google-site-verification: google21d08411ff346180.html Святой Синезий Киренский (Птолемаидский) | Алчевск Православный

Святой Синезий Киренский (Птолемаидский)

Июнь 4th 2011 -

В 410 г. умирает митрополит Птолемаидский, и Синезий еди­нодушно избирается жителями Киренаики на его место (Синезий именно выбранный, не назначенный епископ). Синезий сначала растерялся, затем стал отказываться, ставя на вид, что он не со­бирается отказываться от супружеской жизни, а кроме того, в во­просах о рождении души, конца света и воскресения не придер­живается мнений, которые обычно излагают в церкви, впрочем, он не считает необходимым излагать свои убеждения в форме про­поведи и готов в общественной деятельности придерживаться об­щих мест. Учитывая обстоятельства времени, такие условия впол­не устраивали всемогущего Феофила, и если мы не уверены в том, как сложилась далее семейная жизнь Синезия, то доподлинно зна­ем, что ни на какие сделки в убеждениях ему идти не пришлось, и в 411 г. он является уже митрополитом Птолемаиды. В этом же году умирает его старший сын Гезихий, а авксориане вторгаются орда­ми большими, чем когда-либо прежде, в Ливию. Командующий во­йсками — Иннокентий — оказывается неспособен организовать оборону. Осажденный в Птолемаиде Синезий просит помощи сна­чала у александрийского патриарха; не получив ответа, он пользу­ется каким-то знакомым, чтобы передать весть о бедственном по­ложении Ливии тогдашнему префекту претория Анфимию, знако­мому ему по кружку Троила. Во время осады умирает второй сын Синезия. Сразу же после осады Синезий предпринимает пастыр­скую поездку по отдаленным частям провинции, приводя в поря­док церковные дела после разорения. В Птолемаиде его ждет кон­фликт с губернатором Андроником — плебеем, купившим в обход закона свою должность, единственной целью управления которо­го было немедленное личное обогащение. Синезий обращается за помощью в Константинополь к Анастасию и Троилу; первый от­казывает, второй медлит. Тогда Синезий — впервые, насколько я знаю, в истории Церкви — отлучает от нее столь высокопостав­ленного чиновника не из-за вероучительных разногласий, но из-за нравственных несовершенств. В конце концов, оставленный все­ми Андроник лишается должности, и тот же Синезий просит Фе­офила пожалеть его.

В 412 г. епископ лишается последнего из сыновей; его го­рячо любимый брат Евоптий в связи с какими-то церковно­административными неурядицами отправляется в изгнание, а духовный отец — Феофил Александрийский — умирает. Глубо­ко страдая, Синезий диктует свои последние письма Гипатии и друзьям, умоляя их о поддержке. Это последнее, что нам извест­но о его жизни.

О Синезий издавна ходило и ходит много самых разных ле­генд: одни считают его гуманистом, другие — языческим мисти­ком, третьи — мечтателем, четвертые — идеологом умирающе­го рабовладения, пятые — нетерпимым епископом... каждая эпо­ха создает свои мифы. В качестве заключения мы позволим себе привести здесь древнейшую из известных нам легенд о Сине­зий: это рассказ сто девяносто пятый из «Луга Духовного» Иоан­на Мосха:

Евагрий философ, обращенный к вере епископом Синезием

Когда мы были в Александрии, пришел туда из Пентаполя Леонтий, апамейский урожденец, муж христолюбивый и благо­честивый. В Кирене он прожил уже много лет. А в Александрию он пришел во времена св. папы Евлогия, патриарха Алексан­дрийского, в зависимости от которого находилась и кафедра Ки­ренская. Во время нашей беседы он рассказал: «При блаженном папе александрийском Феофиле в Кирене был епископ Синезий философ. Прибыв в Кирену, он встретил там одного философа, по имени Евагрия, своего школьного товарища и искреннего друга. Но Евагрий как был, так и остался язычником и предан был идолопоклонству. Епископ Синезий желал и старался от­вратить его от идолослужения, мало того — он поставил себе это целью и главной заботой — ради той любви, какую издавна питал к нему. Однако язычник не только не соглашался, — даже вовсе не желал и слушать его убеждений. Несмотря на это, епи­скоп, побуждаемый любовию к нему, не падал духом и не пере­ставал ежедневно наставлять, склонять и убеждать, чтобы Ева­грий, уверовав во Христа, воспринял Его учение. Однажды фи­лософ даже прямо сказал епископу: «Вот что, господин епископ! из всего, чему учите вы, христиане, более всего возмущает меня то, что настанет конец этому миру, и по кончине мира все, от века жившие, люди возстанут в этой плоти, и эта плоть будет нетленною и безсмертною, что затем настанет вечная жизнь, и каждый получит воздаяние, что оказывающий милостыню ни­щим дает взаймы Богу, и расточающий имущество на бедных и нищих собирает себе сокровище на небе, что вместе с вечной жизнью Христос сторицею воздаст ему в грядущем веке — все это, кажется мне, обман, насмешка, басня и пустые слова...» С своей стороны епископ Синезий утверждал, что все учение хри­стиан истинно, что в нем нет ничего ложного или чуждого исти­не, и старался подтвердить истину своих слов многими доказа­тельствами. Долго епископ добивался своей цели, пока наконец не обратил философа в христианство и затем крестил с детьми и всеми домочадцами. Спустя немного времени Евагрий вручил епископу три динария золотом в пользу бедных и при этом ска­зал: «Прими от меня три динария, раздай бедным и дай мне удо­стоверительную грамоту, что Христос воздаст мне за это в буду­щей жизни». Взяв золото, епископ охотно дал ему грамоту, ка­кую тот желал. Прожив несколько лет после крещения, Евагрий подвергся тяжкой болезни и почувствовал приближение смер­ти. Пред самой кончиной он говорил своим детям: «Когда буде­те хоронить меня, вложите вот эту грамоту в мои руки и с ней похороните меня». После его смерти дети исполнили его запо­ведь и зарыли его в могилу вместе с документом. На третий день после погребения он является ночью в сновидении епископу Синезию и говорит: «Пойди и в гробу, где я лежу, возьми свою грамоту. Я получил, что следует. Вполне удовлетворенный, я не имею более никакой претензии на тебя и в удостоверение тебя в этом я расписался на твоей грамоте». Епископ не знал, что фи­лософ был погребен с его грамотой. Призвав в то же утро сы­новей философа, епископ сказал им: «Что вы положили в гроб вместе с философом?» «Ничего, владыко, кроме обычных по­гребальных одежд» — они предположили, что епископ спраши­вает о деньгах. «Как!? — сказал епископ, — разве не положили вы с ним грамоты?». Тут они вспомнили — они никак не могли представить себе, что дело идет о грамоте — и отвечали: «Точно так, владыко. Умирая, отец дал нам какую-то грамоту и сказал: «При погребении вложите мне в руки грамоту, так чтобы никто об этом не знал»». Тогда епископ рассказал им свой сон, который видел в ту ночь. Потом, взяв детей, духовенство, знатных жи­телей города и некоторых из простых граждан, пришел к моги­ле философа. Могилу разрыли, раскрыли гроб: философ лежал и держал в руках грамоту. Взяв грамоту из рук умершего, они развернули ее и нашли только что сделанную собственноруч­ную подпись философа... Вот что было написано: «Я, Евагрий философ, тебе, святейшему епископу господину Синезию, же­лаю радоваться. Я получил по твоей росписке, вполне удовлет­ворен и не имею никакой претензии на тебя из-за того золота, которое я дал тебе, а чрез тебя Христу Богу и Спасителю наше­му». Все присутствовавшие были поражены этим и долго взы­вали: «Господи, помилуй!» Все прославляли Господа, творящего чудеса и подающего вечное воздаяние рабам Своим. Тот же го­сподин Леонтий утверждал вместе с тем и то, что грамота с соб­ственноручной подписью философа сохраняется доныне и на­ходится в сокровищнице церкви Киренской. Всякий вновь всту­пающий в свою должность ризничий, вместе со священными со­судами, принимает и эту грамоту и бережно хранит ее. Сдавая другому, вместе с сосудами передает и грамоту в полной непо­врежденности».

Синезий пробыл епископом только несколько лет, налаживая монашескую жизнь в своей епархии. В письме 126 он упоминает о своем намерении основать монастырь, однако, сделать это он уже не успел. Синезий умер между 413 и 415 гг., пережив смерть всех детей.

Жизненный путь епископа Синезия представляет собой образец трансформации выдающегося представителя позднеантичной культуры в христианина, готового принести полученные знания на пользу и благо христианской Церкви. Синезий не противопоставил языческую образованность и христианские ценности, а, наоборот, соединил в себе античное миропонимание ихристианский взгляд на  мир. Итогом этого соединения стали его произведения — гимны и трактаты, в которых он выразил свое понимание реалий IV–V вв. как представитель позднеантичной интеллектуальной элиты и епископ христианской Церкви.

Примечания:

1. Хотя уже на Никейском соборе 325 г. присутствует готский епи­скоп Феофил; но он окормлял определенно крымских готов (они обитали тогда от Дуная до Дона) и был рукоположен кем-то из гре­ческих провинциальных иерархов.

Pages: 1 2 3 4

Комментарии закрыты.