google-site-verification: google21d08411ff346180.html Священномученик Василий (Зеленцов), епископ Прилукский, викарий Полтавской епархии | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Священномученик Василий (Зеленцов), епископ Прилукский, викарий Полтавской епархии

Февраль 6th 2013 -

По окончании работы Собора Василий Иванович в 1918 году был послан миссионером в Полтавскую епархию. В 1919 году архиепископ Полтавский Феофан (Быстров) рукоположил его во священника к Троицкой церкви Полтавы. В Полтаве отец Василий активно занялся миссионерской деятельностью и как миссионер часто проповедовал в храмах города.
Началась гражданская война, и в июле 1919 года город заняли войска генерала Деникина. Отец Василий стал выступать с проповедями в поддержку деникинского движения в Троицкой церкви и, по благословению архиепископа, в городском соборе. После совершения молебнов на городских площадях он призывал жителей Полтавы поддержать белое движение. Когда деникинская армия стала уходить из города, а вместе с нею и часть духовенства, отец Василий решил остаться, но обратился к Полтавскому губернатору с просьбой, чтобы для эвакуирующегося духовенства был предоставлен отдельный вагон, каковая просьба и была исполнена. Ушедший с белыми настоятель храма кадетского корпуса протоиерей Сергий Четвериков отдал часть церковного имущества отцу Василию и написал, кому его следует передать. Впоследствии отец Василий исполнил это поручение, и при передаче ценностей ему была дана соответствующая расписка, которая была изъята у него при обыске во время кампании по изъятию церковных ценностей в 1922 году и явилась как бы «доказательством» его вины.

Отец Василий в Полтаве занимался широкой миссионерской деятельностью, пешком обходя окраины города для просвещения сектантов, баптистов, католиков и евреев. Одновременно с этим он занимался щедрой благотворительностью; высоко ставя призыв Христа к милосердию, он помог многим неимущим. Знавшие отца Василия рассказывали о нем: «Он так нежно и кротко по-христиански умел подойти к страдающему человеку, так по-матерински обласкать унывающую и страждущую душу, что невольно покорял заблуждающихся, которые говорили: “вот это действительно христианин”».
Кроме помощи бедным, отец Василий содержал на своем иждивении четырех сирот, детей умершего брата.
Для деятельного противодействия государственному безбожию отец Василий организовал при Троицкой церкви Покровское Христианское общество молодежи. Священник стал широко известен в Полтаве и ее окрестностях мужественными, исполненными глубокой веры проповедями и вдохновенным богослужением, причем он привлекал к участию в церковном богослужении всех молящихся. Со временем многие прихожане изучили церковное богослужение настолько, что могли свободно участвовать в нем. Воскресными вечерами в Троицком храме устраивались духовные беседы с чтением акафиста, когда пел весь народ.

Во время изъятия в 1922 году церковных ценностей из храмов под предлогом помощи голодающим отец Василий выступил против ограбления властями церквей. Он обратился к прихожанам своего и других храмов с призывом жертвовать хлеб для голодающих, а к властям — с просьбой сообщить, сколько нужно хлеба. «Мы дадим вам вдвое и втрое больше, но не трогайте наших храмов», — говорил он, обращаясь к представителям власти. Призывая в своих проповедях к оказанию помощи голодающим, он выступал противником передачи безбожникам богослужебных предметов, будучи уверен, что они до голодающих не дойдут.

Власти не приняли предложение священника о замене богослужебных предметов пожертвованиями, и началось массовое ограбление храмов. В это время к отцу Василию попала телеграмма начальника Полтавского ГПУ Линде, отправленная вышестоящему начальству в Харьков, в которой тот отчитывался о ходе кампании по изъятию ценностей на 29 апреля 1922 года и, в частности, сообщал о намерении ГПУ приступить к арестам духовенства. Ознакомившись с телеграммой, отец Василий немедленно сообщил о ее содержании духовенству.

30 мая 1922 года отец Василий был арестован и заключен в тюрьму в Полтаве. Первое время он находился в общей камере и все продукты, которые ему передавали, раздавал заключенным. Нравственное влияние священника на остальных узников оказалось столь велико, что в конце концов отец Василий был переведен в одиночку. Дети-сироты, которых он воспитывал, узнав, куда выходит окно камеры, стали часто приходить на площадь напротив тюрьмы и, делая вид, что играют, получали через зарешеченное окно благословение священника.

Судебный процесс над отцом Василием был устроен как публичный и показательный и проходил в здании Полтавского музыкального училища с 9 по 12 августа 1922 года. Весь город желал присутствовать на процессе. Чтобы попасть в зал, надо было прийти задолго до начала заседания и занять место. Большой зал был битком набит людьми, сотни людей собрались перед зданием на площади. Посредине высокой эстрады был поставлен большой стол, за которым расположились судьи, слева от них за отдельным столом разместился прокурор, справа в стороне был поставлен маленький столик для отца Василия; рядом был небольшой столик защитника, за которым сидел известный в городе и уважаемый всеми юрист. На столике священника были разложены бумаги и лежало Евангелие, которое отец Василий читал во время перерыва.

Государственным обвинителем был сын священника из Западной Украины Бендеровский, имевший высшее юридическое образование; во все время процесса он проклинал, ругался, грозился и требовал самого жесткого приговора для обвиняемого. В качестве свидетеля выступил начальник Полтавского ГПУ латыш Линде; характеризуя свое отношение к отцу Василию, он зло произнес: «Как служителя культа и как врага советской власти я вас с удовольствием расстрелял бы, но признаюсь, что я уважаю вас как человека убежденного и стойкого...»

Начиная свое последнее слово, отец Василий осенил себя крестным знамением и сказал приблизительно следующее: «Много за эти дни говорили против меня, со многим я не согласен, и многие обвинения я мог бы опровергнуть. Я приготовил большую речь по пунктам, но я сейчас скажу немного. Я уже заявлял вам и еще раз заявляю, что я лоялен к советской власти как таковой, ибо она, как и все, послана нам свыше... Но где дело касается веры Христовой, касается храмов Божиих и человеческих душ, там я боролся, борюсь и буду бороться до последнего моего вздоха с представителями этой власти; позорно, грешно было бы мне, воину Христову, носящему этот святой крест на груди, защищать лично себя, в то время как враги ополчились и объявили войну Самому Христу. Я понимаю, что вы делаете мне идейный вызов, и я его принимаю...»

В это время в зале поднялся шум и послышались возгласы: «Поп агитацией занимается... поп зазнается, чего с ним возиться — пулю ему».

Председатель суда сделал попытку прервать речь подсудимого, но отец Василий перебил его и сказал: «Дайте мне докончить, это мое право, — и, обращаясь к судьям, закончил: — Я принимаю ваш вызов, и какое бы наказание вы ни вынесли мне, я должен его перенести твердо, без страха, даже смерть готов принять, ибо нет награды выше, чем награда на небесах».

Завершив последнее слово, отец Василий поклонился залу, и суд удалился на совещание, а священник углубился в чтение книги.

12 августа 1922 года отцу Василию был зачитан приговор, его обвинили в содействии деникинцам, выразившемся в том, что он «призывал население к активной борьбе с варварами-большевиками, как гонителями, по его, Зеленцова, выражению, Евангелия и Православной Церкви, предлагая населению поддерживать кто чем может Добровольческую армию», в разглашении телеграммы ОГПУ, имевшей, по мнению суда, «характер государственной тайны», в сокрытии церковных ценностей храма кадетского корпуса. «Для полноты характеристики личности священника Зеленцова, — читал обвинитель приговор, — необходимо указать, что Зеленцов с высшим образованием, хорошо разбирается в происходящих исторических событиях, дает себе полный отчет в своей деятельности... Вся деятельность Зеленцова, на протяжении четырех лет направленная к борьбе с советской властью, а равно и заявление гражданина Зеленцова, что своих убеждений он не меняет, заставляет революционный трибунал рассматривать гражданина Зеленцова как определенного, нераскаявшегося контрреволюционера и врага трудящихся масс, а посему революционный трибунал, руководствуясь интересами республики и революционной совестью, приговорил: гражданина Зеленцова Василия Ивановича — расстрелять».

При последних словах приговора в зале поднялся шум и раздались крики: «Убийцы проклятые!» — «Будьте вы прокляты!» — «Батюшка, дорогой, спаси вас Христос!» — «Отец Василий, благословите нас!»

Священник, услышав последнее слово — «расстрелять», широко перекрестился и, благословляя присутствовавших, стал с улыбкой успокаивать их: «Господь с вами, успокойтесь, все в Божьей воле, смотрите, ведь я спокоен, идите с миром по домам».

Pages: 1 2 3 4 5

Комментарии закрыты.