google-site-verification: google21d08411ff346180.html Преподобный Елеазар Анзерский | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Преподобный Елеазар Анзерский

Январь 25th 2014 -

Преподобный Елеазар Анзерский

Память 13 января/26 января

Преподобный Елеазар Анзерский родился в городе Козельске в семье купцов Севрюкиных. По благословению родителей, он удалился в Соловецкий монастырь, где принял постриг от игумена преподобного Иринарха Соловецкого († 1628; память 17 июля).

В монастыре открылось его удивительное художественное дарование: он обучился резьбе по дереву и участвовал в украшении Преображенского собора.

По благословению игумена, он в 1612 году удалился на Анзерский остров, где стал отшельником и постоянно пребывал в молитве и Богомыслии. Чтобы добыть себе пропитание на пустынном острове, преподобный Елеазар вырезал деревянные чашки, которые оставлял на пристани. Проплывавшие мимо острова забирали чашки, а взамен оставляли припасы.

В 1616 году преподобный Елеазар был пострижен в схиму и спустя четыре года переселился на другой край острова, поближе к Соловецкому монастырю. Рядом с ветхой церковью святителя Николая он построил себе келью и часовню. Постепенно вокруг Елеазара начала образовываться монашеская община. Для неё Елеазар установил правила анахоретного монашества (кельи были построены на расстоянии одной версты друг от друга. Общая молитва совершалась или в часовни, или в келье препод. Елеазара: свечера отправляли вечерню, читали псалтирь, пели каноны Господу Иисусу и Пресвятой Богородице, исповедывали свои помышления и грехи наставнику; утром служили литию, утреню, часы, и затем подвижники уходили на безмолвие в свои кельи. Препод. Елеазар был примером подвижничества для всех учеников: умерщвляя свое тело постом, бдениями и коленопреклонениями, он имел на себе железныя вериги, рубил дрова, носил воду

Около 1635 года в скит к Елеазару пришёл Никита Минин, принявший от него постриг с именем Никон (в 1652 году Никон стал Патриархом Московским и всея Руси). Никон прожил в скиту три года. Однажды, согласно житию, Елеазар имел видение, в котором на плечах Никона был омофор, и тем самым предрёк ему будущее патриаршество. Однако позднее Никон стал упрекать анзерских монахов в сребролюбии и обвинил в нём и самого Елеазара. После этого Никон покинул скит. В старообрядческой традиции Елеазар вместо омофора увидел на шее Никона чёрного змия: «Виде бо святый единою служащу литургию Никону, яко достовернии анзерожителие рекоша, змия черна и зело велика около выи его оплетшася, и вельми ужасеся».

Препод. Елеазар был примером подвижничества для всех учеников: умерщвляя свое тело постом, бдениями и коленопреклонениями, он имел на себе железныя вериги, рубил дрова, носил воду. Время, свободное от этих трудов, он употреблял на переписку полезных книг: «от многаго божественнаго писания,» сказано о нем во вкладной скитской книге, «различныя повести собра, и три книги Цветника своею рукою написа уставом, также и чин монашескаго келейнаго правила в писании добре истолкова; братии своей патерик о уставе и благочинии скитском положи, и старчество и инии книги своею рукою написа.» Как преподобный умел побеждать свои пожелания, показывает следующее повествование жизнеописателя его: случалось, что ему приходило на мысль вкусить рыбы; он приготовлял ее, ставил пред собою и, не дотрагиваясь, укорял себя в невоздержании. Нетронутая пища, оставаясь в келье, разлагалась, -тогда подвижник говорил себе: "ешь теперь, если хочешь."

Не терпя таких подвижников самоотвержения, враг искуситель усиливал свою злобу на Преподобнаго. Соловецкий игумен Иринарх, глубоко уважая Елеазара, нередко и сам посещал его для духовной беседы, и приглашал чрез слугу к себе в монастырь. Однажды является этот слуга с лошадью, заложенною в сани; подскочив к окну кельи, он передал от игумена поклон и приглашение приехать в монастырь. Елеазар начал собираться в путь и раньше обыкновеннаго совершил утреннее молитвенное правило. Заметив, что посланный часто уходит из кельи во время службы, он спросил его: «зачем так часто отлучаешься из кельи?» — «Лошадь посматриваю, не смирно стоит,»- был ответ. По окончании молитвы, Елеазар хотел пред отъездом вкусить пищи и угостить приезжаго, и пред вкушением, по обычаю, стал читать молитву Господню, но лишь только произнес:-«и не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго», мнимый слуга мгновенно исчез. С ужасом подвижник взглянул в окно, но на дворе не оказалось даже и следов приезжаго. Тогда он понял, что это было искушение от диавола, и возблагодарил Господа Бога, не допустившаго посмяться над ним врагу. Иногда враг человеческаго рода воздвигал на Преподобнаго злых людей. Так, однажды он положил на сердце некоторым береговым жителям ограбить подвижника, внушив им мысль, будто у него большия богатства. Эти люди приплыли к острову и приблизились к бедной келье старца, который, предугадывая намерение их, обратился с молитвою о защите к Богу. Злодеи, не успев ничего сделать, как бы обезумели и стали несмысленно кружиться около кельи. Сжалившись над ними, преподобный Елеазар вышел к ним и спросил: «зачем, дети, вы пришли и чего хотите?» Но несчастные не отвечали и продолжали кружиться. Тогда подвижник молил Бога о разрешении пришельцев от невидимых уз и молитва его была услышана; очнувшись, злодеи пришли в себя и с раскаянием просили у старца прощения. Преподобный простил их, и наставив никогда не желать чужой собственности, отпустил домой.

Как ни убегал подвижник славы человеческой, но он сделался известен даже Царствующему Дому [Романовых]. Игумен Иринарх, в Царствование Михаила Феодоровича, находясь в Москве по делам [Соловецкого] монастыря, был принят родительницею Царя, великою старицею Марфою Ивановною. В беседе с ним старица спросила: «правда-ли, что на Анзерском острове проживают отшельники?» Когда игумен отвечал утвердительно, старица ПОДАЛА ему мысль об УСТРОЙСТВЕ для них храма и пожертвовала для этой цели 100 рублей. Сами Анзерские пустынники давно желали устроить себе храм Божий, но, не имея достаточных средств, не знали, как приступить к делу. Теперь они видели, что Промысл Божий печется о них, внушив такую мысль родительнице Царя. Другое обстоятельство еще более помогло Анзерским пустынникам исполнить свое желание в скором времени. Один старец, Александр Булатников, впоследствии преемник знаменитаго келаря Троицко-Сергиевой лавры, Авраамия Палицына, уважаемый Царем и всею Его фамилиею, знал лично препод. Елеазара. Он, вместе С игуменом Иринархом, извещал патрирха Филарета об устроении Анзерскаго скита и неимении у пустынников храма. Грамотою 18-го марта 1620 года патриарх [Филарет, отец Царя-Богопомазанника Михаила Феодоровича] предписывал Соловецкому игумену Иринарху послать в скит плотников и срубить храм в клетку, во имя Св. Троицы с приделом Преподобного Михаила Малеина, обещаясь прислать от себя образа, сосуды, облачения, книги и все, что необходимо для богослужения. С своей стороны Царь, грамотою 20-го января 1621 года, повелевал Анзерским пустынникам иметь содержание от Соловецкаго монастыря, не вмешиваясь в управление монастырскими угодьями, быть в послушании у Соловецкаго настоятеля и соборных старцев, самоволия и безчиния не делать, мирских людей к себе не принимать, всячески удаляясь молвы и смятения.

Pages: 1 2 3 4

Комментарии закрыты.