google-site-verification: google21d08411ff346180.html Нужна ли церковным людям помощь психолога? | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Нужна ли церковным людям помощь психолога?

Декабрь 23rd 2015 -

Детская исповед

Беседа с протоиереем Давидом Цицкишвили

Клирик тбилисского храма великомученика Георгия в Клдисубани протоиерей Давид Цицкишвили – доктор психологии, преподаватель Тбилисской духовной семинарии и академии. Наша беседа с ним о психологии и вере, о том, нужна ли церковным людям помощь психологов; о психическом нездоровье современного общества, психологических аспектах таких его явлений, как гомосексуализм, суррогатное материнство, подростковый суицид и агрессивность; о том, что делать родителям, чтобы дети выросли духовно и душевно здоровыми людьми.


– Отец Давид, расскажите, прежде всего, немного о себе.

– Я родился в Тбилиси. После школы поступил в вуз. В 1986 году окончил факультет философии и психологии Тбилисского государственного университета по специальности «Психология».

Мой отец был врачом и очень хотел, чтобы я пошел по его стопам. Но меня не интересовала медицина, я был увлечен психологией. Надо сказать, что тогда психология не считалась престижной профессией, потому что не давала возможности быть обеспеченным материально, сделать карьеру и т.д. Поэтому на нашем факультете учились в основном одни девушки. Но я не стал отказываться от своих убеждений и решил непременно изучать психологию. Тогда я, конечно же, совсем не думал, что буду священником. Но прошли годы, и оказалось, что психология мне более всего пригодилась – именно как священнику. Теперь я понимаю, что мое настойчивое желание стать психологом мне было подсказано свыше, это был глас Господа. И сейчас я очень рад, что в свое время повиновался Ему и предпринял этот шаг в своей жизни.

Молодые люди ради прибыльной и престижной профессии предают себя, отказываясь от той миссии на земле, исполнять которую им повелевает Господь.

Хочу сделать небольшое отступление и заметить, что многие молодые люди предают самих себя, свои интересы из меркантильных соображений, ради прибыльной и престижной профессии и обучаются, например, бизнесу, юриспруденции, экономике и т.д. не потому, что это действительно их призвание, а потому, что это сейчас наиболее выгодно. Они ориентируются на создание материального благополучия и тем самим предают себя и отказываются от той миссии на земле, исполнять которую им повелевает Господь.

– А как вы пришли к вере?

– Я был крещен в 14 лет. Это было желание моих родителей и я, конечно, тоже этого хотел, однако нельзя сказать, что я тогда хорошо осознавал, что это значит. Но после моих крестин со мной произошло чудо: я вдруг первый раз в своей жизни осознал, что Бог существует. Мы были на экскурсии от школы, посетили древний монастырь Шуамта, и там я духовно прозрел, проникся верой в Бога. С тех пор я начал постепенно приближаться к Господу.

– Может быть, этот интерес к религии способствовал выбору профессии психолога?

– Я думаю, что нет. Потому что многие люди интересуются религией, но не все становятся психологами. Хотя возможно, что это настроение поддержало мой выбор. Однако я всё же полагаю, что это была воля Господа, которую я принял.

Знание психологии мне очень помогло в духовной жизни.

Помочь людям гораздо сложнее, чем представляют себе психологи! А большинство психологов и сами нуждаются в психологической помощи.

Когда я обучался на последних курсах ТГУ, у меня появилось желание помочь людям, которые нуждались в психологической помощи. И вот при первых попытках я понял, что это совсем не легкое дело, это гораздо сложнее, чем представляют себе психологи! Я осознавал, что мне в этом деле должна помочь великая Божественная сила, и с этим я пришел в храм. Более того, я понял, что большинство психологов сами нуждаются в психологической помощи. Именно ощущение своей собственной слабости, ничтожества обусловили то, что я пришел к Господу.

– А как вы стали священником?

– Думаю, что священнослужителем я стал молитвами своих великих предков. В нашем роду было много духовных лиц, и среди них – Католикос-Патриарх всея Грузии, Святейший и Блаженнейший Христофор III (Цицкишвили; 1927–1932). Возможно, именно его молитва помогла мне сделать такой выбор в жизни. Но прежде, чем я на это решился, очень много думал. После вуза я окончил аспирантуру и мог выбрать научное поприще, также мог заняться психотерапией и пр. Однако меня не покидало ощущение, что всё это не мое, не то, что мне нужно на самом деле. В конце концов я убедился, что моему духовному настроению более всего подходит стезя священнослужителя. Но этот процесс несколько затянулся… Я был рукоположен в 2010 году; много лет провел в поисках и ожидании. Теперь я очень доволен своим выбором и полагаю, что тот долгий путь я обязательно должен был пройти, прежде чем стать священником. За этот период я научился молитве, посту, преумножил опыт, ознакомился с духовной литературой. Это время дало мне ту базу, опираясь на которую я сейчас пытаюсь помочь людям. Думаю, что, если бы я несколько ранее стал священником, не смог бы этого делать.

В моей жизни ничего не случалось без упорного труда. Я всего добился, проходя через многие испытания. Думаю, что этот труд особенно важен и обязателен для тех, кто выбирает духовную стезю. Ведь чтобы, например, получить медицинский диплом, необходимо много учиться. И если столько учебы требуется для того, чтобы научиться лечению телесных болезней, сколько же нужно учиться нам, духовникам, которым предстоит иметь дело с недугами души человеческой!

Великую честь вхождения в алтарь нужно заслужить упорным трудом. На этом пути Господь учит нас терпению и молитве.

Мое воцерковление произошло в 1992 году, я стал посещать тбилисский Свято-Николаевский храм. Я был обычным прихожанином – не стал ни алтарником, ни чтецом в храме. Хочу заметить, что мне решительно не нравится, когда нововоцерковленные очень быстро становятся алтарниками. Иногда стоит ребенку появиться в храме, как на него тут же надевают стихарь и вводят в алтарь. Полагаю, что это неправильно, потому что человек, не укрепленный в вере, может пренебрежительно относиться к святыне, и вход в алтарь для него очень быстро может сделаться обычным явлением! Церковный путь не является простым. В духовной жизни всё достигается постепенно, шаг за шагом, и великую честь вхождения в алтарь нужно заслужить упорным трудом. На этом пути Господь учит нас терпению, молитве. Создатель Сам ведает, когда и что нам подать. Есть грузинская поговорка: «Хлебец сироты пекся, пекся и поздно выпекся» – вот примерно подобное и в духовной жизни. Тот, кто пренебрегает этим принципом и хочет быстро заполучить то, что требует многолетних трудов, часто попадает в прелесть, и его ожидает множество испытаний.

Свою хиротонию я прождал в течение двух десятилетий, но этот период был очень важным и подготовил меня надлежащим образом.

– Отец Давид, сегодня в большой моде психотерапия. Как вы считаете, нужно ли верующему человеку обращаться за помощью к психологу, или достаточно просто иметь духовника, который позаботится о решении его проблем?

– Психологические проблемы человека, конечно же, должен решать профессиональный психолог, но это должен быть верующий, православный психолог, имеющий христианское самосознание.

Иногда бывают случаи, когда духовник видит, что человек, пришедший к нему, имеет явные проблемы с психикой. В это время человек находится в таком духовном состоянии, что не понимает наставлений священника. Поэтому исповедовать его в тот момент не имеет смысла – это не изменит его состояния. В таком случае необходимо вмешательство специалиста, который назначит соответствующее лечение. Следует заметить, что в большинстве случаев здесь отмечается органическая проблема, которая обусловлена определенной патологией головного мозга и которую должен лечить врач-психиатр.

Вообще психология и психиатрия тесно связаны друг с другом. Но это такие же отрасли науки, как кардиология, гинекология и др., которые имеют своих специалистов. У духовника своя задача, и он не может брать на себя такое бремя.

В былые времена жили великие богоносные отцы, большие подвижники, которые могли исцелить человека словом, молитвой. Они по своей прозорливости ясно видели язвы души и тела человека и точно знали, как помочь. К сожалению, у нас, у нынешних священнослужителей, нет ни той силы, ни того масштаба. Поэтому, когда у человека проблемы со здоровьем и психикой, мы направляем его к профессионалам. То же самое можно сказать и о психоанализе.

В этом отношении особенно важна детская психология. Часто священнослужители не обладают достаточным знанием детской психологии, чтобы оказать профессиональную помощь родителям. Это непростой вопрос. Должно быть проведено специальное психологическое исследование, чтобы выяснить, чем обусловлен тот или иной конфликт или расстройство. И это абсолютно не является компетенцией священника. Кроме того, духовник не имеет так много времени, чтобы часами беседовать с каждым прихожанином. А один сеанс у психолога длится час. Когда психолог начинает работать с человеком, чтобы установить его состояние, он предлагает пройти ряд специальных тестов. Затем по результатам этих тестов происходит оценка личности человека и психологическая диагностика его расстройств. Может ли позволить себе священник заниматься этим, когда его ожидают примерно по 30–40 прихожан для исповеди? Кроме того, когда священник слишком много на себя берет, его усилия часто заканчиваются неудачей.

Я полагаю, что помощь психолога часто не только нужна, но и необходима.

Вот почему я полагаю, что помощь психолога часто не только нужна, но и необходима. Я бы сказал смелее: сегодня результат может быть достигнут путем создания определенного тандема: я имею в виду совместные усилия священника, психолога и социального работника, врача-психиатра или нарколога. На мой взгляд, будущее будет принадлежать этому тандему, ведь сила в единстве. Такой подход к проблеме диктует само время, в которое мы живем. Иными словами, это есть внедрение веры в науку и внедрение науки в веру.

Так что я считаю, что психология – это наука, которую обязательно нужно использовать, и ее игнорирование было бы неправильным.

– Итак, в некоторых случаях духовник может посоветовать человеку обратиться к психологу. В таком случае, вероятно, он должен сам же дать рекомендацию, к кому конкретно можно пойти. Этого психолога священник должен лично знать и доверять его компетенции. Я правильно вас поняла?

Психологические проблемы личности вызваны действиями нечестивых духов.

– Да, именно так. Вполне возможно, что психолог, которого священник рекомендует, будет являться его духовным чадом. Но повторю еще раз: психолог обязательно должен быть человеком церковным. В противном случае последствия могут быть самыми плачевными. Чрезвычайно опасно посещать неверующего психолога, так как его помощь наносит один лишь вред и противоречит церковному воззрению. Православный же психолог, имеющий церковное самосознание, – это совершенно другая категория. Ведь он должен направить пациента по верному руслу, подтолкнуть к Церкви. Психологические проблемы личности вызваны действиями нечестивых духов, которые по своей сути являются антицерковной силой. Эту силу не победить научными, психологическими и психотерапевтическими методами. Ей можно противопоставить лишь благодать Божию. Если человек не осознает свою греховность, если не исповедуется, если не причастится – цель не будет достигнута. Основной психологической помощью человеку является его ориентация на Бога; сама же по себе психологическая помощь лишь поверхностна. Так что задача психолога – подготовить человека к тому, чтобы тот смог выслушать и понять слова священника. А если человек не сможет осознать свое состояние, всю греховность своего существа, если он не покается, не исповедуется и не причастится Святых Тайн – то духовник ему помочь не сможет.

Метки: ,

Pages: 1 2 3

Оставьте комментарий!