google-site-verification: google21d08411ff346180.html Беседа на Вход Господень в Иерусалим. Святитель Иоанн Златоуст | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Беседа на Вход Господень в Иерусалим. Святитель Иоанн Златоуст

Апрель 16th 2011 -

Беседа на Вход Господень в Иерусалим. Святитель Иоанн Златоуст

И раньше часто Иисус Христос ходил во Иерусалим, но никогда — с такой славой. Почему же так? Потому что тогда Сам Он не был столь известен и время страданий Его еще не было столь близко. Он жил, не отличаясь ничем от прочих, и по большей части скрывал Себя: иначе Его явление не было бы столь удивительным, а в иудеях возбудило бы большой гнев. По мере того, как Он показывал уже много раз Свою силу и Крест уже был при дверях, — Он прославлялся более и более, и творил чудеса с большей известностью, и делал все, что могло воспламенить веру их. Конечно, это возможно было и с самого начала, но было бы не нужно и безполезно.

А ты поразмысли со мною, сколько же здесь сотворено чудес и сколько исполнилось пророчеств? Иисус Христос сказал: обрящете осля — и тут же предрек, что никто не будет препятствовать, но лишь услышат — замолчат. То, что Он незнакомых Ему и не видавших Его просит отдать свою собственность, а те не противоречат, служило немалым обвинением против иудеев, которые, быв свидетелями стольких чудес, Им совершенных даже через учеников Его, не верили Ему.

В самом деле, это немаловажно. Что заставило бедных людей, может быть, земледельцев, добровольно отдать свою собственность? Отдать без всяких распросов; или, спросив, замолчать и уступить... Если они ничего не сказали, когда уводили их скот, или, если и сказали что-либо, но, услышав, что Господь его требует, уступили без всякого противоречия, — то и другое равно удивительно. Тем более, что они видели не Его Самого, а только учеников. Этим Иисус Христос дает разуметь, что Он вполне мог воспрепятствовать жестоковыйным иудеям, когда они пришли схватить Его; мог сделать их безгласными, но только не захотел сего. С другой стороны, Он научает и учеников безотказно жертвовать всем, чего бы Он ни потребовал, даже самой душой, ибо, если незнакомые Ему повиновались Его требованию, тем более так должны поступать ученики.

Далее. Иисус Христос исполнил здесь двоякое пророчество: пророчество дел, когда воссел на осля, и пророчество словесное — слова пророка Захарии, который предрек, что Царь будет сидеть на осляти. Воссев же на осля, Он не только исполнил это пророчество, но и прообразовал Своими действиями будущее, то есть дал другое пророчество. Каким же образом? Он предвозвестил этим призвание нечистых язычников — что Он в них почиет, что они придут к Нему и за Ним последуют. Таким образом, пророчество следовало за пророчеством.

Впрочем, Иисус Христос, по моему мнению, не только по этой причине благоволил воссесть на осля, но и для того, чтобы подать нам правило жизни. Ибо Он не только исполнял пророчества и насаждал учение истины, но тем самым исправлял и нашу жизнь, везде поставляя нам за правило удовлетворять только крайним нуждам. Такое исправление нашей жизни Он везде имел в виду. Так, когда благоволил родиться на земле, то не искал ни богато убранного дома, ни матери богатой и знаменитой, но избрал бедную, которая обручена была древоделателю; и родился в вертепе, и положен был в яслях. Избирая учеников, также избрал не ораторов и мудрецов, не богатых и славных, но и между бедными — самых бедных и нимало не знаменитых. Когда поставлял трапезу, то либо предлагал хлеб ячменный, либо к тому времени повелевал ученикам покупать на рынке; вместо ложа употреблял траву; одеяние носил бедное, не отличающееся даже от одеяния людей низкого класса; дома и вовсе не имел; если нужно было переходить с одного места на другое, то ходил пеший, так что иногда и утомлялся: когда садился, не искал ни стула, ни мягкого возглавия, но сидел на голой земле, иногда на горе, иногда при источнике, порою в одиночестве. Разговаривал даже и с самарянкой.

Также полагал меру и для самой печали: когда приходилось плакать, плакал тихо.

Повсюду, как я сказал, поставлял правила и границы, до которых позволительно доходить, но далее которых не должно идти.

Так и теперь Иисус Христос сделал ограничение, показывая, что не на конях, не на мулах надо мчаться даже в славе, но можно довольствоваться и ослом и не простираться далее необходимого.

Притом, повторяю, нельзя не видеть, как сбывается пророчество и словами, и самим делом. Какое же это пророчество? Се, Царь твой грядет тебе... кроток, и всед на подъяремника и жребца юна (Зах. 9, 9). Не на колеснице едет, как обыкновенно другие цари, не требует дани, не наводит Собою страха, не имеет копьеносцев, но — и здесь показывает величайшую кротость. Спроси у иудея: был ли какой-нибудь царь, который бы на осляти въезжал в Иерусалим? Он ни об одном тебе этого не скажет, как только о Нем.

Но Господь, как я выше сказал, Господь делал это в предзнаменование будущего. Здесь осленок означает Церковь и народ новый. Осленок был некогда нечист, но после того, как воссел на нем Иисус Христос, соделался чистым.

Заметь, какая точность в преобразовании! Ученики отвязывают подъяремников: и иудеи и мы призваны в новоблагодатную Церковь через апостолов и введены в нее тоже через апостолов. Наша блаженная и славная участь возбудила ревность в иудеях: и осел идет позади осленка.

Действительно, после того, как Иисус Христос воцарится над язычниками, тогда и иудеи, по своей ревности, придут к Нему. Это и утверждает апостол Павел: яко ослепление от части Израилеви быстъ, дондеже исполнение языков внидет, и тако весь Израиль спасется (Рим. 11, 25-26).

Итак, из сказанного видим, что это было пророчество. Иначе для чего же пророку так подробно говорить о возрасте осла?

Пророчество и то, что апостолы приведут их без труда. И действительно, как никто не препятствовал апостолам, когда они повели животных, так никто не мог остановить их в призвании язычников, когда они уловляли.

Далее. Христос садится не на нагого осленка, но на покрытого одеждой апостолов. Это потому, что апостолы, взяв осленка, и свое все отдают, как говорит Павел: аз же в сладость иждиву и иждивен буду по душах ваших (2 Кор. 12, 15).

Но обрати внимание также и на послушание осленка. Вовсе не обученный и не знавший еще узды, он не помчался быстро, но пошел тихо и спокойно. И это служило предзнаменованием будущего, выражая покорность язычников и скорую их перемену к благоустроенной жизни.

Все это совершилось словом: отрешивши приведший Ми, — и безпорядочное пришло в благоустройство, и нечистое соделалось чистым. Кроме сего будем внимать, чтобы не отделяться от братского сожительства и не жить по своей воле, потому что от сего приключается нам много зла и великие грехи. Что ты делаешь, человек? Братия твои безмолвствуют, а ты пустословишь? Братия твои покоятся, а ты туда и сюда ходишь по неподобающим и душевредным местам. Горе таковым, ибо от них происходят соблазны, от них рождаются великие беззакония. Что бывает с овцею, которая отделяется от стада? Не съедают ли ее звери? Тоже и бывает и с монахом, который отделяется от братства: много он терпит зол и наконец подвергается мучению. Да не будет этого с нами, братия мои; но все наши дела, слова и помышления, как говорит Апостол, благообразно и по чину да бывают, и все с рассуждением, как пред Богом, ведущим наши тайные и явные, дневные и ночные дела тела нашего и помыслы души нашей. Он все знает, и доброе и злое, и ни что не утаивается от Него. Так Он хочет, чтобы мы проводили жизнь нашу со страхом и вниманием, и не служили преткновением и соблазном ни для неверных, ни для верных.

Но об этом довольно; ибо и Четыредесятница с Богом достигла конца. Воздадим же славу Тому, Который сподобил нас совершить ее и укрепил нас в трудах поста. Вот труд прошел, но воздаяние пребывает вечным; тело изнемогло и исхудало, но душа укрепилась и стала мужественною. О, дабы она более и более укрепилась и осветилась, и дух, душа и тело были соблюдены в целости и чистоте во время пришествия Господа нашего Исуса Христа, Которому подобает слава и держава с Отцем и Св. Духом, ныне и присно, и во веки веком. Аминь.

Оставьте комментарий!