google-site-verification: google21d08411ff346180.html «Христианская проповедь в Европе». Светлый вечер с Тимофеем Китнисом (08.02.2016) | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

«Христианская проповедь в Европе». Светлый вечер с Тимофеем Китнисом (08.02.2016)

Апрель 1st 2016 -

А. Митрофанова

— Еще раз добрый вечер, дорогие слушатели! “Светлый вечер” на радио “Вера”. Тимофей Китнис, историк, богослов, руководитель Паломнического центра апостола Фомы в Европе сегодня в этой студии. Я — Алла Митрофанова. Мы продолжаем здесь разговор о святых с необычными именами. Мы сейчас говорим о святом Вильброрде, просветителе фризов. Чуть позже поговорим еще о святом Бонифации. Тут Тимофей нам просто дал целую панораму эпохи. Палитра такая богатая, что сразу прямо слышатся все эти варварские голоса: тут фризы, тут готы, тут гунны, там норманны, там кто-то еще, и все это кипит и бурлит на бывшей территории Западной Римской империи, там, где сейчас современные Франция, Германия, Голландия и прочее, прочее. И вот во всем этом котле слышны голоса очень странных людей, не похожих на всех остальных, которых называют странствующими епископами. Один из них — святой Виллиброрд, будущий святой, естественно, тогда еще просто странствующий епископ, который пришел к этим самым фризам, не имея ни гроша в кармане, как я понимаю, ни крыши над головой, ни каких-то серьезных покровителей — никого. Пришел к людям, которые знать не знают, кто такой Христос, и не понимают, что этот человек делает среди них. И ему каким-то образом нужно с ними выстроить диалог для того, чтобы они наконец начали понимать, что живут не на… как это сказать? Не на острове каком-то необитаемом, а внутри определенного культурного пространства. И это культурное пространство определено системой координат, выработанной в христианстве. А как это сделать, непонятно. Они же даже не понимают, о чем он им говорит.

Т. Китнис

— Ну, справедливости ради надо сказать, что, конечно, франки христианскую миссию поддерживали, в том числе поддерживали, если это надо было, если была возможность, с помощью охраны, военной силы. И, конечно, давали какие-то средства непосредственно Виллиброрду и проповедникам, потому что понимали всю важность вот этого момента христианизации — вот все-таки понимали. Но одно не исключает другое. Действительно, подвиг был большой. Прежде всего, миссионер в тот момент — не просто вот он поселялся… Он поселился в итоге центра(?). То есть епископскую кафедру он обрел в городе Утрехт.

А. Митрофанова

— В Голландии, да. Славный город.

Т. Китнис

— Это Утрехтская кафедра была в Голландии. Славный город, да. И так он совершал миссионерские поездки, он обращал людей ко Христу — прежде всего, и примером, и чтением Евангелия, и личным примером, в том числе. И вот один из эпизодов жития Виллиброрда повествует об одном очень замечательном случае, когда он вступал, в том числе, и в такие богословские споры с местными жрецами. Вот один жрец, страшно раздосадованный всей деятельностью Виллиброрда, нанес ему удар ножом.

А. Митрофанова

— Куда?

Т. Китнис

— Он его ударил ножом.

А. Митрофанова

— Не конкретизируется, да?

Т. Китнис

— Он его не убил, но поранил. Детали неизвестны. Известно одно, что когда об этом эпизоде стало известно, в то время — все это было неподалеку от границы как раз владений франков, и тогда было перемирие, и когда правитель об этом услышал, он захотел жреца наказать. Но святой Виллиброрд сказал: «Нет, я поступлю по-христиански. Господь мне заповедовал прощать». И, Вы знаете…

А. Митрофанова

— Какой актуальный пример!

Т. Китнис

— …вся деревня стала очень быстро христианской. И даже, говорят, сам жрец. И много… То есть, прежде всего, конечно, это безусловно, миссионер должен был быть образован, да? И святой Виллиброрд, и все миссионеры — они специально себя готовили, прекрасно знали Писание, были образованными людьми, очень образованными людьми. Вот даже святой Бонифаций — он, кроме всего прочего, писал стихи, сочинял их.

А. Митрофанова

— Ага, интересно!

Т. Китнис

— Был одним из основоположников латинской грамматики.

А. Митрофанова

— Ну, Тимофей, ну, будь хоть десять раз образованным человеком, если у тебя нет любви вот этой внутренней, ты никого не убедишь!

Т. Китнис

— Самое главное… Безусловно. Это основа вообще любой проповеди. Любовь порождает любовь, и без этого обращение невозможно. То есть процесс шел, и он растянулся по времени. Надо сказать, ч то святой Виллиброрд понимал значение монастырей как центров…

А. Митрофанова

— …культурных, просветительских, да? В том числе, помимо духовной жизни.

Т. Китнис

— Да-да-да. Он был основателем многих монастырей, в том числе. И вот на границе, несколько удаляясь, на границе с современной Бельгией, в Эхтернахе основал монастырь и так полюбил это место, что ныне там почивают его святые мощи. Там он тихо скончался.

А. Митрофанова

— Это сейчас территория Люксембурга?

Т. Китнис

— Это территория Люксембурга.

А. Митрофанова

— Очаровательное место!

Т. Китнис

— Святой Виллиброрд является покровителем не только, собственно говоря, Эхтернаха, не только Утрехта, но и Люксембурга, в том числе. Потом расскажем об одной интересной традиции, которая существует доныне.

А. Митрофанова

— А давайте сейчас расскажем, что там за традиция, а потом к Бонифацию перейдем. Просто очень интересно — это же фактурная такая вещь!

Т. Китнис

— И хотелось бы еще пару слов сказать вообще о характере Виллиброрда. Вот, к примеру, другой был очень интересный случай — в монастыре в городе Трире, который он окормлял, случилась эпидемия чумы. Чума — это страшная вещь. Там она только начиналась, было два случая…

А. Митрофанова

— Ну, естественно, да. Никаких противоядий не существует в принципе в то время.

Т. Китнис

— Да. Как только кто-то слышал, что где-то что-то начинал, тут же место пытались… ну, как-то отгородиться от него, сделать естественный карантин как-то вот… А святой Виллиброрд поступил совершенно иначе. Он, услышав о том, что в Москве начинается чума, прибыл… Ну, у него попросили молитв — он приехал в Трир, зашел в монастырь и начал служить литургию, а после литургии специально вот так очень долго молился, не побоявшись. В итоге чума прекратилась. То есть это было явное чудо, которое ему приписывается. То есть, в любом случае, мы с Вами можем… Вот из этих вот двух эпизодов (а их было бесчисленное множество) складывается определенная картина личности.

А. Митрофанова

— Это очень смелый человек, и очень много любви.

Т. Китнис

— Это смелый, беззаветно преданный Христу, очень открытый, очень добрый. Когда потом там произошел конфликт между Ратбодом и франками и началось гонение между христианами, он попытался, как мог, остановить это гонение и вновь — вот существует такой очень интересный момент — явился к Ратбоду для того, чтобы остановить вот этот ужас, остановить разорение монастырей, остановить разорение и убийство христиан, и вообще остановить вот эту войну. Но вот Ратбод его не послушался, за что и поплатился — он погибает в итоге, а его земли становятся частью Франкского королевства, и там уже, конечно, проповедь христианства идет просто очень быстрыми темпами.

Сам святой Виллиброрд — он уже при жизни, действительно, творил чудеса. Это очень интереснейшая вещь. В то время очень часто один миссионер мог написать другому в такой дружеской переписке: «Я слышал, что…»

Pages: 1 2 3 4 5 6 7

Комментарии закрыты.