­те­ли его и бра­тья умер­ли. Петр, вы­слу­шав рас­сказ его, уми­лил­ся.

Меж­ду тем по усмот­ре­нию Бо­жье­му ко­рабль при­стал к то­му ост­ро­ву, где на­хо­ди­лась Кли­мен­то­ва мать – Мат­фи­дия. Ко­гда неко­то­рые вы­шли из ко­раб­ля, чтобы ку­пить в го­ро­де необ­хо­ди­мое для жи­тей­ских по­треб­но­стей, то и Петр вы­шел, а Кли­мент остал­ся на ко­раб­ле. На­прав­ля­ясь к го­ро­ду, Петр уви­дал ста­ри­цу, си­дя­щую при вра­тах и про­ся­щую ми­ло­сты­ню; то бы­ла Мат­фи­дия, ко­то­рая не мог­ла уже пи­тать­ся сво­и­ми тру­да­ми от сла­бо­сти рук и по­то­му про­си­ла ми­ло­сты­ню, чтобы пи­тать се­бя и дру­гую ста­ри­цу, при­няв­шую ее в свой дом, ко­то­рая так­же бы­ла рас­слаб­лен­ной и ле­жа­ла боль­ной в до­ме. Апо­стол, уви­дав си­дя­щую Мат­фи­дию, ура­зу­мел ду­хом, что эта жен­щи­на чу­же­стран­ка, и спро­сил об оте­че­стве ее. Тяж­ко вздох­нув, Мат­фи­дия про­сле­зи­лась и ска­за­ла:

– О, го­ре мне, стран­ни­це, по­то­му что нет в ми­ре бед­нее и несчаст­нее ме­ня.

Апо­стол Петр при ви­де ее тяж­кой скор­би и сер­деч­ных слез на­чал вни­ма­тель­но рас­спра­ши­вать ее, кто она и от­ку­да?

Из раз­го­во­ра с ней он по­нял, что она мать Кли­мен­та, и стал уте­шать ее, го­во­ря:

– Я знаю млад­ше­го сы­на тво­е­го Кли­мен­та: он на­хо­дит­ся в этой стране.

Мат­фи­дия, услы­хав о сво­ем сыне, сде­ла­лась от ужа­са и стра­ха, как мерт­вая; но Петр взял ее за ру­ку и по­ве­лел ей ид­ти за со­бой к ко­раб­лю:

– Не пе­чаль­ся, ста­ри­ца, – го­во­рил ей апо­стол до­ро­гой, – по­то­му что сей­час узна­ешь все о сыне тво­ем.

Ко­гда они шли к ко­раб­лю, то к ним на­встре­чу вы­шел Кли­мент и, уви­дев жен­щи­ну, шед­шую за Пет­ром, уди­вил­ся. Она же, всмот­рев­шись в Кли­мен­та, тот­час же узна­ла его по сход­ству с от­цом и спро­си­ла Пет­ра:

– Не это ли Кли­мент, сын мой?

Петр ска­зал:

– Он и есть.

И упа­ла Мат­фи­дия на шею Кли­мен­та и за­пла­ка­ла. Кли­мент же, не зная, кто эта жен­щи­на и по­че­му она пла­чет, стал ее от­стра­нять от се­бя. То­гда Петр ска­зал ему:

– Не от­тал­ки­вай, ча­до, ро­див­шую те­бя.

Кли­мент, услы­шав это, про­сле­зил­ся и упал к но­гам ее, це­луя ее и пла­ча. И бы­ла у них ве­ли­кая ра­дость, ибо они на­шли и узна­ли друг дру­га. Петр по­мо­лил­ся о ней Бо­гу и ис­це­лил ру­ки ее. Она же ста­ла про­сить апо­сто­ла об ис­це­ле­нии ста­ри­цы, у ко­то­рой по­се­ли­лась. Апо­стол Петр во­шел в дом ее и ис­це­лил по­след­нюю; Кли­мент же дал ей 1000 драхм5 в на­гра­ду за про­пи­та­ние ма­те­ри сво­ей. По­том, взяв мать вме­сте с ис­це­лив­ше­ю­ся ста­ри­цею, ввел их на ко­рабль, и они от­плы­ли.

До­ро­гой Мат­фи­дия спро­си­ла сы­на о му­же сво­ем Фав­сте и, узнав, что он от­пра­вил­ся отыс­ки­вать ее и что два­дцать лет нет о нем ни­ка­ко­го из­ве­стия, пла­ка­ла по нем горь­ко, как по умер­шем, не на­де­ясь ви­деть его жи­вым. До­плыв до Ан­тан­д­ро­са6, они оста­ви­ли ко­рабль и про­дол­жа­ли путь свой по су­ше. До­стиг­нув Ла­оди­кии7, они встре­че­ны бы­ли Фав­сти­ном и Фав­сти­ни­а­ном, ко­то­рые при­бы­ли ту­да преж­де их. Они спро­си­ли Кли­мен­та:

– Кто эта чу­жая жен­щи­на, ко­то­рая на­хо­дит­ся при вас с дру­гой ста­ри­цею?

Кли­мент от­ве­чал:

– Мать моя, ко­то­рую я отыс­кал в чу­жой стране.

И на­чал им по по­ряд­ку рас­ска­зы­вать, сколь­ко вре­ме­ни с ма­те­рью не ви­дал­ся и как ушла она из до­му с дву­мя близ­не­ца­ми. Услы­хав это, они по­ня­ли, что Кли­мент брат их и та жен­щи­на – мать их, и за­пла­ка­ли от боль­шой ра­до­сти, вос­клик­нув:

– Зна­чит, это – мать на­ша Мат­фи­дия, ты же – брат наш Кли­мент, ибо мы и есть близ­не­цы Фав­стин и Фав­сти­ни­ан, вы­шед­шие с ма­те­рью из Ри­ма.

Pages: 1 2

Комментарии закрыты.