google-site-verification: google21d08411ff346180.html Праведный Димитрий Горский | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Праведный Димитрий Горский

Декабрь 27th 2015 -

 Праведный Димитрий Горский

Память: 15 / 28 декабря

В конце 18 века, в приходе Николаевской церкви села Закаменка (так до 1829 года назывался современный пос. Новопсков, Луганской области), в слободе Осиновской Старобельского уезда Харьковской губернии, проживал крестьянин Игнатий, промышлявший ткачеством.

Имел он взрослого и женатого сына Димитрия, занимавшегося тем же ремеслом что и отец. Несмотря на преклонный возраст, Игнатий вел нетрезвый образ жизни, нередко проматывал общий с сыном заработок, что часто служило поводом к взаимным ссорам. Однажды, воротясь усталым домой с полевых работ, Димитрий застал своего отца нетрезвым. Имея буйный нрав, Игнатий начал донимать сына, что и послужило началом ссоры. Разгневавшись, Димитрий рукой ударил отца. Тут же опомнившись, он выскочил из дома. С этого момента его душой овладела сильная скорбь о содеянном. Дождавшись воскресного Богослужения, Димитрий поспешил в храм, чтобы в таинстве покаяния очистить свою душу. После службы он рассказал приходскому священнику о своей скорби. Тот посоветовал испросить прощение у родителя и изгладить свой грех постом. Димитрий, возвратившись домой, исполняя совет духовника, пал в ноги отцу и, обливаясь слезами, каялся и просил прощение. Протрезвевший Игнатий охотно простил сына. Но не пост, ни покаяние не вернуло Димитрию душевную тишину.

С каждым днем все задумчивей становился Димитрий, все меньше он стал общаться с родными. Проводя ночи без сна, в скором времени он стал похож на тень. Будучи людьми простыми, родственники решили, что на Димитрия, как говориться в народе, навели порчу. Испробовав разные методы народной медицины и не получив результатов, родные оставили Димитрия в покое.

Вскоре умер отец, недолго прожила и жена Димитрия. Оставшись жить с дочерью, он был полностью предоставлен себе. Все свободное время было посвящено слезной молитве и раскаянию в своем грехе. Однажды весной, Димитрий собрался в Киево-Печерскую лавру, чтобы у святынь и киевских старцев найти покой своей измученной душе.
Прейдя в Киев, объятый благоговейным ужасом, Димитрий застыл у порога Великой Успенской церкви Пресвятой Богородицы. Сокрушаясь о своем грехе, в глубине души он думал, что Ангел Божий, стоящий на страже храма не допустит в него столь великого грешника. Долго он стоял погруженный в свои мысли не решаясь переступить порог храма, пока не почувствовал на плече чью то руку, оглянувшись, он увидел слепого схимника. Это был прозорливый схимонах Васиан. Взяв Димитрия за руку, старец сказал ему: «Разве ты не знаешь, что Христос за грешников умер?!» И ввел его в храм. Пораженный красотой храма и лаврского пения, Димитрий погрузился в слезную молитву. На следующий день он исповедовал духовнику ту боль, ту скорбь, которая терзала его душу столько лет. Иеромонах, выслушав исповедь, объяснил всю тяжесть поступка Димитрия и наложил на него епитимию и благословил причаститься святых Христовых Таин. Приняв Святое Причастие, Димитрий, наконец, получил долгожданный душевный мир. Помолившись в лавре и поклонившись мощам святых, он возвратился домой. Вернувшись из Киева, Димитрий продолжил обычный ход своей жизни, трудясь и посещая Богослужение. Так прошли многие годы.
Однажды, находясь на службе в церкви, Димитрий услышал за чтением Евангелия такие слова: «Аще десная твоя рука соблазняет тя, усецы ю, и верзи от себе» (Мф.5, 30). Эти слова разожгли в душе Димитрия старую скорбь. В своей простоте душевной он их понял по-своему и решил отсечь себе правую руку, которой согрешил против отца. Одним ранним утром, приготовив топор, Димитрий ударил себя по руке, чем нанес себе страшную рану. Истекая кровью, он возвратился в дом и много дней пролежал в горячке. Руку он не отрубил полностью, но перерубил кость ниже локтя. Со временем рука срослась, но сильная травма навсегда лишила его возможности нею пользоваться. Как засвидетельствовал сам старец Димирий, во время забытья, в горячке, ему было видение, но, к огромному сожалению, время не сохранило для нас его описания. Нам известно лишь, что после увиденного он в корне меняет образ своей жизни. Димитрий продает свое имущество: часть раздает нищим, часть – оставляет своей дочери. И на целый год он отправляется в паломничество, поклоняясь святыням и беседуя с духовными людьми: священниками, монахами, старцами. По возвращении в свое село, Димитрий поселился на правом крутом берегу реки Айдар. Там, в полуверсте от села Закаменки и слободы Осиновой, в уступах глинистой горы, он выко­пал землянку и поселился в ней для совершения подвигов поста и молитвы. Пустынная местность, как нельзя соответство­вавшая настроению его духа, находилась на горной возвышенности, от которой он получил впоследствии прозвище Горский. Здесь, в келейном безмолвии, он продолжает свой молитвенный подвиг.  Ночь проводя за чтением Псалтири, днем же – трудится на небольшом огороде, устроенном возле его келии. Во время работы Иисусова молитва не покидала его уст. Келия, где жил Димитрий, была проста в своем убранстве: в святом углу, перед иконами Пресвятой Богородицы и святителя Димитрия Ростовского, постоянно теплилась лампада и горели свечи; ложе его, как истинного подвижника и аскета, было из хвороста, никогда ничем не застилалось, у изголовья вместо подушки лежал камень. Зимой, поверх легкой одежды, он носил длинную суконную свитку.

Подвижник вел очень строгую и постническую жизнь. Обыкновенно его едой были овощи с огорода, да и сухари, приносимые односельчанами. Со временем, возле горы забил источник, который местные жители называли Димитровским и считали его целебным.

Уйдя от мира, старец не покинул храм Божий. Он постоянно посещал все Богослужения в Свято-Никольском храме села Закаменки. По воспоминаниям современников, идя в церковь, Димитрий хранил строгое молчание, никогда не отвечал на вопросы встречавшихся односельчан. В храме всегда становился в самом укромном месте, и на каждой литургии исповедовался и причащался святых Христовых Таин. После Богослужения, взяв просфору, удалялся в свою пустынь.

Молва о подвижнике скоро облетела все окрестности, и к пещерке Димитрия потянулся народ. Жители соседних сел и деревень начали приходить к нему кто из простого любопытства, кто из желания получить от него наставление или совет по волнующим духовным вопросам. Димитрий сначала неохотно принимал посетителей, но потом, по совету духовника, решил не отказывать людям, приходящим к нему за помощью. Со временем, места перед келией старца стало не хватать для всех желающих послушать его. Поэтому Димитрий для удобства слушающих, и чтобы не нарушать тишину своей пустынной келии, для общения с приходящими избрал удобное место на самой вершине горы, куда поднимался из пещерки по утрам и вечерам. Сидя на лежавшем там диком камне, он выслушивал своих посетителей и давал советы духовной мудрости, отвечая людям простыми и понятными словами.

Советы старца были просты и незамысловаты, но исполнены житейской мудрости и христианской добродетели. Он учил, что нужно с усердием посещать храм Божий, чтить воскресение и праздничные дни, не сквернословить, воздерживаться от пьянства и нечистоты, быть милосердным к нищим и непамятозлобным к врагам. Но чаще всего наставлял родителей, чтобы они не раздражали своих детей несправедливостью, а детей — уважать и слушаться во всем родителей. Как на живой пример подобного преступления указывал под­вижник на самого себя, рассказывая печальную историю своего проступка против отца, показывая при этом свою усохшую руку. Горько плача Димитрий упрашивал приходящих не подражать его преступлению. Взаимно плакали и его слушатели, внимая его наставлениям. Простой народ нес к келье старца сухари или хлеб, кто сорочку, а кто масло и свечи. Все это с любовью принимал подвижник и большую часть при­носимого раздавал нуждающимся, себе же оставлял лишь самое необходимое, да и то, что похуже. Одних только денег не прини­мал он ни от кого, даже к ним не дотрагивался, помня, что из-за них произошла его размолвка с отцом. Приносившим деньги со­ветовал раздавать их нищим или жертвовать в Закаменскую цер­ковь на свечи Святителю Николаю, во имя которого она освящена. Не у всех принимал подвижник приношения, были случаи, когда, обличая тайное согрешение посетителя, совсем от­сылал его от себя. Особой любовью старца пользовались дети: он всегда был добр к ним, старался чем-то угостить и наставлял христианским истинам.

Pages: 1 2

Комментарии закрыты.