google-site-verification: google21d08411ff346180.html Святитель Иов, патриарх Московский и всея Руси | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Святитель Иов, патриарх Московский и всея Руси

Октябрь 18th 2010 -

Святитель Иов, Патриарх Московский и всея Руси. Рисунок 1672 г.

Память его празднуется 19 июня в день преставления, 5 апр. в день перенесения мощей, в 1-ю Неделю после праздника свв. апостолов Петра и Павла (29 июня) вместе с Собором Тверских святых

Иов, первый патриарх московский и всея Руси.

Происхождение его в точности не известно. По рассказу «Истории о первом Иове патриархе», составленной в середине XVII века Иоанн родился в 30-е годы ХVI в. в семье посадских людей города Старицы Тверской губернии. Отроческие годы прошли в Старицком Успенском монастыре, куда отец отдал его на воспитание.

Архимандрит этого монастыря Герман воспитал и обучил мальчика «грамоте и всему благочинию и страху Божию»; возросши, Иоанн принял иночество с именем Иова, а после того, как царь Иоанн Грозный посетил Старицкий монастырь, «государским благорассмотрением сий инок Иов в той же святей обители поставлен бысть архимандритом» (около 1569 г.).

В 1571—1572 гг. архимандрит Иов настоятельствовал в московском Симонове монастыре, а в 1575—1580 гг. — в московском же Новоспасском.

В апреле 1581 г. Иов был рукоположен во епископа коломенского; в январе 1586 года митрополитом Дионисием возведен в сан ростовского архиепископа, а 11 декабря того же года он сменил этого же Дионисия на московской митрополичьей кафедре.

Известно, какие важные события свершались тогда во внутренней жизни русской церкви и в сфере ее отношений к православному востоку. Объединение великорусской народности под властью московского великого князя, бывшее следствием пробуждения и развития национального самосознания в массах, в свою очередь влияло на дальнейший рост национальных идеалов и послужило основанием для известной теории «Москва — третий Рим». Молодое московское государство, только что освободившееся от татарской зависимости, было тем не менее одним из сильнейших государств северной Европы XVI века, а православная русская церковь была единственною не разоренною от иноверных. Русские люди скоро поняли, что с падением Константинополя значение общего центра православного может быть наследовано только Москвою.

Своего великого князя московские люди называли еще в начале XVI века «единым православным великим русским царем во всей поднебесной», «браздодержателем святых Божиих престолов святой вселенской и апостольской церкви».

В 1547 г. московское княжество торжественно было превращено в «царство», и в это новое царство, «третье» после «Рима старого» и «Рима нового», сливались все другие христианские царства; возникала вместе с тем и третья церковь московская, пастырю которой приличествовал сан уже не митрополичий, а патриарший.

Около 1569 года Старицкую обитель посетил царь Иоанн Грозный; инок Иов привлек к себе его благосклонное внимание и вскоре был возведен в сан архимандрита.

В 1571 году архимандрит Иов был назначен настоятелем Симонова монастыря в Москве.

В 1572 году, а позднее и в другие годы, он был участником церковных Соборов.

В 1575 году святитель Иов был назначен настоятелем Ново-Спасского монастыря и в течение шести лет возглавлял древнюю московскую обитель.

В 1581 году архимандрит Иов был рукоположен в сан епископа Коломенского.

В 1586 году стал архиепископом Ростова Великого и в 1587 году — митрополитом Московским.

Когда 26 января 1589 г. осуществилось давнее желание русского правительства устранить формальную подчиненность русской церкви Константинополю, то из трех кандидатов царь Федор Иванович выбрал духовным руководителем страны Иова.

23 января 1589 года при участии Патриарха Константинопольского Иеремии II состоялось наречение, а 26 января — торжественное поставление митрополита Иова в Патриарха Московского и всея Руси.

В конце XVI в., со вступлением на престол царя Феодора Иоанновича, московское правительство направляет свои усилия к тому, чтобы поднять в среде восточного духовенства вопрос об учреждении патриаршества на Москве и добиться его разрешения в положительном смысле. Открытые переговоры об этом деле начались, насколько известно, в 1586 году, еще при митрополите Дионисии, когда в Москву приезжал «за милостынею» антиохийский патриарх Иоаким; его просили, чтобы он «посоветывал» с восточными иерархами об установлении на Москве патриаршества «ко благочестию веры христианския».

На первом плане, как начинатели и руководители переговоров с греческими иерархами были представители светской власти: сам царь Феодор Иоаннович и его шурин Борис Феодорович Годунов. по официальным описаниям, главная роль в этом деле принадлежала самому благочестивому царю Феодору, который в данном случае сознательно шел впереди других к достижению им самим поставленной цели; известия же частного характера дают историкам повод думать, что настоящим руководителем московской дипломатии в этом деле был Борис Годунов; например, один из современников события, дьяк Ив. Тимофеев, в своем «Временнике», упоминая об установлений патриаршества, колеблется в оценке факта; не решается признать его следствием личных своекорыстных интриг Годунова, но очень решительно заявляет, что «устроение ce бысть начала гордыни его».

Что же касается до мнения, будто бы к патриаршеству стремились сами московские митрополиты, сперва Дионисий, затем Иов, то надобно помнить, что в данном вопросе личное положение московского митрополита было очень щекотливо и ему, разумеется, надлежало действовать с особенною сдержанностью по соображениям простого приличия. И действительно, во всем ходе переговоров о патриаршестве нельзя заметить вмешательства Иова, ни прямого и открытого, ни косвенного и тайного.

В переговорах с антиохийским патриархом Иоакимом в 1586 г. Иов, будучи архиепископом ростовским, не мог играть заметной роли, хотя и участвовал в торжественной встрече, устроенной приезжему иерарху, 25 июня в Успенском соборе, от всего московского духовенства. Когда же в 1588 году в Москву приехал цареградский патриарх Иеремия и с ним были начаты прямые переговоры об установлении на Москве патриаршества, митрополит Иов оставался совершенно в стороне от дела. С патриархом беседовали государев шурин и государевы дьяки; Иов же выступает на вид лишь тогда, когда его избрали в патриархи и когда после наречения в сан, бывшего 23 января 1589 года, совершено было 26 января и поставление его по торжественному «чину и уставу».

Патриаршество Иова протекло в такую пору, когда московское государство переживало исключительной важности события: прекращение потомства Калиты, утверждение на престоле Бориса Годунова и погибель его сына Феодора от самозванного Димитрия. По этой причине, разумеется, патриарх Иов гораздо чаще является перед нами, как политический деятель, чем как иерарх, устрояющий церковь.

В области церковной ему пришлось приводить в исполнение соборное уложение 1589 года, по которому следовало быть в великом Российском царствии четырем митрополитам («в великом государстве новгородском, в царствующих градех в Казани и в Астрахани, в великом княжении града Ростова, близ царствующего града Москвы на Крутицах»), шести архиепископам (в Вологде, Суздале, Нижнем Новгороде, Смоленске, Рязани и Твери) и восьми епископам (во Пскове, Ржеве Володимирове, Великом Устюге, на Белоозере, в Коломне, в земле Северской, в Дмитрове; восьмая епископия в уложенной грамоте не была поименована). Иов произвел согласно с уложением четырех митрополитов: новгородского — Александра, ростовского — Варлаама, казанского — Гермогена и крутицкого — Геласия.

Из шести архиепископов Иовом поставлены были пять; место шестого нижегородского, занимал выезжий иерарх Арсений, архиепископ елассонский (называемый в современных актах «галасунским»), которого именовали и « архангельским», потому что ему указано было жить при московском Архангельском соборе. В 1602 г., впрочем, открыта была и шестая архиепископия, но не в Нижнем Новгороде, а в Астрахани. Что же касается до восьми епископий, определенных уложением, то они не были установлены в предуказанном порядке; епископия коломенская существовала и ранее уложения 1589 года, а после этого уложения установлены только две: псковская и корельская.

Таким образом, по причинам для нас неясным, соборное уложение 1589 г. не совсем точно было исполнено.

Других же мероприятий общего характера при патриархе Иове не видим; а из дел текущего управления можем отметить только:

1) заботы о поддержании благочиния в низшем духовенстве, причем подтверждались и дополнялись меры, указанные в этом направлении Стоглавым собором;

2) заботы о распространении и поддержании православия среди инородческого населения, преимущественно на восточных окраинах государства и в только что занятом Сибирском царстве,

3) установление церковных праздников святым, уже ранее чествованным церковию и вновь канонизованным.

Так, в честь московских святителей Петра, Алексия и Ионы ранее существовали, особые каждому, празднества; при патриархе Иове установлен общий им праздник 5 октября.

Патриарх Иов,

Память преп. Иосифа Волоцкого почитаема была местно, в его обители; при патриархе Иове определено праздновать ему по всей Руси 9 сентября. При Иове канонизованы были вновь: Василий Блаженный, юродивый московский, Гурий и Варсонофий, казанские чудотворцы, препод. Антоний Римлянин, препод. Корнилий комельский, св. благоверный князь Роман угличский.

Свои личные средства и богатые царские подарки Патриарх Иов употреблял на милостыню и на строительство храмов. Только в Москве в период с 1592 по 1600 год было построено 12 храмов.

Pages: 1 2 3

Комментарии закрыты.