google-site-verification: google21d08411ff346180.html Преподобный Елеазар Анзерский | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Преподобный Елеазар Анзерский

Январь 25th 2014 -

С построением храма, Анзерские пустынники хотя не оставляли своих келий, но чаще стали собираться для общей молитвы. Иеромонах Варлаам совершал для них богослужение и, в качестве «строителя» скита, пользовался некоторою властию над скитянами. Сам Елеазар избежал начальствования и оставался духовным руководителем и советником братства. Но вскоре, в 1624 году, вероятно по воле Царя или патриарха, он должен был принять на себя бремя правления, которое отягчилось для него потерею покровителя и друга-Соловецкаго игумена Иринарха. Каких духовных даров достигли оба подвижника, обнаружилось в cледующем обстоятельстве: когда наступил для Иринарха смертный час, Елеазар, будучи в своем скиту, сказал братии: «друг мой собеседник о Господе игумен Иринарх сегодня умирает, — мне надобно поспешить в обитель, но уже не застану его в живых.» Иринарх же, на одре смертном, пред Соловецкою братиею произнес: "брат мой духовный Елеазар, сегодня отправляется из своего скита в нашу обитель и желает прибыть прежде моей кончины, но, по воле Божией, уже не увидит меня в живых."

При новом Соловецком игумене Макарии, [Царской] грамотою 7-го Февраля 1628 года, число братства в Анзерском ските определено в 12 человек и на это число повелено отпускать, чрез Соловецкий монастырь, из доходов Двинской области на одежду по 2 р. на человека, на содержание по три четверти ржаной муки, по осьмине овса, солоду, по полуосьмине круп и толокна, на церковные расходы-пуд воску, три ведра краснаго вина, 10 фунтов ладона, на просфоры, — по четверти пшеничной муки, и кроме того 5 р. на дрова. Благодаря такой заботливости Царя Михаила Феодоровича, материальное положение Анзерских пустынников было обезпечено. Милостивое расположение Царя к Анзерскому скиту увеличилось еще более со времени счастливаго события в Царском семействе. В беседе с Александром Булатниковым, Царь выразил ему Свою скорбь, что не имеет по Себе Наследника, прибавив: «кто бы мог помолиться, чтобы Господь разрешил наше неплодие? „Есть, Государь,“ отвечал старец, „в Твоей Державе один подвижник, котораго молитву, верую, услышит Господь Бог“, и разсказал о жизни и подвигах Преподобнаго Елеазара. Благочестивый Царь обрадовался этой вести и послал просить пустынника в Москву. Препод. Елеазар отправился. В первой же беседе с ним Царь открыл цель приглашения его. Подвижник, утешая Царя, сказал: »по вере Вашей Господь Бог НЕ оставит Вас без Наследника Престола". Государь принял эти слова за предсказание и оставил старца в Чудовом монастыре в ожидании. Скоро Господь утешил Царя, даровав Ему сына Алексия (1629 г.). Рождение Царевича принесло Царскому дому радость и торжество. Не был забыт при этом и Анзерский пустынник, пребывавший в Чудовом монастыре. Царь, призвав к Себе Елеазара, предлагал ему почести и чины духовные, но смиренный подвижник отказался от лестных предложений, намереваясь окончить жизнь свою в пустынном уединении.

Уважая Анзерскаго строителя, Царь хотел упрочить существованье скита его, и грамотою 31-го июля 1633 года объявил Анзерский скит независимым от монастыря и разрешил пустынникам избирать строителей из своей среды, иметь братии 12 человек и 2 мирян для рубки дров, провинившихся не посылать в Соловецкий монастырь для исправления, но смирять их по своему усмотрению. Соловецкому игумену предписывалось не вступаться в управление скитом, не посылать туда строителей, не делать пустынникам никакого притеснения и не препятствовать желающим из Соловецкой братии переходить в скит. А Двинскому воеводе особою царскою грамотою, того же 31-го июля 1633 года, было повелено, под опасением опалы, высылать в Анзерский скит, своевременно и сполна, назначенное содержание на казенных подводах и судах, помимо Соловецкаго монастыря. Впрочем, зависть и недоброжелательство злых людей причиняли скитянам не мало скорбей и безпокойств. 13-го июля 1634 года приезжали к острову злоумышленники с явною целью грабежа, но в то время приплыли к устью губы поморския ладьи, и воры, устрашившись, бежали. По жалобе, Препод. Елеазара, Царь грамотою 31-го января 1638 года, повелевал Сумскому воеводе охранять скит от разбойников и недоброжелателей.

В это время скитское братство увеличилось несколькими замечательными лицами. В 1634 году вступил в скит Никодим, который сделался любимым учеником препод. Елеазара и, по смерти его, занял место строителя. Сюда пришел, по стремлению к строгому подвижничеству, московский священник Никита. Скоро он принял монашеское пострижение с именем Никона.

Строгой была жизнь в Анзерском ските. Двенадцать под­вижников жили по всему пространству острова на расстоянии двух верст друг от друга и от церкви, которая находилась на самой середине острова. Оградой скита служили море и благочестие. В продолжение всей недели отшельники не видели друг друга, трудясь и молясь отдельно. Лишь субботним вечером или навечерие праздника собирались они в общий храм и проводили в нем целую ночь в богослужении, молитвах, пении, чтении священных книг. С наступлением утра слушали божественную литургию, причащались святых Христовых тайн и, подав друг другу взаимное прощение, расходились в свои кельи до следующей субботы или праздника. В кельях каждый обитатель скита прочитывал в сутки весь круг церковного нощеденственного богослужения и, кроме того, акафисты Божией Матери и Спасителю, каноны Иисусу Христу, Богородице и Ангелу Хранителю, молитвы утренние и вечерние.

Прежняя церковь сделалась тесною для умножающейся братии, и Препод. Елеазар решился построить каменный храм Знамения Пресвятыя Богородицы, мерою в 5 сажень. Средств, сбереженных временем, оказывалось почти достаточно; но в крайнем случае, имелась в виду, благотворительность некоторых из поморских жителей. Пустынники повергли пред Царем новую просьбу о разрешении устроить каменный храм и вскоре получили разрешение. Благочестивый Царь, приняв живое участие в деле, начинающемся к славе Божией, предписал двинскому воеводе, князю Львову, отпустить из таможенных сборов на это строение двести рублей, с тем, чтобы Анзерские пустынники молились Богу за упокой души родителя Его, патриарха Филарета. Мало того, Царь повелел Львову послать в скит строителей с рабочими людьми, опытными в каменном деле. Соловецкому же игумену Варфоломею, в грамоте 12-го января 1638 года, было приказано дать с монастырскаго завода для предполагаемаго строения кирпич и известь, с платою из сумм, принадлежащих Анзерскому скиту т. е. пожалованных Царем и имеющихся в соборе.

Pages: 1 2 3 4

Комментарии закрыты.