google-site-verification: google21d08411ff346180.html Благоверный князь Всеволод, нареченный во святом крещении Гавриилом | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Благоверный князь Всеволод, нареченный во святом крещении Гавриилом

Декабрь 9th 2014 -

Благоверный князь Всеволод

Дни памяти: 11 февраля, 22 апреля (Перенесение мощей), 27 ноября (Обретение мощей)

Святой благоверный князь Всеволод, нареченный во святом крещении Гавриилом,  был старшим сыном киевского князя Мстислава (Феодора) Владимировича (1125—1132) от брака с Христиной, дочерью шведского короля Инге (1080—1112), и старшим внуком киевского князя Владимира (Василия) Всеволодовича Мономаха (1113—1125). В честь рождения своего первенца Всеволода Мстислав Владимирович построил церковь Благовещения на Городище. Всеволод носил крестильное имя Гавриил (одна из двух главных фигур Благовещения — архангел Гавриил)

О первоначальном его воспитании точных сведений не сохранилось; по древнему же преданию Святая Церковь воспевает князя Гавриила как измлада наученному благочестию христианскому, как наследника добродетелей своего родителя князя Мстислава. Благочестивый, храбрый и рассудительный Мстислав Владимирович долгое время княжил в Великом Новгороде и заслужил преданность граждан, которые не хотели иметь у себя другого князя кроме Мстислава, «ими вскормленнаго».

Детство святого Всеволода протекало в Великом Новгороде. Здесь же прошла, впрочем, и большая часть его жизни.

В 1117 году престарелый Владимир Мономах посадил сына своего Мстислава в Киевском Белгороде, чтобы иметь в нем помощника себе, а внука своего, сына Мстислава, блаженного князя Всеволода, поставил князем на его место в Новгороде.

Блаженный князь Всеволод проводил богоугодную жизнь и справедливо управлял вверенным ему княжеством, как то и подобает православным князьям. Он отличался всякими добрыми делами и добрым нравом: был богобоязнен, правдив, тих и кроток и ко всем равно имел нелицемерную любовь.

Князь Всеволод любил созидать храмы Божии, любил церковный и монашеский чин, давал им щедрую милостыню и чтил их, как братию Божию. Памятником его ревности к созиданию церквей служит построенный им на торговой новгородской площади, на Петрятине дворище, великолепный храм во имя св. Иоанна Предтечи, с придельным храмом, снабженный дорогими иконами, весьма ценным Евангелием и всеми богослужебными книгами; особой грамотой он обеспечил содержание храма и причта, частью из пошлин со всех предметов торговли, из которых также значительная часть шла на содержание Софийского собора. Благочестивый князь был заступником вдов и сирот, был милостив к нищим, упокоевал немощных и раздавал обильную пищу. «Посем, — пишет Пролог, — блаженныи нача благоугодно жити и праведно правити власть свою, яко же лепо есть православным князем». Всеволод был «Богобоязнив и правдив, тих и кроток, и любовь нелицемерну имяше равно ко всем, церковныи чин и иноческии любяше, и милостыню даяше им многу, и чтяше яко братию Божию; вдовиц и сирот заступаше, и миловаше нищыя, и немощныя упокоеваше, и кормлю довольну подавая». Образ князя-Христолюбца предстает перед нами из проложного Жития.

В 1123 или начале 1124 г. князь Всеволод женился на дочери Святослава Давидовича, к тому времени уже Николы, инока Киево-Печерского монастыря (прп. Никола Святоша). От этого брака у Всеволода Мстиславовича было 2 сыновей — Иоанн, умерший в младенчестве в 1128 г., и Владимир, а также дочь Верхуслава.

23 января 1131 года Всеволод Мстиславич был разбит чудью в Клине.

В соответствии с соглашением между Ярополком Владимировичем и отцом Всеволода, Ярополк перевёл племянника в Переяславль.

В 1132 году умер отец его великий князь Мстислав, и для Всеволода начался ряд тяжелых испытаний, которые почти не прекращались до самой его кончины. Причинами этого были общие в нашей земле тогдашние неустройства и усобицы князей. Вступив на великокняжеский престол после своего брата Мстислава, князь Ярополк немедленно, в том же 1132 году, вызвал князя Всеволода из Новгорода в Переяславль, считавшийся старшим после Киева. С неудовольствием отпустили новгородцы Всеволода

В 1132 г. Всеволод покидает Новгород и «садится» в Переяславле-Русском (в Прологе — Переяславль). Этот перевод из города в город был частью династической реформы, задуманной Мономахом и проводившейся его сыновьями Мстиславом и Ярополком, и направленной на укрепление позиций внуков Мономаха в Киеве и Новгороде: заняв стол в Переяславле, сын Мстислава становился претендентом на княжение в Киеве. Но «некий князь Георгий» (по Проложному списку Жития), т.е. Юрий Владимирович Долгорукий и его брат Андрей, младшие Мономашичи, в первый же день переяславского княжения Всеволода, решительно настроенные против такой реформы, подступили к стенам города, и тот уступил им без сопротивления и вернулся в Новгород. Новгородцы припоминали, что Всеволод в свое время целовал Крест в закрепление своего обещания всегда пребывать в Новгороде, и, поскольку нарушил он это Крестное целование, приняли Всеволода с прохладцей.

В конце 1134 года Всеволод организовывает поход новгородского войска против суздальцев, закончившийся неудачей из-за отсутствия единства в войске. Но князь строит планы следующего, второго похода. Пытающийся отговорить Всеволода киевский митрополит Михаил, прибывший в Новгород, не был услышан. Зимой 1135 года новгородское войско выдвинулось на Суздаль и Ростов (обратим внимание: не только «суздальцы» ходили войнами на «новгородцев», но и «новгородцы» на «суздальцев»!) против Юрия Долгорукого, и на холмистом берегу реки Кубрь, на Ждан-горе, новгородцы потерпели жестокое поражение. Результатом битвы на Ждан-горе было укрепление Юрием западных рубежей Ростовской земли по реке Дубне и Яхроме (крепость в Дмитрове), а также возведение в торгово-ремесленном поселке на реке Москве крепости (кремля) — будущего города Москвы; в Новгороде вернувшийся с остатками дружины Всеволод закладывает с епископом Нифонтом в память убиенных на поле брани церковь Успения Богородицы на Торгу (строилась девять лет, закончена после изгнания Всеволода — в 1144 г.; сохранилась в значительных перестройках XVI-XVIII вв.).

В мае 1136 г. вспыхнул в Новгороде мятеж. Гордые своевольные новгородцы, в гневе за то, что не удалось им повеличаться победой над суздальцами, восстали против святого князя Всеволода и объявили его низложенным. «Нет нам от тебя помощи», — сказали они святому и изгнали его из Новгорода. На его место был призван Святослав из враждебного Мономашичам рода Ольговичей; горемычного Всеволода вместе с семьей полтора месяца продержали под стражей на архиерейском дворе, а по прибытии Святослава «пустиша из города». Изгнание Всеволода Мстиславича из Новгорода считается началом периода т.н. «новгородской республики», длившегося до второй половины XV в. — до начала «эпохи Московской Руси».

Тогда блаженный князь Всеволод пошел в Киев к дяде своему, великому князю Ярополку, сыну Владимира Мономаха. Ярополк дал Всеволоду в управление Вышгород, но блаженный князь пробыл там недолго. Псковитяне, дорожа и благодеяниями и высокими качествами Всеволода, прислали выборных в Вышгород с усердным прошением, чтобы он пошел к ним княжить: в то время в Пскове не было князя. Святой Всеволод согласился и пошел княжить в Псков.

«И бысть радость велика во граде Пскове святаго ради прихода, — читаем мы в Прологе. — Святому же такожде радующуся о пришествии своем во град Псков яко же в горний Иеросалим. Провиде (бо) Духом, яко честным своим мощем положеным быти в нем».

И, — пишет Пролог, — «тако Господу Богу Человеколюбцу изволившу. И абие в болезнь телесную впад, Пречистаго Тела Христова причастися во исход души своея. И мир дав домочадцем своим и гражданом, и отъиде ко Господу». Было это «в лето шесть тысящ шестьсот сорок шестое», т.е. в 1138 году.

На пути, когда он проходил мимо Полоцка, князь полоцкий Василько, услышав о приходе святого, поспешно вышел к нему навстречу, обратился к святому с братским о Христе лобзанием и приветствием, дал ему много даров и проводил его с великим торжеством.

Между тем жители Пскова вышли навстречу блаженному князю Всеволоду во главе с духовенством, с честными крестами, и так приняли его в город. И была великая радость в Пскове по причине прихода святого. Равным образом и святой радовался по поводу прихода своего в Псков, как бы в горний Иерусалим, провидя духом, что честные мощи его будут положены в нем.

Когда в Новгороде узнали, что Всеволод княжит во Пскове и хочет сесть у них в Новгороде, отправили туда войско во главе со Святославом. Войско состояло не только из новгородцев: Святослав призвал на помощь брата Глеба с курянами и половцами. Псковичи просили «не проливать крови братьев своих», но Всеволод умер сам 11 февраля 1138 года, проведя последний год псковским князем.

От момента призвания на псковский стол до смерти князя Гавриила (его псковичи называли, главным образом, по крестильному имени) прошел всего один год. Но за этот год князь успел заложить в кремле большую соборную церковь во Имя Святой Троицы. Источники расходятся в том, каковым было детище Гавриила: одни говорят о первой во Пскове каменной церкви, другие — о деревянной, построенной на месте обветшавшей древней церкви, основанной еще княгиней Ольгой. Отсюда происходит и двойственность сообщений о первом месте положения мощей новопреставленного Гавриила: одни, более ранние, упоминают в качестве первого реликвария князя церковь св. влмч. Димитрия Солунского: «И тако проводивше святаго честно вси гражане, и игумены, и священных множества. И положиша во церкви святаго великомученика Димитрия Солуньскаго». Но это противоречит летописным свидетельствам. Вторя летописям, и более поздние источники указывают на Троицкий собор, основанный самим Гавриилом псковским. Собор на сегодняшний день еще не исследован досконально  учеными-археологами, поэтому датировки его постройки колеблются от 30-х до 90-х годов XII столетия.  Можно предположить, что Гавриил выдвигал идею обновить древнюю Ольгину деревянную церковь и начал с того, что перестроил ее сперва в дереве, но воплощение этой идеи в камне пришлось на несколько десятков лет позже смерти князя, из-за чего, возможно, останки Всеволода-Гавриила были сперва положены в деревянную Троицкую церковь, а затем, когда началось сооружение каменного собора на месте деревянного, были отнесены в церковь св. Димитрия. С другой стороны, известно, что начало местного почитания святого приходится на 90-е гг. XII в. Таким образом, в конце XII века останки князя были вновь, на этот раз торжественно, перенесены в законченный к тому времени каменный Троицкий собор. «Бранное же оружие его и щит поставлено бысть на гробе святаго, на похвалу и на утвержение граду Пскову даже и до днесь». Действительно, в Псковском Историко-Архитектурном Музее (ПИАМ) хранится меч, долгое время висевший над ракой с мощами Гавриила. Первые упоминания об этом мече относятся к XV веку. Неизвестно происхождение этого меча; исследователями он устойчиво относится к типу западных рыцарских мечей XV века и позднее. На перекрестии меча вырезана латинская надпись: HONOREM MEUM NEMINI DABO, «Чести моей никому не отдам», вероятнее всего принадлежащая рыцарской фамилии. Может быть, в XII веке существовал подлинный княжеский меч святого Гавриила, подобный рыцарскому, и который почему-то был заменен через триста лет; может быть, в XV веке некто, вернувшийся с поля битвы, принес к раке мощей Гавриила добытый им в бою рыцарский меч, в благодарность за избавление от смерти в бою, — и тот и другой вариант, как нам представляется, допустимы.

Спустя 52 года по блаженном преставлении святого благоверного князя Всеволода-Гавриила, мощи его были обретены нетленными. В 1192 г. святой князь явился в видении одному богобоязненному человеку и сказал: «Объяви властям, чтобы перенесли мощи в храм Святой Троицы: там хочу я возлечь. Господь Иисус Христос предал мне город Псков, чтобы хранил я его».

Упоминается (мы сошлемся здесь на Проложное Житие) о некой делегации — уже из Новгорода, прибывшей во Псков вскоре после смерти Всеволода «по мощи святаго», возглавляемой протопопом по имени Полюд, видимо, осведомленной о почитании Гавриила во Пскове и желающей «по праву новгородцев», князем которых был святой, вывезти чудотворные мощи «на полагающееся им место», — в Новгород. Делегация не смогла увезти раку, которая «абие не подвижеся», но святой лишь «спусти ноготь с честныя и святыя своея руки». Вышерекомый протопоп Полюд с благоговением взял этот ноготь и увез в Велик Нов-град «на Благословение». С этих времен, по слову проложного Жития, и «до днесь», многие исцеления начали происходить от гроба святого Гавриила, о Христе Исусе, Господе нашем. Так заканчивается Житие святого Всеволода-Гавриила, князя новгородского и псковского. Преставление его ко Господу празднуется 11 (24) февраля.

По преставлении же святого князя, сообщает Пролог, вложил Бог благой помысл князю здравствующему псковскому, посадникам и «всему священному собору», перенести мощи Гавриила в новопостроенный Троицкий собор из церкви св. влмч. Димитрия. Речь идет, по-видимому, о т.н. местной канонизации благоверного Гавриила (1190-92 гг.). Когда открыли в церкви св. Димитрия раку с мощами святого, то обнаружили, что тело его сохранило вид, «яко же первое», — оно не подверглось истлению за несколько десятков лет. И понесли «со псалмопением и фимияном» мощи блаженного князя в новопостроенный собор во Имя Святой Троицы, и положили «на правей стране близ амбона».

Pages: 1 2

Комментарии закрыты.