google-site-verification: google21d08411ff346180.html Священномученик Василий (Зеленцов), епископ Прилукский, викарий Полтавской епархии | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Священномученик Василий (Зеленцов), епископ Прилукский, викарий Полтавской епархии

Февраль 6th 2013 -

Храмы, где служил владыка, были всегда полны народа, который стремился побывать на совершаемых им богослужениях, чтобы помолиться вместе с ним и услышать его проповедь. Проповеди его привлекали не ораторским даром слова, не красноречием — он ими не обладал, — а своей верой, бесстрашием, искренностью, в его словах слышалась твердая готовность умереть за Христа. Владыку всегда окружала группа молодежи, которая провожала его из храма домой. Со всеми епископ был ласков, приветлив, всех знал по именам, как свою родную и близкую сердцу семью.

Кроме служения в епархии, епископ принимал активное участие в решении всех, тогда весьма неожиданно возникавших, церковных вопросов, своим происхождением иногда почти целиком обязанных государственной власти. Осенью 1925 года выяснилось, что представитель советской власти, уполномоченный по церковным делам Украины, Карин ставит основной целью своей деятельности отделение Украинской Православной Церкви от Патриаршей.

Обменявшись мнениями с архиереями соседних областей, епископ Василий обратился к Карину с ходатайством о разрешении созыва Собора епископов Украины, на котором был бы поставлен вопрос об отделении Украинской Православной Церкви от Патриаршей на правах автокефалии, но чтобы непременным условием созыва такого Собора было благословение Местоблюстителя Патриаршего престола митрополита Петра (Полянского)2, а иначе Собор окажется не православным, а раскольничьим и его решения не будут приняты Православной Церковью. Карин ответил, что Собор может быть разрешен только в том случае, если на созыв его не будет благословения митрополита Петра. Владыка на это заметил, а что если Собор в свои постановления внесет пункты, осуждающие политическую деятельность церковных деятелей за рубежом, а также осуждающие их сторонников внутри России, будет ли тогда разрешен Собор с испрошением благословения на его созыв митрополита Петра. Карин ответил, что и тогда Собор будет разрешен только в том случае, если он соберется без благословения митрополита Петра.

После того, как в декабре 1925 года власти арестовали Патриаршего Местоблюстителя митрополита Петра, был создан при поддержке советской власти ВВЦС. Епископ Василий выехал в Москву для выяснений обстоятельств происшедшего. Он дважды беседовал с членом ВВЦС епископом Можайским Борисом (Рукиным)3, а также имел продолжительные беседы на квартире епископа Бориса с епископами Вассианом (Пятницким)4 и Иннокентием (Бусыгиным). Епископ Василий присутствовал также при переговорах председателя ВВЦС архиепископа Екатеринбургского Григория (Яцковского)5 с экзархом Украины митрополитом Михаилом (Ермаковым)6. В результате этих встреч епископ Василий составил себе довольно ясное представление о происходящем. ВВЦС мог бы стать каноническим учреждением при условии, если бы его возглавил митрополит Нижегородский Сергий (Страгородский)7, но это было невозможно по ряду обстоятельств: начальник 6-го отделения секретного отдела ОГПУ Тучков8 поставил перед ВВЦС условие, что Русская Православная Церковь должна отказаться от патриаршего управления, а кроме того, в составе ВВЦС оказались лица, заботящиеся удовлетворить своему честолюбию и личным целям; «движимые этими личными целями, они решительно и устойчиво стали на неканонический путь, самозвано объявив себя высшим правительством Церкви». Оставалось только призвать епископов, входящих в состав ВВЦС, к покаянию и парализовать тот вред, который ВВЦС приносил Церкви. Съездив к митрополиту Сергию в Нижний Новгород, епископ Василий высказал ему свое суждение о новообразованной церковной организации и 1 марта 1926 года направил письмо архиепископу Григорию (Яцковскому) с требованием прекратить раскольническую деятельность.

В апреле 1926 года возникла новая смута — митрополит Ярославский Агафангел (Преображенский)9 объявил, что вступает в права Местоблюстителя, хотя и не имел на это канонических прав. Епископ Василий поддержал заместителя Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия и 6 мая 1926 года направил митрополиту Агафангелу письмо с просьбой отказаться от неканонических действий.

27 августа 1926 года власти вызвали епископа Василия в Харьков, и здесь, вдалеке от своей паствы, он был арестован и отправлен в Бутырскую тюрьму в Москву.

Объясняя свою позицию по отношению к советской власти, епископ Василий писал: «...Если советская власть не будет ни намеренно, ни ненамеренно требовать от Православной Церкви ее самоубийства и саморазрушения (то есть отказа от устоев Православия), я считаю вполне возможными нормальные отношения между Православной Церковью и советской властью. К сожалению, если советская власть находит основания обвинять часть православных в прошлом или настоящем в нелояльном отношении к ней, то, с другой стороны, и Православная Церковь получает от советской власти... удары по своим устоям. Нормальные отношения еще впереди».

30 августа 1926 года сотрудники Полтавского ОГПУ составили обвинительное заключение, так охарактеризовав епископа: «Желая создать себе авторитет и, кроме того, усилить тихоновщину как таковую, гражданин Зеленцов созывает нелегальный диспут с булдовцами, во время которого старается доказать, что единственная правая церковь это тихоновская...

Почувствовав под собой твердую почву в лице своего авторитета среди верующих, Зеленцов переходит к будированию всей массы, подстрекая последнюю активно выступить и потребовать тихоновскому течению привилегий.

Поводом к такому выступлению послужила периодическая проверка имущества церквей всех религиозных течений и культов, когда Зеленцов, распространив среди верующих слух о том, что проверка ведет к передаче церквей другой религиозной группировке, потребовал от последних, чтобы они собрались и своим массовым выступлением заставили власть отказаться от политики передачи какой-либо тихоновской церкви в использование другой религиозной группировке.

В дальнейшем Зеленцов настраивал массы перейти от защиты в наступление, и в результате такой работы толпа тихоновцев в конце мая месяца несколько раз подходила к собору, находящемуся в пользовании Синодальной группы, с целью захвата силой собора в свои руки, но присутствие в соборе большого количества молящихся обновленцев во время архиерейской службы не дало возможность осуществить план тихоновцев. Одновременно с этим Зеленцов, помимо синодальной группировки, возбуждает массу против всех легальных церковных группировок, указывая на то, что эти группировки тесно связаны с властью и проводят работу по указаниям власти».

24 сентября 1926 года Особое Совещание при Коллегии ОГПУ приговорило епископа Василия к трем годам заключения в концентрационном лагере, обвинив его в «дискредитации советской власти», и он был отправлен на Соловки.

16 (29) июля 1927 года вышла декларация митрополита Сергия; ознакомившись с ней, епископ Василий выразил свое несогласие с ее содержанием и направил митрополиту сначала письмо, а затем и целое послание под названием «Необходимые канонические поправки к Посланию Заместителя Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия и Временного при нем Патриаршего Священного Синода от 16 (29) июля 1927 г.», в котором выражал главную свою идею о независимости Церкви от государства: «Каноническая законность Всероссийского Православного Поместного Общецерковного Собора 1917/18 годов признана всеми Православными Церквами и не встречает возражения даже со стороны отщепенцев от Всероссийской Православной Церкви, отколовшихся от нее в революционное время.

Постановление этого Собора от 2 (15) августа 1918 года содержит в себе отказ Всероссийской Православной Церкви вести впредь церковную политику в нашей стране и, оставив политику частным занятием членов Церкви, дало каждому члену нашей Церкви свободу уклоняться от политической деятельности в том направлении, какое подсказывает ему его православная совесть; причем никто не имеет права принуждать церковными мерами (прямо или косвенно) другого члена Церкви примыкать к чьей-либо политике…

Поэтому… ни Всероссийский Патриарх, ни его заместители и местоблюстители и вообще никто во Всероссийской Православной Церкви не имеет канонического права назвать свою или чужую политику церковной, то есть политикой Всероссийской Церкви как религиозного учреждения, а должны называть свою политику только своей личной или групповой политикой.

Никто во Всероссийской Православной Церкви не может принуждать (прямо или косвенно) церковными мерами другого члена Церкви примыкать к чьей-либо политике, хотя бы и патриаршей.

Политика же митрополита Сергия и его Синода, как и политика почившего Патриарха Тихона, как и политика Карловацкого собора, суть только их личные, групповые политики, а не церковные политики и ни для кого не обязательны, и никто не имеет права канонического принуждать церковными мерами кого-либо примыкать к какой-либо из этих политик.

Стараниям митрополита Сергия и его Священного Синода добиться от гонящих Всероссийскую Православную Церковь большевиков мирного отношения к ней Церковь не может не сочувствовать, ибо христианам заповедано от Бога: “если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми” (Рим. 12,18).

Pages: 1 2 3 4 5

Комментарии закрыты.