google-site-verification: google21d08411ff346180.html Следствие о гибели царской семьи и лиц из их окружения | Алчевск Православный

Следствие о гибели царской семьи и лиц из их окружения

Февраль 1st 2016 -

Экспертизы 1991-98 гг.

Экспертные исследования по делу проводились с 24 августа 1991 года по 24 января 1998 года. Выводы судебно-медицинской экспертной комиссии сводятся к следующему:

1. Представленные на экспертизу костные объекты являются останками девяти человек (4 мужчин и 5 женщин).

2. Все скелеты значительный срок (не менее 50 — 60 лет) находились в условиях одного захоронения.

3. Установлена принадлежность пяти скелетов лицам, составляющим одну конкретную семейную группу, а именно: скелет №4 — Романову Николаю Александровичу, №7 — Александре Федоровне, №3 — Ольге Николаевне, №5 — Татьяне Николаевне, №6 — Анастасии Николаевне.

По остальным четырем скелетам установлено, что они являются останками: скелет №1 — Демидовой Анны Степановны, №2 — Боткина Евгения Сергеевича, № 8 — Харитонова Ивана Михайловича, №9 — Труппа Алоизия Егоровича.

Останки Романовой Марии Николаевны и Романова Алексея Николаевича среди исследованных костных объектов найдены не были.

Каких либо повреждений шейных позвонков, свидетельствующих о возможном отчленении голов, не обнаружено.

Эксперты заявили о «признаках воздействия агрессивной химической среды» на останки. Это объясняло малое количество сохранившихся фрагментов скелетов №8 (Харитонов) и №9 (Трупп), которые находились в месте максимальной концентрации реагента. Эксперты говорили о «кратковременном воздействии агрессивного вещества, возможно, серной кислоты» и подтверждали, что «следов воздействия высокой температуры на представленных останках не выявлено».

Выводы группы генетиков под руководством Павла Леонидовича Иванова и Питера Гилла звучал так: «Вероятностный анализ и оценка... экспериментальных данных показали с достоверностью не менее 99%, что пять конкретных скелетов из девяти исследуемых являются останками членов семьи Романовых — отца, матери и трех дочерей». Эти выводы дополнило генетическое исследование, проведенное в 1998 г. Евгением Ивановичем Рогаевым, который сравнивал образцы крови племянника Николая II Куликовского-Романова и образцы костной ткани скелета №4. Его заключение звучит менее категорично: «сравнительный анализ говорит о близком родстве Куликовского-Романова с лицом, условно обозначенным среди останков №4».

Эти выводы экспертов были оспорены другими генетиками. Доктор биологических наук, профессор, директор департамента судебной и научной медицины университета Китадзато (Япония) Татцуо Нагаи после проведения ДНК-анализа получил результаты, отличные от результатов, полученных Питером Гиллом и Павлом Ивановым по пяти пунктам. Его выводы проверяла группа экспертов во главе с профессором Бронте, президентом международной ассоциации судмедэкспертов. Анализы, проведенные группой Бронте, подтвердили результаты, полученные Нагаи, и Бронте открыто выступил с заявлением, что екатеринбургские останки не являются останками Романовых.

Следует отметить, что генетическая наука в то время очень бурно развивалась. В 1993 г. Гилл и Иванов проводили сравнение по 6 точкам, однако сравнение по 10 точкам показало, что результаты, основанные на анализе по 6 точкам, часто дают ошибочные выводы. Уже в 2000 г. та же научно-исследовательская лаборатория МВД Великобритании, которая проводила исследования, перешла на методику сравнения по 10 точкам, а еще через два года они стали работать по 16, а затем и по 20 точкам. Поэтому авторы экспертиз 2007—2008 гг., проведенных в лабораториях США и Австрии, об исследованиях генетиков в 90-ые годы говорят, что «результаты были ненадежными». Эти факты хорошо объясняют, почему исследования ДНК не смогли стать решительным аргументом в спорах о подлинности останков в 1998 г.

Кроме генетиков задачу идентификации решали антропологи и судмедэксперты. Была установлены основные антропометрические данные: возраст, пол, рост, а так же причины смерти. Была проведена реконструкция черепов. Компьютерный анализ черепов выявил выраженные математически доказанные сходства между черепами 3, 5, 6, 7 (Ольга, Татьяна, Анастасия и Александра Федоровна), которые резко отличаются от всех остальных. Метод фотосовмещения черепов и прижизненных фотоснимков позволил персонифицировать останки сестер Романовых и сделать вывод об отсутствии в захоронении Марии Николаевны. Важным стал вывод экспертов о невозможности установления факта наличия на черепе императора Николая II рубленых ран, полученных в 1891 году в Японии, поскольку повреждение затронуло только наружную костную пластинку свода черепа, а к моменту исследования эта пластинка не сохранилась.

Следует признать, что к 1998 году следствие обладало большим количеством фактов, свидетельствующих о подлинность могилы, вскрытой в 1991 г. Требовалось найти недостающие останки, закончить ряд исследований, преодолеть разномыслие ученых в некоторых важных вопросах. Но на следствие было оказано давление, в результате которого исследования были прекращены, а поиски свернуты. Правительственная комиссия стала в спешке готовиться к захоронению останков в Петропавловской крепости.

Лоуэлл Левин, судмедэксперт из США, в связи с этими событиями заметил: «... трудно говорить о научной достоверности. ...Возникает впечатление, что все происходящее здесь, связано с политическими... соображениями...». Пожалуй, это предложение американского ученого является ключевым при объяснении, почему в 1998 г. следствие было прекращено.

В 1998 г. Русская Православная Церковь не признала екатеринбургские останки подлинными. В ситуации, когда следствие закрывается, не найдя всех останков и не ответив на ряд принципиальных вопросов; когда наблюдается несогласие исследователей по проблеме идентификации, Церковь, которая не является специалистом и не может выбрать какое-то мнение ученых, воздержалась от выводов о признании или непризнании останков.

На заседании Священного Синода 26 февраля 1998 года был заслушан доклад митрополита Ювеналия, на основании которого Синод высказался «в пользу безотлагательного погребения этих останков в символической могиле-памятнике. Когда будут сняты все сомнения относительно „екатеринбургских останков“ и исчезнут основания для смущения относительно противостояния в обществе, следует вернуться к окончательному решению вопроса о месте их захоронения».

Синод предлагал совершить временное захоронение и довести до конца все исследования, чтобы, получив бесспорные результаты, прекратить распри в обществе по этому вопросу. К сожалению, голос Церкви услышан не был.

Когда следствие было закрыто, поиски останков царевича Алексея и великой княжны Марии Николаевны, которые велись с 1992 г. специалистами Института истории и археологии из-за прекращения финансирования были остановлены, но их продолжали энтузиасты.

Раскопки 2007 г.

Екатеринбургский краевед Виталий Шитов и член военно-исторического клуба «Горный щит» Николай Неуймен организовали группу поисковиков, которые по выходным дням проводили разведку с помощью щупов, а также рыли шурфы.

29 июля 2007 г. один из поисковиков — Леонид Вохмяков щупом обнаружил костровище. Не сообщив об этом руководителю археологических работ, он самостоятельно «протыкал его по всей поверхности на большую глубину (что привело к разрушению части артефактов)», а потом стал рыть яму, из которой извлек несколько человеческих костей, угли, железные детали, фрагменты керамики. Только после этого он сообщил о находке руководителю группы Григорьеву, а тот по телефону сообщил о находке археологу Курлаеву и Авдонину. «Поехав за ними, он попросил поисковиков воздержаться от дальнейших копаний». Но когда они приехали, то увидели, что поисковик Плотников уже расширил яму до 1 метра в диаметре и на глубину 0.5 м. Схема расположения находок при этом не составлялась, грунт не просеивался (потом в грунте обнаружили 3 зуба).

Научные раскопки по всем правилам археологии площадью 100 квадратных метров продолжались с 30 июля по 6 августа. В ходе раскопок были найдены угли; гвозди, пластины и уголки от ящиков; три пистолетные пули со следами воздействия высоких температур и возможно агрессивных химикатов; фрагменты керамики, полностью идентичные фрагментам, найденным в захоронении 9 тел при раскопках 1991 г.; фрагмент ткани черного цвета; фрагменты костей и зубов. Анатомического соответствия во взаиморасположении костей не наблюдалось.

Экспертизы 2007 — 2009 гг.

На исследование было представлено 46 костных фрагментов и 7 зубов или их фрагментов. Большая часть фрагментов костей (35 из 46) имела чрезвычайно малую массу (в пределах 3 г) и слабо дифференцировалась в анатомическом отношении. Было выявлено 10 фрагментов костей, достоверно принадлежащих человеку и допускающих диагностику основных групповых признаков личности.

При исследовании было установлено, что все эти 10 фрагментов костей и 7 фрагментов зубов являются частями скелетов двух людей. К скелету подростка мужского пола (вероятный возраст 12 — 14 лет) относятся 7 костных фрагментов и, вероятно, 4 зуба. К скелету женщины (вероятный возраст 18 — 19 лет) относятся 3 костных фрагмента и, вероятно, 3 зуба.

На некоторых костных останках и зубах определялись признаки воздействия высоких температур и серной кислоты. Данные инфракрасной спектрофотомерии свидетельствовали о том, что трупы сжигались на костре, а не в топке; о том, что останки сначала сжигали, а уже потом обливали серной кислотой, и что условия для длительного воздействия кислоты на местности созданы не были.

Общий вывод экспертизы звучит так: «По признакам пола и возраста, давности захоронения и условиям, направленным на уничтожение трупов, костные объекты могли принадлежать Цесаревичу Алексею Николаевичу и Великой княжне Марии Николаевне, соответственно 1904 и 1899 годов рождения, расстрелянных в июле 1918 года».

Для генетического анализа экспертами были выбраны три относительно хорошо сохранившихся костных фрагмента и костные образцы из захоронения, обнаруженного в 1991 г. предположительно принадлежащие императору Николаю II, императрице Александре Федоровне и их дочерям — Ольге, Татьяне и Анастасии.

Выводы экспертизы звучат так: «По генетическим данным невозможно идентифицировать, кто из дочерей находится в захоронении. Достоверно установлено, что женщина, костные фрагменты и зубы которой найдены в захоронении 2007 года является дочерью императора Николая II и дочерью императрицы Александры Федоровны Романовой. На основании исследованных образцов лица мужского пола из захоронения 2007 года, его можно идентифицировать как сына императора Николая II и сына императрицы Александры Федоровны Романовой, то есть как цесаревича Алексея Николаевича Романова».

Новые генетические исследования образцов костной ткани девяти человек из захоронения 1991 года, проведенные на новом уровне и дающие высочайшую степень достоверности, подтвердили выводы, генетических экспертиз 1992 — 1998 годов.

В отношении второго захоронения, обнаруженного в 2007 г. эксперты отметили, что «было выявлено резкое несоответствие рассчитанной и реальной зольной массы, которое свидетельствует о том, что при поисковых работах было обнаружено лишь одно из нескольких мест криминального захоронения останков двух людей». Казалось бы, что этот вывод подталкивал следствие к продолжению поиска других захоронений, но оно эту задачу проигнорировало.
Положительные результаты следствия генеральной прокуратуры РФ

Несмотря на все отмеченные недостатки, следствие генеральной прокуратуры 1993 — 2009 гг. на сегодняшний день является самым полным исследованием по проблеме расстрела и захоронения останков Царской семьи и их окружения. Из наиболее важных положительных результатов следствия следует отметить следующее.

Метки:

Pages: 1 2 3

Комментарии закрыты.