google-site-verification: google21d08411ff346180.html Уверение Фомы | Алчевск Православный

Уверение Фомы

Май 8th 2021 -

Уверение Фомы. XVвек. Успенский собор Кирилло-Белозерского монастыря, праздничный ряд иконостаса

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа! Христос Воскресе! Воистину воскресе Христос!

Так неустанно торжественно восклицаем мы, истощая все доступные нам душевные средства. Да воздадим нашему Искупителю и всесильному Богу нашу признательность, изумленную похвалу, нашу радость. Однако ныне в праздничный день мы присутствуем в самые начальные часы и дни, когда после череды неслыханных потрясений и боли принесения жертвы невинного страдания Учителя вот разносится весть: свершилось, Иисус воскрес, как обещал!

Он ждет рассеянных Своих друзей и учеников в условленных местах. Он должен явиться им, чтобы уверить их, укрепить и с новой силой наставить их на приятие Царствия Небесного. И мы видим, что уже в первый день по Воскресении ученики, дотоле рассеянные, вскоре обратились искать друг друга, сошлись в известном месте и без сомнения общую скорбь обращали в единодушную молитву.

Фомы, апостола, по какому-то неизвестному препятствию там не было. Первое последствие сего было то, что первое явление Господа воскресшего собранным апостолам для Фомы было потеряно. «Не бе ту с ними, егда прииде Иисус». Другое последствие, что Фома, несмотря на свидетельство апостолов, теперь уже верных очевидцев, с некоторым упорством утверждал себя в неверии. «Аще не вижу на руку Его язвы гвоздинныя, и вложу перста моего в язвы гвоздиныя, и вложу руку мою в ребра Его, не иму веры». Такое состояние одного из ближайших учеников Спасителя грозило ученику гибелью. Неверие того, кто пребывал с Иисусом от начала и мог бы сказать с другими апостолами, что мы слышали, что мы видели своими очами, что рассматривали и осязали руки наши о Слове жизни, ибо жизнь явилась, вызывает удивление.

Проповедь на Антипасху. Неделю 2-ю по Пасхе, апостола Фомы, миторополита Антония Сурожского

Теперешнее состояние сего ученика можно назвать потерянным и даже ожесточенным. Отчего такая перемена, такое ниспадение? Фома благоговел перед Божественным Учителем, сам был некогда носителем Его силы, исполняя опыты апостольского благовестия. Знаем, что он сердечно любил Иисуса. В дерзновении любви он, когда Иисус вознамерился идти в Иерусалим, где Его уже искали убить иудеи, воскликнул в горести: «Идем и мы, да умрем с Ним». Тогда он не знал, как верны и спасительны его чувства. Но видев невозможное для ума и сердца сокрушение Божественной и непреступной силы его Учителя, торжество злобы и неправды, сомкнувшейся вокруг Спасителя, Его оставленность, одинокую кончину, Фома предался мирской печали. Он стал невольно впитывать впечатления текущих событий, зачарованно вникать во все случающееся, слушать победительную россыпь этого несмысленного мира. Это иссушило, упразднило его веру.
Вера же есть взираемое на невидимое, которое вечно. От веры вещи невидимые получают облик, являются как реальность.

А неверие создает великое оцепенение. По слову Спасителя для Фомы пришла ночь, в которой никто не может делать ничего. Так он медлил возвратиться к друзьям-ученикам, так он обозначил жест отчаяния: не поверю, пока не сделаю отчаянного бессмысленного дерзкого бессмысленного предприятия – не вложу руки в раны гвоздиные. Здесь нет желания удостовериться. Чувства не верны, особенно осязание и вкус. Для неверующих само явление родных с того света было бы недостаточным для уверения как мы слышим в притче о богатом и Лазаре. Нечем было утешиться ученику.
Но Сам Учитель, воскресший Христос, приходит подать ему руку помощи. Сам Иисус устраивает Фоме встречу с Собою. Когда-то ему, Фоме, пожелавшему разделить с Иисусом Его смерть, (пойдем и мы, и умрем с Тобою) явившись в новом обличии, снова «пройдя дверем затворенным», Иисус-сердцеведец научает, дает Свой урок Фоме неверующему: «Принеси руку твою, и вложи в ребра Моя, и не буди неверен, но верен».

Не будь неверен, оставаясь в прежнем теле греха, познай, что Мною оно упразднено. Я воскрес, как и обещал, но воскрес не для Себя: совоскресил вас с Собою. «Господь мой и Бог мой», – ответил Фома. Трудно сказать, прикоснулся ли он к телу воскресшего Христа. Он был помилован Милостивым, не умален в правах апостольства, но его служение, как апостола, теперь имеет свою особенность. Это даяние особой выстраданной милости тем, кто не уверует, если не увидит, если не увидит чудес, исполнения желаний, жизненных потребностей, кто опирается на постоянную подпитку вспоможения утешения от Господа, кто нацелен на безбедную земную жизнь, захвачен ее интересами и ее обстоятельствами.

Апостол Фома покровитель тех, кто в случае обрушившихся бедствий, испытаний, соблазнов (должно, говорит Господь, прийти соблазнам) ослабеет, перестанет держаться Господа, предстоя Ему в молитве и долготерпении, предастся стихии мира. Да не погибнут такие, удаляясь в страну далече. Нет никакой пользы удаляющимся от Христа, ибо восстанет от неверие апостола Фомы в познании жизни как стяжание Христово. В Нем, ради нас воскресшем, жизнь наша. В свете и силе воскресения Христова просвещается и обновляется все во вселенной. Мы – сыны воскресения, братья во Христе, в новом Адаме, в нашем все. И блаженны те, кто силою веры, не видя Его во плоти, веруют, и живут Словом-Христом во всяком мгновении, дарованном им, нам, новой жизни.
Аминь.

прот. Алексий Сысоев

Метки:

Комментарии закрыты.