google-site-verification: google21d08411ff346180.html Святитель Иоанн Златоуст О Честном Кресте | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Святитель Иоанн Златоуст О Честном Кресте

Сентябрь 27th 2010 -

О Честном Кресте

1. Мы в преддверии праздника Креста — да ликует лик ангелов! Приближается зрелище Креста — род смертных да поклоняется! Креста божественная держава возвышается — полчища бесов да обратятся в бегство! О, божественный Крест, ангелов неизреченное созерцание, смертных похвала, царей держава!

Как с живым, я хочу беседовать с тобою, виновником радости и победным оружием нашего спасения. Тобою отверзаются заключенныя двери рая, тобою сокрушается держава смерти, тобою ад лишается добычи, тобою мертвые удостоиваются жизни, тобою разбойник ликует в раю, тобою сочетаются небесные с земными, тобою — познание истины, тобою даровано крещение возрождения, тобою людям снискано оставление грехов, тобою запечатлен дар Святаго Духа, ознаменованные тобою церкви именуются домами Божиими, тобою мы сподобляемся Тела и Крови Христовых, тобою удостоиваемся быть сынами Божиими и наследниками Царства Небесного, тобою праздники и торжества наши просветляются и облистаются. Никакой язык не мог бы изобразить все то, что Христос Бог даровал чрез тебя роду человеческому. Зная и помня это, о, освященное и чтущее праздники собрание, с чистыми сердцами приступим облобызать чистыми устами чтимое и Животворящее Древо, на котором был вознесен Христос Бог наш, на котором распростер Он Свои, пробитые гвоздями, длани, на котором копьем пронзили христоубийцы Его божественные ребра, на котором напоили Его уксусом, смешанным с желчью, при чем мимоидущие кивали главами своими и с насмешкой говорили: уа, ины спасе, Себе не может спасти (Мрк. XV, 29, 31). Аще Сын есть Божий, да снидет ныне со креста, и веруем в Него (Мф. XXVII, 40, 42). Вот на что дерзнуло неблагодарное и ослепленное иудейское соборище, насладившееся благодеяниями Его божественных чудес! Мы же будем с верою покланяться животворящим страстям Христовым, Его распятию, Его гробу, Его тридневному из мертвых возстанию, чтобы вместе с Ним воскреснуть и прославиться, если и пострадаем, как предрек сосуд избрания — божественный Павел (Римл. VIII, 17). К этому именно призывает нас празднуемый сегодня всесвятой Крест; эту нетленную и вечно живую пищу всем нам одинаково он предлагает — и в домах, и на рынках, и днем, и ночью, и в городах, и в пустынях. И вот в благодарность за столь великие блага, нам приносимые, с радостью примем и понесем этот (пост), не помрачая лиц своих подобно лицемерам, по слову Господню (Мф. VI, 16), но с светлой и радостной душой. И будьте уверены, что не столько труда стоит мне расположить вас к соблюдению поста, сколько предупредить, чтобы не предавались сегодня пьянству с его печальными последствиями. Пост ведь еще соблюдает большинство, и по привычке, и из-за стыда друг перед другом; но я боюсь пьянства, которое любители вина отстаивают как какое-то отеческое завещание. Подобно отправляющимся в далекое путешествие, и некоторые из неразумных пред этими пятью днями поста предаются сегодня пьянству. Кто настолько безумен, чтобы, еще не начав пить, говорить безсмысленные вещи, подобно пьяному? Разве ты не знаешь, что чрево не сохраняет того, чем оно наполняется? Чрево есть самый ненадежный хранитель, сокровищница без запора; и именно тогда, когда много в него влагается, оно терпит разстройство, а не только не оберегает врученного ему. Смотри, не услышать бы и тебе завтра на похмельи то, что читалось сегодня: не таковаго поста Аз избрах, глаголет Господь (Ис. VIII, 5). Зачем смешиваешь несовместимое? Что общего между постом и пьянством, между попойками и воздержанием? Кое сложение церкви Божией с идолы (2 Кор. VI, 16)? Храм Божий — это те, в ком обитает Дух Божий; храмом идолов являются те, которые оскверняют себя пьянством и невоздержанием. Сегодня мы в преддверии поста; кто здесь же в преддверии окажется уже оскверненным, тот не может быть удостоен входа во святое. Никакой слуга, желая снискать благосклонность своего господина, не станет обращаться к предстательству и содействию его врага. Пьянство — враг Божий; пост же — начало покаяния. Итак, если хочешь покаянием примириться с Богом, беги пьянства, чтобы оно не сделало тебя еще более чуждым Богу. Ошибается, конечно, тот, кто полагает пост лишь воздержанием от пищи. Нет, мы должны поститься постом приятным, угодным для Господа. Истинный пост есть удаление от зла, обуздание языка, отложение гнева, укрощение похотей, прекращение клеветы, лжи и клятвопреступления: оскудение всего этого и составляет истинный пост. Вот это — добрый пост. Возвеселимся о Господе прилежным вниманием к словам Духа, исполнением спасительных законов и всем тем, что клонится к нашей духовной пользе. Но, конечно, будем остерегаться поста тайнаго, о котором и пророк говорит: не убиет гладом Господь душу праведную (Притч. X, 3), и: не видех праведника оставлена, ниже семене его, просяща хлебы (Пс. XXXV, 25). Не о чувственном хлебе сказал он это, зная, что сыновья патриарха Иакова из-за голода вынуждены были идти в Египет, но о хлебе духовном, необходимом для духовного роста человека. Да минует нас тот пост, которым Господь угрожал иудеям: се дние грядут, глаголет Господь, и послю глад на землю, не глад хлеба, ни жажду воды, но глад слышания слова Божия (Ам. VIII, 11). Господь видел, что их ум томится без пищи истинного учения, а их внешний человек утучняется и упитывается, и потому навел на них праведным судом Своим такой голод. Вот во все эти ближайшие дни Святой Дух будет радовать вас утренними и вечерними угощениями. Пусть же никто не оставляет добровольно духовного собрания, пусть все мы будем участниками этого трезвенного угощения. Позаботимся и из домов наших удалить на это время всякий шум, весь этот дым и чад, всю эту суету, вызываемую служением чреву, как будто какой неумолимой богине. Ведь и сборщики податей делают иногда некоторые послабления подвластным им. Пусть же и чрево даст на время отдых устам, пусть даст. Заключим с ним перемирие, хотя на эти пять дней. Будет с него и того, что оно всегда требует и никогда не утоляется; берет сегодня, а на другой день не помнит. Сытое чрево еще готово, пожалуй, разсуждать и о воздержании; но облегчаясь, забывает о мыслях. Пост не имеет понятия о долгах, трапеза постящегося не напоминает о лихве, дети того, кто соблюдает посты, не душат сирот и не сплетают им сетей как пауки. С другой стороны, пост является источником удовольствия. Ведь как томящийся жаждой находит всякое питье приятным, и с голоду кажется вкусным и самый простой обед, так и пост заставляет ценить последующее разрешение на пищу. Занимая средину и прерывая сплошное наслаждение пищей, он является для тебя приятной переменой, подобно тому, как для путешественника перерыв пути.

2. Итак, если хочешь сделать свою трапезу приятною для себя, воспользуйся услугами поста. Действительно, постоянное пользование каким-нибудь видом удовольствия притупляет его приятность и злоупотребление наслаждением делает его со временем нечувствительным. Таким образом, нужно подумать и о том, чтобы слишком большая доступность не обезценивала удовольствия: вдвойне приятно наслаждаться тем, что дается с трудом и не часто. Так и Создатель наш устроил, что непостоянство жизни заставляет нас ценить Его дары, пребывающие постоянно. Не замечаешь ли, что и солнце после ночи является более светлым, и бодрствование приятнее после сна, и здоровьем мы дорожим в особенности тогда, когда испытаем противоположное ему состояние? Конечно, и трапеза после поста доставит всем нам больше удовольствия, и притом — тем, кто довольствуется пищей, приготовленной просто и без затей, не менее, чем тем, кто держит стол богатый и утонченный. Пусть устрашает нас пример богача: наслаждение жизнью привело его в вечный огонь. В неправдах он не обвиняется, а именно за роскошь ввергается в пещь огненную. Чтобы потушить этот огонь, нужна вода. Впрочем, не для будущей только жизни полезен пост: его польза ощутительна и для самой плоти. И самое цветущее здоровье подвержено случайностям и переменам, вследствие того, что природа слабеет и становится не в силах поддерживать его в прежнем состоянии. Берегись же, чтобы той самой воды, которую ты теперь презираешь, тебе не пришлось впоследствии желать хотя бы одной капли, как богачу. От воды никто не пьянеет, никогда ни у кого не болела голова, отягченная водою; никому из употребляющих воду не приходилось валяться у чужих ног; ничьи руки не сделались негодными к работе вследствие злоупотребления водою. Разстройство пищеварения есть неизбежное следствие удовольствий чрева; оно причиняет телу сильные болезни. Самый цвет лица у человека постящегося естественный: его не обличает безстыдная красота, но украшает целомудренная бледность; взгляд у него скромный, поступь степенная, лицо осмысленное, не обезображенное невоздержным смехом, в речах умеренность, в сердце чистота. Вспомни святых от начала века, ихже не бе достоин весь мир, как они проидоша в милотех и козиих кожах, лишени, скорбяще, озлоблени (Евр. XI, 38, 37): их жизни подражай, если хочешь разделить с ними блажество. Что Лазаря привело на лоно Авраамово? Не пост ли? А жизнь Иоанна вся была одним постом: он не имел ни постели, ни стола, ни клочка возделанной земли, ни упряжного вола, ни хлеба, ни хлебника, одним словом — ничего из обыкновенных удобств жизни. Поэтому-то среди рожденных женщинами и не возставало большаго, чем Иоанн Креститель (Мф. XI, 11). Павла, между прочим, и пост, который он упоминает в числе тех скорбей, которыми хвалится (2 Кор. XI, 27), возвел на третье небо (XII, 1-4). Но глава о глаголемых: Господь наш Иисус Христос, постом укрепив плоть, которую ради нас воспринял, в таком именно состоянии отразил искушения диавола, и нас научая постом изнурять и вразумлять самих себя для борьбы с искушениями, и этим лишением как бы давая противнику повод к нападению. Конечно, по причине высоты Божества Он был бы для его нападений недоступен, если бы этим лишением не проявил Своей человеческой природы. И восходя уже на небеса, Он коснулся пищи, чтобы тем удостоверить Свою телесную природу. Ты же не перестаешь утучнять и упитывать самого себя, и ни о чем не заботишься, заставляя истаевать свою душу от недостатка спасительного и животворящего учения. Разве не знаешь, что как при состязании поддержка, оказанная одному, клонится к поражению другого, так точно и тот, кто принимает сторону тела, тем самым борется против духа, а поддерживающий дух порабощает себе свое тело. Ведь они (дух и тело) постоянно между собой враждуют, — так что, если хочешь сделать свой дух сильным, обуздай плоть постом. Это самое говорит апостол в словах: аще внешний наш человек тлеет, обаче внутренний обновляется по вся дни (2 Кор. IV, 16), и: егда бо немоществую, тогда силен есмь (2 Кор. XII, 10). Неужели ты не в силах окажешься отнестись с презрением к этой тленной пище? Неужели и не возжелаешь трапезы в Царстве Небесном, которая во всяком случае подготовляется здешним постом? Или ты не знаешь, что чем более насыщаешь ты свое тело, тем более обильную пищу приготовляешь для своего мучителя — червя? А проводя жизнь в роскоши и пресыщении пищей, как можешь ты поддерживать общение с благодатью Духа? Моисей для того, чтобы получить вторые скрижали, должен был вторично поститься. Ниневитяне, если бы они не распространили пост даже и на неразумных животных, не избегли бы угрожавшего им несчастия. Кто сложил свои кости в пустыне? Не похотливые ли любители мяса? Пока довольствовались евреи манной и водою из скалы, они победили египтян, перешли море, среди них не было больных; а когда вспомнили о мясах и котлах, и обратили свои желания к Египту, не увидели и земли Обетованной. Неужели не устрашает тебя их пример? Неужели не убоишься того, что объядение угрожает заключить тебя вне обещанных нам благ? И мудрый Даниил не удостоился бы откровений, если бы пост не сделал душу его более восприимчивой и просветленной. От обильной пищи как бы поднимаются какие-то грязные испарения и подобно густому облаку пресекают к нашей душе доступ лучам, исходящим от Святаго Духа. Если у ангелов есть какая-нибудь пища, то конечно хлеб [как говорит пророк: хлеб ангельский яде человек (Пс. LXXVII, 25)], а не мясо, не вино, не то, над чем изощряют свою изобретательность чревоугодники. Пост есть оружие для борьбы с демонами: сей род не исходит, токмо молитвою и постом (Мф. XVII, 21). Столько-то благ приносит нам пост! Пресыщение же есть начало гордости. За роскошью и пьянством и другими лакомствами тотчас и неразрывно следуют всякие виды скотоподобного невоздержания. Отсюда люди становятся женонеистовыми конями по причине возбуждения в душе преданных вину сильной страсти; отсюда извращение природы, побуждающее искать в мужеском поле женского и в женском мужского. Между тем пост даже и в том, что позволено законом, внушает умеренность и ограждает добрый порядок брачной жизни. Ты ищешь человека, который должен бы судиться пред царем с кем-нибудь другим и совершенно не находишь. Многих ведь погубил он из тех, которые были несправедливо истреблены. Потому-то всеблагой Бог и не презрел слез и стенаний Своих иереев и святых, умолявших Его за того, — не презрел Он, сказавший чрез пророка Исаию: судите сиру, и оправдите вдовицу, и приидите, и истяжимся (Ис. I, 17, 18). Но и их молитвы услышал, и тому оказал снисхождение за его беззакония, превышающие человека, и Церкви ее собственную красоту и благолепие святых и честных икон возвратил, и нам, им поклоняющимся и лобызающим их, и божественные Его заповеди хранящим, прочный мир и прощение грехов ежедневно дарует. Ему слава и держава и честь и поклонение, во веки веков. Аминь.

________________________

Примечания:
Беседа произнесена за пять дней до праздника Креста, при начале предварявшего этот праздник (пятидневного) поста.

Оставьте комментарий!