google-site-verification: google21d08411ff346180.html Преподобный Макарий Желтоводский и Унженский | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Преподобный Макарий Желтоводский и Унженский

Август 6th 2010 -


Светлая одежда, в которой был преподобный, казалась ему неприличной, чтобы явиться в ней в монастырь для вступления в число иноков. По дороге ему повстречался один нищий в худой изорванной одежде. Смиренный отрок захотел обменяться с ним одеждой. Бедняк с радостью согласился на его предложение, удивившись такой неожиданной милостыне. Макарий снял с себя светлую ризу, отдав ее нищему, а сам надел его ветхую ризу. В нищенской одежде, с духом глубокого смирения и уничижения, явился он в Печерскую обитель. Здесь, в таком изменившемся виде, никто его не узнал, даже из тех, кто прежде видел его у себя и беседовал с ним. Придя в Печерский монастырь, 12-летний отрок явился к архимандриту Дионисию. С поклонами и с душевной покорностью просил он настоятеля принять его в число братии. «Отче и господине! — взывал к нему Макарий. — Будь ко мне милостив, причти мя убогаго ко святому избранному тобою стаду». Строгий в правилах настоятель видел юного отрока по годам еще не способным к иноческому житию. Впрочем, спросил его: «Из какого ты места и кто у тебя родители?» Назвавшись безродным сиротой из другого города, Макарий продолжал просить настоятеля. Замечая усиленное желание отрока, св. Дионисий указывал ему на юный возраст, в который неудобно переносить иноческие подвиги.

Архимандрит Дионисий совершает постриг отрока Макария

Архимандрит Дионисий
совершает постриг отрока Макария

«Поверь мне, чадо, — говорил он с любовью к отроку, — трудно и прискорбно носить иго монашеского жития. Ты еще весьма молод. По моему мнению, невозможно тебе переносить постнические труды и терпеть напасти от бесовских козней. Заботясь о тебе, страшусь, дабы вместо спасения души не возлюбил ты чего-нибудь мирского, тобою теперь оставляемого, и не почел бы правый путь спасения тяжким и строптивым. Тогда благое начинание твое не поможет тебе, а обратится в пагубу, как написано: никто же возложь свою руку на рало, и зря вспять, управлен есть в царствии Божий» (Лк. 9:62).

От таких убедительных слов смиренный отрок прослезился и со слезами просил настоятеля об исполнении данного им обета. «Отче святый! — отвечал с твердой надеждой Макарий, — не о мне ли сам Господь сказал в Евангелии: грядущего ко мне не изжену вон (Ин. 6:37). И ныне пришел я к милосердому Богу, Который хочет спасти меня тобою. От Него никакая скорбь разлучить меня не может. Что нужно для приготовления, мною уже испытано. Не бойся совершить надо мною богоугодное дело и исполнить мое прошение». После таких слов, произнесенных с верою и надеждою, Дионисий обратил особенное внимание на отрока. Удивляясь его разумению, настоятель стал видеть в нем не 12-летнего отрока, а совершенного мужа, осененного благодатью и могущего достигнуть в меру возраста Христова. Заметив почившую на нем благодать Божию, настоятель считал уже излишними свои убеждения, а прямо сказал ему: «Чадо! Благое твое избрание да будет согласно с твоею волею».

Согласившись на просьбу 12-летнего отрока, св. Дионисий велел ему готовиться к принятию ангельского образа. И в храме Вознесения Господня постриг его в монашество, по чинопоследованию Православной Церкви. Произошло это знаменательное событие в 1631 году. При пострижении мирское имя, не известное нам, было переменено. Отрок в новом сане был наречен Макарием. Совершив над ним обряд монашеского пострижения, настоятель приказал ему жить в одной с ним келии. Св. Дионисий был для него старцем и наставником в подвигах монашеских. Отрок в числе двенадцати учеников, избранных Дионисием, во всем повиновался настоятелю. Ни одно приказание, ни одно его слово не оставалось без выполнения. Макарий помнил во всех делах данный при пострижении обет и всегда был ему верен. Послушание свое и покорность проявлял он не только пред настоятелем, но и пред всей братией Печерского монастыря. С первых дней вступления в иноческий сан он начал вести жизнь самую строгую, которая могла быть примером для всех. Смирение, целомудрие, безмолвие постоянно украшали его высокую душу. Молитва, совершаемая им день и ночь, была самой благоговейной. Время, остающееся от богослужения, посвящал он чтению святого Писания и беседе о пустынных подвигах иноков. Ни одного пустого слова не исходило из уст преподобного, с детства привыкшего хранить молчание. Его бдение соединялось с удивительным воздержанием. На общей с братией трапезе юный отшельник бывал постоянно, чтобы не показать себя пред другими постящимся. Но и за трапезой он заботился не о насыщении, а о благоговейном служении Богу, воссылая Ему молитву благодарения. Пищи употреблял он столь мало, что за целую неделю вкушал хлеба «не более одной просфоры» с малым количеством воды. Угождая Богу, угождал он и всей братии, возлюбившей его. В первые три года своего подвижничества Макарий успел превзойти всех прочих иноков своей строгой жизнью.

Нижегородский Вознесенский Печерский монастырь. Гравюра Д. Быстрицкого кон. XIX в.

Нижегородский Вознесенский Печерский монастырь.
Гравюра Д. Быстрицкого кон. XIX в.

С того времени, как Макарий тайно покинул родителей, они всюду искали его и не могли найти. Много пролили слез о потере своего единственного и возлюбленного сына, но все было тщетно. Не находя утешения в своей скорби, с недоумением спрашивали самих себя: «Где скрылся сын наш? Кто похитил его от нас? Зверь ли лютый съел его, или убит кем от злых людей, или отведен врагами в иную землю?» — спрашивали о нем не только в своем городе, но и в окрестностях. Обещали большой дар тому, кто найдет сына или, по крайней мере, возвестит о нем. Но никто не мог подать им утешения. В таком тщетном беспокойстве прошло целых три года. Прискорбные родители не могли забыть о таком сыне, на которого возлагали всю надежду. Милосердный Бог захотел утешить их в печали. В одно время настоятель Печерского монастыря послал старца в город для монастырских потребностей. Старец известен был отцу преподобного Макария. Встретившись на дороге, они начали разговаривать между собою. Занятый потерей сына, Иоанн сообщил свою скорбь и старцу. Услышав об этом, инок начал спрашивать его о сыне: каких он был лет и какой по виду. Узнав о возрасте и о внешнем виде оплакиваемого отрока, старец тотчас представил себе живущего у них в монастыре уже 3 года юного Макария и начал думать, не он ли это? Чтобы более увериться в своих догадках, спросил Иоанна о времени, в какое лишился он сына. Печальный родитель рассказал ему обо всем подробно: каким был его сын по душевным качествам и когда скрылся от них. Вспоминая о его добрых делах, родитель продолжал рассказывать, что сын его постоянно воздерживался от пустых игр и бесед, проводил время в посте и молитвах, посещая каждый день церковь Божию. По внешним и внутренним признакам старец явно видел в таком отроке сподвижника своего юного Макария. Стал рассказывать Иоанну о спасающемся у них отроке. «Три года тому назад, в то самое время, на которое указываешь ты, один благовидный отрок лет двенадцати, но разумом совершенный муж, пришел к нашему настоятелю, сказался ему безродным сиротою и пришельцем из иного места. Упросил архимандрита постричь себя в иноки, вел во все время жизнь самую строгую и теперь подвизается в нашей обители более всех нас, снискавши у настоятеля с братиею любовь и уважение. Имя при пострижении дано ему Макарий». В юном отшельнике, о котором рассказал старец, Иоанн узнал своего сына.

Строительство монастыря на Желтых водах

Строительство монастыря
на Желтых водах

Простившись со старцем, обрадованный родитель рассказал о приятной вести супруге, и тотчас отправился в Печерский монастырь. Придя в обитель, обратился к настоятелю, рассказал ему о себе и униженно просил, чтобы он показал ему сына, облеченного в иноческий сан три года назад. Архимандрит Дионисий, видя искреннюю любовь родителя к сыну, сказал жившему с ним Макарию: «Пойди к отцу твоему, о котором ты мне не возвестил. Он пришел к тебе и хочет видеть тебя в иноческом образе». Юный отшельник с чувством самоотвержения отвечал: «Известно тебе, отче святый, что я, принявши новый сан, оставил отца и матерь со всеми сродниками. Ныне отец у меня Тот, Который сотворил небо и землю и избавил меня от суеты мирской. А после Него ты у меня отец, наставник и вождь ко спасению. По сей-то причине, возлюбив Отца небесного, я не поведал тебе об отце моем земном». Эти слова слышал и отец преподобного, стоявший у окна келии сына.

«Чадо мое возлюбленное! — взывал сердобольный отец. — Утешь сколько-нибудь меня с твоей матерью. Покажись мне и побеседуй несколько со мною. Увидевши тебя, я возрадовался бы о твоем спасении». Твердый в данных обетах инок оставался непреклонным. Не выходя из келии и не показываясь отцу, отвечал: «Нельзя видеться здесь и беседовать тебе со мною. Я дал обет иметь единого Отца Небесного и от Него только ожидать благословения на пути моем. Сказано в Евангелии: иже любит отца или матерь паче Мене, несть Мене достоин и не может быти Мой ученик (Мф. 10:37). Желая здесь видеть меня, разве не хочешь видеться со мною в будущей жизни? Не лучше ли видеться там, нежели здесь? Не плачь и не сожалей обо мне, но иди с миром в дом свой. Впрочем, прости меня в моих согрешениях и благослови на путь, избранный мною. Надеюсь видеться с тобою в будущем веке». Получив столь неприятный для себя ответ, Иоанн заливался слезами. Между тем продолжал говорить сыну: «Чадо мое возлюбленное! Если не покажешь мне лица твоего, я не отойду от келии. Много уже скорбели мы о тебе. Неужели и теперь хочешь отпустить меня с печалью? Или ты думаешь, что я не радуюсь о твоем спасении, и хочу воспрепятствовать на избранном тобою пути? Нет! Я желаю только видеть лице твое и несколько побеседовать с тобою». Слезные прошения родителя не могли тронуть юного Макария. Всецело преданный Господу, он оставался непоколебим в своем намерении. Заметив такую твердость в своем пятнадцатилетнем сыне, отец с нежной любовью говорил ему: «Если уже не хочешь показать мне лица твоего, то, по крайней мере, простри ко мне в отверстое окно десную руку твою». Из жалости к неутешному родителю, преподобный согласился и протянул руку в окно. Утешенный отец взял за руку своего сына и, целуя ее, говорил: «Возлюбленное чадо мое! Продолжай спасать душу твою и молить о нас к Богу, чтобы и нам спастись твоими молитвами». После этого отец Макария с радостью возвратился домой, возвестил своей супруге, что их сын жив и ищет спасения в Печерской обители, постригшись в монахи. От такой радости они проводили остальные дни жизни в духовном веселье, воссылая хвалы и благодарения Богу, что Он Милосердый даровал им столь великого сына.

Pages: 1 2 3 4 5 6

Комментарии закрыты.