google-site-verification: google21d08411ff346180.html Пасха. Наталья Барская | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Пасха. Наталья Барская

Апрель 30th 2016 -

Сошествие во ад

Сошествие во ад. Мастерская Дионисия. Начало XVI в.

Как «Сошествие во ад» представляют «Воскресение» древнейшие, домонгольские русские изображения — в росписях Софии Киевской, собора Мирожского монастыря во Пскове, на Златых вратах Суздальского Рождественского собора. Обратимся к наиболее хорошо сохранившемуся из них — «Воскресению» на суздальских Златых вратах.

Под надписью «Воскресение Господне» легкие горки означают земную твердь, меж ними очерчен провал — бездна ада. И над ней на перекрестье рухнувших врат, окруженный распавшимися замками и запорами, стоит Царь Славы, воскресший Христос. В одной руке Он держит крест, подъятый над усмиренной адской бездной, другой рукой, повернувшись в мощном движении, подымает, «воздвигает» из гроба Адама. Силы и сострадания исполнен обращенный к Адаму лик Христа, потрясен подымающийся после тысячелетних страданий древний Адам. А за Адамом встает, простирая к Спасителю руки и напряженно, с надеждой вглядываясь в него, жена Адама, первая женщина, праматерь Ева. По другую сторону от Христа стоят поднявшиеся в гробах, увенчанные коронами ветхозаветные цари и пророки Давид и Соломон. Над ними — изможденный «подвижник пустыни», посланный пророчествовать о приходе Божьего Сына — Иоанн Предтеча. Повернув лик, взирает он на Христа, благоговейно вникает в великое чудо, которое дано ему было прозреть и предсказать.

Как и другие ранние русские «Воскресения», образ на Золотых вратах пронизывает ощущение таинственной важности происходящего, столь отвечающее духу предания.

Главные черты древнейших русских «Воскресений» оставались неизменными в древнерусской живописи. Но к ним, как к основе, добавлялись другие детали. Сохранив древнюю основу, широким кругом оттенков обогатил образ «Воскресения» великий древнерусский художник Дионисий. Легкие золотистые горки подымаются и здесь над черным провалом адской бездны. И над бездной, на перекрестье поверженных адских врат торжественно стоит подлинный Царь Славы в образе человека. Легка, невесома Его фигура в пронизанных золотым свечением развевающихся одеждах. Ее окружает нежно-голубой круг — тот «свет от великого света», принесенный Христом во тьму ада, по-гречески называемый «мандорлой» — славой. Широко раскинув руки, Спаситель одной из них подымает из гроба Адама, а другой — Еву. Здесь Адам и Ева как бы возглавляют идущий к Христу спасенный Им людской род. За Адамом встают величавые старцы — библейские патриархи Авраам, Исаак и Иаков; юноша в шкуре — первый пастух, сын Адама и Евы, Авель; увенчанные коронами Давид и Соломон, одетый в специальную пророческую шапочку юный пророк Даниил. А за Евой подымаются из гробов женщины-праматери; указует на Христа, объясняя Его приход, Иоанн Предтеча. Рядом с ним взирает на Спасителя старец с ковчегом в руках-праведный Ной. И с обеих сторон за этими узнаваемыми, хорошо видимыми лицами и фигурами идут фигуры, не целиком видимые, создается ощущение бесконечного, уходящего за мандорлу шествия. Это людское множество выглядит действительно исторгнутым из адской бездны. Не только светлы лики восставших из гроба людей, но и их алые, нежно-зеленые, золотистые, багряные одежды проникнуты светом, в своем сияющем разноцветье толпа зримо противостоит мраку ада, у которого она отвоевана.

В черноте ада два ангела, сверкающие золотом нимбов, сияющие розовыми и золотистыми одеждами, сковывают исчерна-серого сатану, утверждая окончательность победы света над тьмой.

Но не только полноту победы, но и путь к ней представляет икона. Над мандорлой Христа три ангела в багряных, золотистых, нежно-зеленых одеждах возносят крест — орудие смерти и страдания, ставшее орудием победы над злом. А в саму голубую мандорлу вписаны легкие, как бы сливающиеся с ней, ангельские фигуры. В белых кружочках — сферах, которые они держат в руках, — надписи, означающие различные добродетели — «милость», «девство», «пост», «смирение», «любовь», «мир», «кротость», «радость». Тонкими длинными копьями поражают они серых демонов в бездне, над которыми надписи — «ярость», «мздоимство», «жадность», «блуд»; светом добродетели побеждаются людские пороки, обретается полнота дарованного Христом спасения.

Икона Сошествие во Ад

Сошествие во Ад

Первая половина XVI века. Музей древнерусского искусства
имени Андрея Рублёва

Чрезвычайно глубокий образ «Воскресения», где мастер с замечательной свободой развивает все сделанное предшественниками, дает икона, написанная новгородским художником в первой половине XVI века, принадлежащая сейчас Рублевскому музею. На этой иконе, как и положено, подымаются по углам горки, означающие землю. Чернеет внизу адская бездна, в которую, окруженный бирюзовой мандорлой, в сияющих золотым светом одеждах спускается Христос. Печать пережитых страданий лежит на лике Христа, всю беспредельность прощения и понимания несет Он исстрадавшемуся Адаму.

За Адамом встают Давид и Соломон, Иоанн Предтеча, пророк Даниил. Создавая ощущение бесчисленности идущих ко Христу, мастер подчиняет их всех единому поступательному ритму. Золотом, словно отражающим нимб Христа, горят нимбы над всеми головами; зеленые, алые, коричневые одежды противостоят черноте адской бездны, говорят о приобщении к спасительному свету. Но не открытую радость выражают лики спасенных. Написанные светящимися розовыми охрами по очень темному санкирю, они обращены друг к другу и к Христу с выражением ищущей мысли, размышления о той цене, которая заплачена за спасение.

Рядом с древней, традиционной формой изображения «Воскресения» как «Сошествия во ад» в XVII веке под сильным влиянием западного искусства возникла еще одна. На Западе Воскресение Христово изображалось «по самомышлению», предположительно, как бы оно могло произойти. Обычно изображался гроб, спящая стража и подымающийся из гроба Христос, часто окруженный сияющим в ночи светом. Вот этот-то способ изображения и усвоили русские художники, когда во второй половине XVII столетия на Русь широко стали поступать западные гравюры. Но все-таки способ, передающий событие с чисто внешней стороны, не удовлетворял их до конца, и они соединили его с привычным им образом «Сошествия во ад». Так возникла оригинальная композиция, представить которую можно на примере иконы из ярославской церкви Ильи Пророка.

В ее верхней части представлен подымающийся из гроба Христос, окруженный сиянием славы. В центре нижней части иконы изображен, также окруженный славой, Христос, сходящий во ад. Правой рукой Он подымает коленопреклоненного Адама. Сверху в ад нисходят ангелы, а за Адамом в левом углу иконы изображен распахнутый зев ада, из которого исходят людские толпы, и, обогнув мандорлу Христа, в направлении, обратном ангельскому движению, подымаются вверх, где изображены врата рая, а за ними — и сам рай в виде сада. Среди восходящих к раю можно различить и Предтечу, и Давида, и Соломона, и других ветхозаветных пророков. А в райском саду видны благообразные Илия и Енох, когда-то взятые на небо живыми, и полуобнаженный разбойник, который был распят вместе с Христом и которого за его раскаяние Христос в тот же день взял в рай.

Метки: ,

Pages: 1 2 3

Комментарии закрыты.