google-site-verification: google21d08411ff346180.html Крестный путь и распятие | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Крестный путь и распятие

Февраль 17th 2010 -

Крестный путь Господа. епископ Александр(Милеант)

После избиения и издевательств воины сняли с Иисуса Христа багряницу, одели Его в обычные одежды и повели на распятие. Когда шли к Голгофе, они встретили некоего Симона, называемого Киринеянином, возвращавшегося с поля в город, и заставили его донести крест Христа до места казни. Было принято осужденным на распятие самим нести свои крест. Но Господь был так истомлен и гефсиманским внутренним борением, и без сна проведенной ночью, и бесчеловечным истязанием, что оказался не в силах дальше нести Свой крест. Не из сострадания, конечно, но из желания скорее завершить начатое дело, враги заставили Симона понести крест Господа. (Симон был переселенцем из Киринеи (города в Ливии, на северном берегу Африки). Его сыновья, Александр и Руф, были известны христианам, и о них упоминает апостол Павел в послании к Римлянам.

За Иисусом Христом шло великое множество благочестивых мужчин и женщин, которые плакали о Нем. Выражаемое ими сострадание было столь глубоко и искренне, что Господь счел нужным обратиться к ним с утешением. Это произошло, вероятно, во время остановки при возложении креста Христова на Симона Киринеянина. «Дочери Иерусалимские! Не плачьте обо Мне, но плачьте о себе и о детях ваших» (Лук. 23:28). Здесь Господь, забывая о собственных страданиях, обращается Своим духовным взором к будущему еврейского народа — к тому наказанию, которое постигнет его за страшную клятву, которую так легкомысленно навлекли на себя сами иудеи, кричавшие: «Кровь Его на нас и на детях наших.» Ибо приходят дни, когда благословение чадородия превратится в горе, и бездетные будут считаться блаженными. «Тогда начнут говорить горам: Падите на нас.» — столь велики будут бедствия. Здесь речь идет опять же о разрушении Иерусалима Титом в 70 г. по Р. Хр. «Ибо, если с зеленеющим деревом это делают, то с сухим что будет?» Это, видимо, народная поговорка. Под «зеленеющим деревом» полным жизни Господь разумеет Себя, а под «сухим деревом» — иудейский народ. Если Ему, Невинному, не дали пощады, то что будет с виновным народом? «Огонь идет на Иудею, — предсказывал пророк Иезекииль, — если зеленое дерево сгорело, то с какой силой он будет истреблять сухое?» (Иезек. 20:47).

Распятие

Господа привели на место, называемое Голгофа, что значит «лобное место,» и там распяли Его посреди двух разбойников, которых привели вместе с Ним. Голгофа — это был небольшой холм, находившийся в то время вне городских стен Иерусалима к северо-западу. Предполагают, что этот холм имел название «лобного места» потому, что у его подножия часто лежали черепа казненных. Апостол Павел в послании к Евреям (13:11-12) указывает на особое значение того, что «Иисус пострадал вне врат.» Когда Иисуса привели на Голгофу, то давали Ему пить вино со смирной (или уксус, смешанный с желчью). Это было вино, в которое прибавлялась смирна (один из видов смолы), чтобы помрачить сознание осужденного и тем облегчить его муки. Римляне называли такое вино усыпительным. Смирна придавала вину горький вкус, почему святой Марк называет ее желчью, а вино, вероятно уже скисшее — уксусом. «И, отведав уксуса, Иисус не захотел пить,» — желая в полном сознании до конца претерпеть Свою чашу страданий.

То «был час третий,» а шестой час только начинался (в смысле второй четверти дня). (День и ночь каждый делился на четыре стражи. Если предположить, что приговор Пилата был произнесен около третьего часа (по-нашему 9-ти часов утра), то апостол Иоанн вполне мог сказать, что Христа распяли в шестой час. Таким образом нет противоречия в свидетельстве Евангелистов. «И распяли Его.» Распинали по-разному: иногда пригвождая ко кресту, лежащему на земле, после чего крест поднимали и водружали в земле вертикально; иногда же сперва водружали крест, а потом поднимали осужденного и пригвождали его или привязывали веревками. Иногда распинали вниз головой (так был распят по собственному желанию апостол Петр). Руки и ноги иногда пригвождались гвоздями, иногда привязывались. Тело распятого беспомощно свешивалось. В ужасных конвульсиях все мускулы сводила мучительная судорога; язвы от гвоздей под тяжестью тела раздирались; казненного томила невыносимая жажда вследствие жара, возбуждавшегося ранами и потерей крови. Страдания распятого были столь велики и мучительны, а к тому же и длительны (иногда распятые висели на крестах, не умирая по трое суток и более), что эта казнь применялась лишь к самым опасным преступникам. Она считалась ужаснейшей и позорнейшей из всех видов казни. Дабы руки не разорвались преждевременно от ран, под ноги иногда прибивали подставку-перекладину, на которую распинаемый мог встать. Над головой распятого прибивалась дощечка с указанием вины.

Среди неописуемых страданий Господь не оставался совершенно безмолвным. Первыми словами Господа была молитва за распинающих Его: «Отче, прости им; ибо не ведают, что творят.» Никто из распинающих воинов не знал, что Он — Сын Божий. «Ибо если бы познали, не распяли бы Господа славы» (1 Кор. 2:8), говорит апостол Павел, и даже иудеям говорит при исцелении хромого: «Вы сделали это по неведению» (Деян. 3:17). Однако такое неведение иудеев не оправдывает их преступления, ибо они имели возможность и средства узнать, Кто Он. Молитва Господня свидетельствует о величии Его духа и служит примером нам, чтобы и мы не мстили своим врагам, а молились за них.

По приказу Пилата к кресту была прибита дощечка с указанием вины Господа. Желая еще раз уязвить членов синедриона, Пилат приказал написать: «Иисус Назарянин Царь Иудейский.» — Иудейский Царь распят по требованию представителей иудейского народа. Надпись была сделана на трех языках: еврейском — местном, греческом — общераспространенном и римском — языке победителей. Пилат хотел, чтобы все знали, за что начальники осудили Христа. Но одновременно Пилат невольно исполнил высшую цель: в минуту самого крайнего Своего унижения Господь Иисус Христос на весь мир был объявлен Царем. Обвинители Господа восприняли эту надпись, как злую насмешку, и потребовали, чтобы Пилат изменил ее, но гордый римлянин резко отказал им, напомнив, что он — начальник.

"Распявшие же Его, делили одежды Его, бросая жребий, кому что взять ... " Римский закон отдавал в собственность воинов, совершавших казнь, принадлежности казненных. Совершавших распятие бывало четверо. Верхнюю одежду, разорвав на четыре части, воины поделили между собой, а нижняя одежда (хитон) была самотканая целиком сверху вниз и без швов. Если разорвать такой хитон, то части его потеряют всякую цену. Поэтому воины путем жребия решили вопрос, кому достанется хитон. Этим они несознательно исполнили древнее пророчество Давида о распятии Мессии: «Разделили ризы Мои и об одежде моей бросали жребий» (весь 21-ый псалом посвящен страданиям распятого Господа.

Добившись распятия Господа, первосвященники с книжниками и фарисеями никак не могли успокоиться и продолжали издеваться над Ним. Издеваясь над Иисусом, они осмеивали все, что Он когда-либо делал и говорил. Например, вспоминая, как Он прежде спасал других, они укоряли Его в теперешней беспомощности и насмешливо предлагали ему сойти с креста, лицемерно обещая в таком случае уверовать в Него. Упрекали Его даже в том, что Он всегда надеялся на Бога: «Пусть Бог спасет Его, если Он угоден Ему.»

Поначалу разбойники, висевшие по сторонам Спасителя, слыша, как окружающие начальники поносят Господа, присоединились к ним и тоже хулили Господа. Причем, один из них, страдая, все более озлоблялся и все ожесточеннее поносил Христа. Тогда его друг, у которого, очевидно, не совсем угасла искра добра, начал укорять своего товарища, говоря: «Или ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же? И мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли; а Он ничего худого не сделал.» Очевидно, на него произвели впечатление укоры начальников, что Христос раньше спасал других, а также то, что Христос кротко молился за Своих распинателей и обращался к Богу как Своему Отцу. Так или иначе, но совесть в нем сильно заговорила, и среди хулений и насмешек толпы он открыто выступил в защиту Господа. В его душе произошел такой решительный перелом, что он, поверив в распятого Иисуса как в Мессию, обратился к Нему с покаянными словами: «Помяни меня, Господи, когда придешь в царствие Твое!» Когда придешь к Отцу в Твое Царство славы, то вспомни обо мне несчастном, который разделил с Тобой эти ужасные мучения.

Разбойник не просил награды или славы, но молил лишь о помиловании в том мире, куда собирался вскоре перейти. С той поры покаяние благоразумного разбойника стало примером для всех верующих в Христа. Велика должна была быть и его вера. Страждущего, измученного, умирающего он признал Царем, который возвращается в Свое Небесное Царство. Это такое исповедание, которое было не под силу даже ближайшим ученикам Господа, не вмещавшим мысли о страждущем Мессии. Несомненно тут и особое действие благодати Божией, озарившей разбойника, чтобы сделать его примером для всех грешников. Эта его исповедь заслужила великую награду, большую, чем разбойник смел ожидать. «Ныне же будешь со Мною в раю» — сказал ему Господь. Так, благоразумный разбойник оказался первым спасенным.

Когда враги стали понемногу расходиться, к кресту приблизились стоявшие поодаль Пресвятая Богородица, Мария Клеопова, Мария Магдалина и «ученик, которого любил Иисус» (как называет себя Иоанн Богослов). С отшествием Христовым из этого мира Пречистая Матерь Его оставалась одна, и уже некому было заботиться о Ней, а потому словами обращенными к Деве Марии: «Жено! Се сын Твой,» — и к апостолу Иоанну: «Се матерь твоя,» — Господь поручает Свою Пречистую Матерь Своему возлюбленному ученику. «И с этого времени ученик сей взял Ее к себе,» заботясь о Ней, как любящий сын. (Это событие важно вот в каком отношении. Сектанты, не верящие в девство Матери Божией, говорят, что после Иисуса Христа у Нее были другие дети, рожденные естественным путем от Иосифа и что это и были «братья Господни,» о которых упоминается в Евангелии. Но спрашивается: если у Богородицы были еще родные дети, то зачем было поручать Ее св. Иоанну Богослову?).

Метки:

Оставьте комментарий!