google-site-verification: google21d08411ff346180.html Святой Синезий Киренский (Птолемаидский) | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Святой Синезий Киренский (Птолемаидский)

Июнь 4th 2011 -

Святой Синезий Киренский (Птолемаидский)

Память 23 мая/ 5 июня

Синезий, будущий епископ Птолемаидский, родился между 370 и 375 гг. в городе Кирене (Syn. Ep.4; 50; 94; 101; 103). Судя по всему, Синезий родился в светской христианской се­мье и получил светское же воспитание; своими родителями он не предназначался для церковной карьеры и сам не чувствовал к ней призвания.


В литературе, посвященной исследованию жизни и творчества Синезия, нет единой точки зрения о дате его рождения. Исследователи XIX в. по-разному определяют эту дату. Так, Ф. Краус полагал, что Синезий родился в период между 370 и 370 гг.; Р.Х. Фолькман придерживался промежутка 365–370 гг.; Х. Дрюон останавливался на 370  г. Историки двадцатого столетия А.Х.М. Джонс и Р. Мартиндейл придерживаются промежуточной датировки 365–375 гг. В отечественной историографии установилась дата, принятая К. Лакомбрадом — 370–375 гг.

Город, в котором появился на свет Синезий, к моменту его рождения имел уже тысячелетнюю историю: в IV в. Кирена являлась главным городом области Киренаики на северном побережье Африки, в которую, помимо Кирены, входили еще четыре города. По своему географическому положению Киренаика располагала жителей к выращиванию олив, ведению торговли и мореплаванию. Город Кирена по преданию, изложенному Геродотом в IV книге его «Истории», был основан переселенцами-дорийцами с острова Феры приблизительно в VII в. до н. э.

История Кирены насчитывает череду войн с Египтом и Карфагеном, а около 540 г. до н.э. на ее территории образовалось независимое государство, которое около 460 г. получило демократическое устройство. К середине V в. до н. э. относится расцвет философской школы киренаиков, основателем которой стал философ Аристипп. Кирена была родиной философа Карнеада, поэта Каллимаха, географа Эратосфена.

Семья, к которой принадлежал Синезий, вела свою родословную от Гераклидов через спартанского царя Еврисфена. Впоследствии Синезий очень гордился своим происхождением, восходящим к  глубокой древности, и, видимо, именно с этим обстоятельством связаны его взгляды на ситуацию в Римской империи в конце IV – начале V вв., когда стали видны признаки наступления новой эпохи. Безусловно, и происхождение, и дальнейшее воспитание в традициях язычества, которое еще сохраняло некоторые позиции в позднеримском обществе в качестве религии домашнего очага, определило во многом отношение Синезия к окружающему его миру. Как справедливо отмечает А.  Остроумов, «Синезий был воспитан в фамильном аристократическом язычестве».

Круг его чтения в тот период жизни, когда фор­мируется вкус и стиль, несомненно составляли классические ав­торы, влияние которых в творчестве Синезия транзитивно. Едва ли человек его круга посещал каких-либо учителей: почти навер­няка можно сказать, что его первоначальное образование было домашним. Отмечают выборочный характер его образования; со многими авторами классической эпохи он знакомился по ан­тологиям и комментариям: так, несмотря на очень хорошее зна­ние Гомера и Платона, с Аристотелем он был знаком, скорее все­го, по комментарию Александра Афродисийского. Среди новых авторов Синезий определенно выделял Плутарха Херонейского, Элия Аристида, Флавия Филострата и, конечно же, Диона Хризо­стома.

Есть также основание считать, что в Кирене времен кон­ца IV в. сохранялись очаги научного знания, существовали мест­ные физики и математики, что позволило будущему епископу получить очень неплохое теоретическое и прикладное образова­ние в этих областях, так что впоследствии он смог без предвари­тельной подготовки влиться в школу Гипатии и усвоить там но­вейшие открытия в сфере небесной механики. Позднее Синезий вспоминал это время как счастливое и беззаботное, никоим об­разом не связанное ни с какой рутиной, время открытого пости­жения мира, которое скорее дополняло естественную для челове­ка его круга жизнь, состоявшую из обучения присмотру за хозяй­ством и урожаем, охоты, скачек, стрельбы из лука, а не противо­поставлялась ей и не уводила от нее.

Именно связь с классической греко-римской религией через семейные традиции также легла в основу мировоззрения будущего философа. Синезий получил классическое домашнее образование, главными же его ценностями признавались идеалы классической древности, представление о которой можно было составить по литературным и философским произведениям Гомера, Гесиода, Геродота, Эсхила, Еврипида, Аристотеля и многих других авторов, чьи творения стали классикой уже в античности. Ориентация Синезия в его сочинениях на классические образцы несомненна, кроме того, образы, метафоры, а зачастую и целые цитаты в трудах Синезия принадлежат авторам V–IV  вв. до н. э. Как сообщает сам Синезий в трактате «Дион», его первоначальное образование состояло в чтении и изучении произведений писателей классической древности, причем потом у него развился талант не только к запоминанию прочитанного, но и к самостоятельному творчеству. Хотя имя воспитателя Синезия неизвестно, поэтому невозможно определить степень его влияния на ученика, но Синезий имел доступ к обширной библиотеке отца. Таким образом, место рождения Синезия, семья и образование заложили в нем основу для стремления к продолжению образования.

Поскольку в Кирене не нашлось достаточно образованных наставников, то Синезий отправился в Александрию для обучения философии. Вероятно, Синезий прибыл в Александрию после 391 г. Александрия, основанная в 332 г. до н.э. Александром Великим, в IV в. представляла собой научный и культурный центр всей Римской империи, где располагались философская школа и знаменитая библиотека. Философской школой неоплатоников руководила Ипатия, дочь математика и философа Феона. Несомненно, обучение под ее руководством повлияло на становление философского мировоззрения Синезия: вплоть до своего обращения к христианству в начале V в. он являлся ярким представителем школы неоплатоников. По словам Дж. Брегмана, Синезий соединил в себе всю античную культуру от ее истоков до ее заката, и в этом случае он представляет собой исключительное явление.

Исходя из такого понимания личности Синезия, вполне оправданным выглядит его обращение к философии неоплатонизма как завершающего течения в античной философии. Знакомство с Ипатией оказало внимание на последующую жизнь Синения — до своей смерти он переписывался с ней.

(Ипатия была убита двумя годами позже смерти Сине­зия, в 415 г.), и судя по тому, что на заре их знакомства Синезий, руководствуясь ее математическими разработками, конструиру­ет планисферу, а в одном из писем просит прислать ему гидро­скоп, — можно с уверенностью сказать, что деятельность алек­сандрийского ученого кружка в тот момент была не в послед­нюю очередь посвящена решению практических вопросов на­уки. Впрочем, физика и метафизика в тот век были близки, так же как астрономия и астрология, химия и алхимия, так что вто­рой момент, на который здесь нужно обратить внимание, состоит в том, что александрийский неоплатонизм того времени полно­стью отверг путь Ямвлиха и сначала Пергамской, а затем Афин­ской школ, т. е. не признал теургии в качестве метода богопоз­нания, продолжая традицию римского неоплатонизма Плотина и Порфирия. Это тем более важно, что александрийцы принимали троическое построение Порфирия, который трактовал богослов­ские построения своего учителя не-субординационистским спо­собом, признавая равночестность трех божественных ипостасей, что делало его троический концепт прообразом оформившего­ся четверть века спустя после его смерти никейского троического богословия, что, в свою очередь, делало возможным единомыс­лие в рамках этой доктрины между язычниками и христианами. Вполне понятно, что в эпоху, когда хранение сочинений Порфи­рия было уголовным преступлением, лекции, посвященные уче­нию о Первоначале, могли читаться в Александрийской школе только при закрытых дверях, и нет никаких сомнений в том, что Синезий принадлежал к тем, кто, когда эти двери закрывались, оказывался внутри.

Впечатления от общения с Ипатией он передает, например, в письме 136: «Гомер, чтобы восхвалить Улисса, говорит, что он многому научился во время его долгого путешествия, многих людей города посетил и изучил их нравы; но то были не граждане, а лестригоны и циклопы. Каким же образом возможно воспеть наше путешествие, которое дало нам возможность убедиться в том, что молва казалась нам невероятной?

Ибо мы сами были очевидцами и слушателями истинного руководителя священных таинств философии». (Ep. 136). Вероятно, обучение Синезия не ограничивалось рамками философии, и  он изучал также математику и астрономию.

После завершения образования в Александрии Синезий совершил путешествие в  Афины, однако, точное время поездки неизвестно. Письмо 136 Синезий написал из Афин, но уже после поездки в Александрию. (Ep. 136).

Причины, побудившие совершить эту поездку, приводятся Синезием в его письме брату (Ep. 54). В нем речь идет о снах, которые предвещают несчастья Синезию, если он не совершит поездку в Афины. (Ep. 54), но можно предположить, что не только такая неясная причина побудила Синезия отправиться в  путь.

Несмотря на упадок философских школ в IV в., Афины оставались городом со славной историей и местом развития философской мысли V–IV вв. до н. э., и можно предположить, что для Синезия, тяготевшего в своем творчестве к классическим образцам, было необходимо побывать в этом городе. Однако в письме 135 Синезий выражает явное разочарование Афинами. «Афины, которые были некогда государством — жилищем мудрых, ныне славятся только приготовлением меда». (Ep. 135).

Pages: 1 2 3 4

Комментарии закрыты.