google-site-verification: google21d08411ff346180.html Проповедь в среду 30-й седмицы по Пятидесятнице протоиерея Виталия Головатенко | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Проповедь в среду 30-й седмицы по Пятидесятнице протоиерея Виталия Головатенко

Январь 3rd 2012 -

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Христос в ответ на просьбу учеников уточняет очень важную мысль Свою о разводе. До этого Он говорил, что Господь создал одного мужчину и воссоздал одну женщину для него, и когда прилепляется человек к жене своей, то из двоих получается одна плоть. Уже нет двоих, но одна плоть; и да не разлучает человек того, что сочетал Сам Бог. И конечно, при такой постановке вопроса всякая мысль о разводе кажется кощунственной и богопротивной.

В самом деле, если двое по своей свободной воле, по своему свободному выбору сочетаются в Боге, так что уже нет двоих, но есть одно существо, то что же означает развод?

Развод означает разделение, рассечение, раскол, схизму одного нового существа. Могут ли при таком разделении эти два существа остаться прежними, как будто бы и не было этой одной плоти из двоих? Скорее всего, нет. Иначе не предупреждал бы нас Христос: да не разлучает человек того, что сочетал Бог. Таким образом, строго говоря, у одного мужчины может быть только одна женщина в браке. У одной женщины – только один мужчина. Все остальное, что сверх того, то от лукавого. От нашего же лукавого желания. Двоедушного, непрямого, изворотливого. И даже не столько желания, сколько похотения.

Да, непросто это – сохранять союз двоих свободных личностей, непросто это – вырастить одно существо из двоих. Конечно, сочетает Бог. Но, сочетая, Он не отнимает свободу. Именно поэтому возможен развод.

Развод есть разрушение одного существа на двоих, уже не совсем полноценных существ. Они уже увечны от этого разрушения, от этого разделения, разрезания по живому, от этого рассечения по живому, по одной плоти. И всякая попытка создания нового союза, нового существа с кем-то другим, не с той, единственной, или не с тем, единственным, называются у Христа прелюбодеянием, то есть нарушением супружеской союзной верности.

Интересно, что новейшие исследования генетики показывают, что в момент соединения двоих образуется некая общая для них ДНК, которая и закладывается в будущий их плод, их ребенка. Не есть ли это свидетельство того, что в самом деле образуется эта единая плоть на самом глубинном, генном уровне нашего естества.

Многие наблюдают, как становятся похожи друг на друга супруги, прожившие вместе значительное время. Все говорит о том, что это не пустой оборот (?) плоти, и всякое разделение, рассечение этой плоти приводит к необратимым печальным последствиям. Вот почему второбрачные венчаются иначе, чем первобрачные. Вот почему Христос, допуская развод, сохраняя это положение в законе, все-таки против развода. Потому что нет такой проблемы, которую невозможно было бы преодолеть вдвоем в любви. Конечно, всегда возможна измена одной из сторон, и по Христу это есть повод для развода, но не предписание и не единственный выход из ситуации. Всегда есть возможность попросить прощения, помириться, сделать все, чтобы не уничтожать эту одну плоть и не увечить себя и свою половину.

И здесь все зависит только от нас, от нашего желания, от того, а чего же мы, собственно, хотим? А кому мы, собственно, служим? Себе, своему эгоизму, своей похоти, своей плоти или другому, и уже не важно, человеку или Богу? Зачем я здесь? Для себя или для другого? Я пришел сюда повелевать или служить? И в зависимости от того, как мы решаем этот главный вопрос нашего здешнего бытия, выстраивается и наша линия поведения, и наше отношение ко всему, в том числе и к браку, как таинственному союзу двоих.

Таким образом, развод – это все-таки зло. Пусть иногда необходимое, но все-таки зло. И если есть хоть малейшая возможность ценой пусть огромных усилий обеих сторон спасти это существо, состоящее из двоих, но ставшее одной плотью, можно и нужно попытаться до конца сделать все от нас зависящее, чтобы это существо было сохранено. И даже не во имя себя, и даже не во имя детей, а во имя торжества Правды Божией. Аминь.

Оставьте комментарий!