google-site-verification: google21d08411ff346180.html Преподобномученик Таврион (Толоконцев), монах | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Преподобномученик Таврион (Толоконцев), монах

Июнь 6th 2013 -

Память: 25 июня/ 7 июня  и Соборе новомучеников и исповедников Российских

Преподобномученик Таврион родился 5 августа 1871 года в Никольском уезде Вологодской губернии в семье рестьян Григория Максимовича и Ольги Павловны Толоконцевых и в крещении наречен был Матфеем.

26 августа 1908 года он поступил в Спасо-Преображенский Валаамский монастырь и 26 июня 1912 года был зачислен в
него послушником.

23 декабря 1920 года на Валаамском подворье в Москве послушник Матфей был пострижен в монашество и наречен Таврионом. После закрытия в 1925 году подворья он обосновался при церкви в честь Ржевской иконы Божией Матери, исполняя послушание певчего. Несколько монахов Валаамского монастыря сняли квартиру недалеко от этого храма и образовали монашескую общину с общим уставом, трапезой и послушаниями. Все они служили в
Ржевской церкви священниками и певчими, и весь доход сдавался избранному общиной казначею, который выдавал в месяц по пять рублей на личные нужды.

Казначей общины хранил и часть средств Валаамского монастыря. 7 октября 1930 года в квартире, где жили монахи, был произведен обыск, изъяты все монастырские средства, а братия, и среди них монах Таврион, арестована и заключена в Бутырскую тюрьму. В ОГПУ монаху Тавриону предложили ответить на некоторые вопросы, в частности, лишен ли он избирательных прав и если был лишен, то когда, и если восстановлен, то когда. Монах Таврион ответил, что гражданских прав он лишен, но когда был лишен, не помнит, и не восстановлен в
них, поскольку не ходатайствовал о восстановлении.

Сотрудник ОГПУ, учитывая, вероятно, что монах Таврион из крестьян и не имеет
священного сана, спросил его, чем он собирается заниматься дальше. «Пока существует Церковь – буду служить ей»1, – ответил тот.

16 октября следователь вызвал его на допрос. Отвечая на его вопросы, монах Таврион сказал: «При Ржевской церкви я живу в общине монахов, в церкви я служу певчим... Все священники, диаконы, певчие, сторожа, уборщики и вообще весь руководящий и обслуживающий состав церкви состоит из нас, монахов... Я и все монахи нашей общины часто между собой говорили, что при советской власти плохо жить служителям культа, мы все лишены пайка... хлеба и других продуктов, которые даются по книжкам, что духовенство без всякой вины арестовывают, высылают и даже расстреливают. Но мы считаем, что власть эту Господь послал людям за грехи... апостолом Павлом сказано, что всякая власть от Бога, надо молиться, и Бог даст, что власть улучшится и советская власть будет относиться лучше к служителям культа»2.

13 ноября 1930 года следствие было закончено, и следователь в обвинительном заключении написал: «По ликвидации в 1925 году московского подворья Валаамского монастыря, группа монахов во главе с монахом-экономом... присвоив себе часть имущества и ценностей монастыря, организовали при Ржевской церкви нелегальный монастырь»3; монахи «распускали провокационные слухи о гонении со стороны советской власти на религию, о предстоящем свержении советской власти, доказывая, что власть эта от антихриста и что надо усиленно молиться о скорейшем ее падении»4.

23 ноября 1930 года Коллегия ОГПУ приговорила монаха Тавриона к трем годам ссылки в Северный край, и он был отправлен в Вологодскую область. По окончании ссылки он остался жить в Вологодской области, и в 1937 году архиепископ Велико-Устюжский Питирим (Крылов) пригласил его приехать в Великий Устюг, и он поселился в сторожке при храме Иоанна Предтечи.

Тем временем храмы один за другим закрывались, священники арестовывались; бывало, что храм и не был официально властями закрыт, но уже не было священника и, соответственно, не было и богослужения. Жившие рядом с одним из таких храмов монахини стали упрашивать монаха Тавриона, чтобы он похлопотал за их храм и сам пошел бы в этот храм священником. Он согласился и поехал хлопотать об этом в Москву и в Архангельск, так как в Великом Устюге архиерея уже не было. В Москве он встретился с митрополитом Сергием
(Страгородским). Все его хлопоты окончились, однако, ничем, и он возвратился в Великий Устюг. В это время стали арестовывать всех еще остававшихся на свободе священников и монахов и наиболее активных мирян. 3 декабря 1937 года монах Таврион был арестован и в тот же день допрошен.

– Вы арестованы за контрреволюционную деятельность. Дайте показания об этом! – потребовал от него следователь.
– Контрреволюционной деятельности я не вел, поэтому показаний дать не могу. Осенью 1937 года я ездил в Москву и в Архангельск хлопотать об открытии дымковской церкви, куда хотел поступить священником, но поездки оказались безрезультатными.

На этом допросы были закончены, и монах Таврион был препровожден в вологодскую тюрьму. 10 декабря 1937 года тройка НКВД приговорила его к десяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере. 12 марта 1939 года он был отправлен в тюрьму в город Грязовец, а 4 апреля того же года в Новоезерскую исправительно-трудовую колонию, располагавшуюся в зданиях разоренного Новоезерского монастыря. Монах Таврион (Толоконцев) скончался в Новоезерской исправительно-трудовой колонии 7 июня 1939 года и был погребен в безвестной могиле.

Примечания:

1.  ЦА ФСБ России. Д. Р-45244, л. 31.
2. Там же. Л. 73.
3.  Там же. Л. 107.
4.  Там же. Л. 108.

Оставьте комментарий!