google-site-verification: google21d08411ff346180.html Святитель Иов, патриарх Московский и всея Руси | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Святитель Иов, патриарх Московский и всея Руси

Октябрь 18th 2010 -

В июне 1605 года его свергли с патриаршества, схватив его во время служения в Успенском соборе и ограбив его дом. Он просил, чтобы его отпустили «на обещание его» в город Старицу в Успенский монастырь, в котором он принял иночество; его отправили туда на убогой телеге. Патриархом на Москве стал архиепископ рязанский Игнатий.

Новый царь Димитрий и новый патриарх Игнатий правили Московским государством около года. В мае 1606 года первый был убит, а второй заключен в Чудове монастыре.

На царский престол вступил Василий Иванович Шуйский, но Иов уже не возвратился на патриаршество; «не возвратися, говорять современники, понеже доброзрачная зеница потемнеста и сладостный свет от очеси его взятся».

Ho если бы Иов и не потерял зрения, вряд ли бы он стал патриархом при Шуйском; последний не мог желать, чтобы на патриаршестве был человек с политическим значением. Иова он сторонился, как друга Годуновых; митрополита Филарета ростовского, о наречении которого в патриархи шла тогда речь, он боялся, как главу сильной фамилии Романовых, а потому в патриархи наречен был митрополит казанский Гермоген.

Царствование Шуйского было очень несчастливо: народные массы, которые до тех пор были послушным орудием в руках придворных партий, сами собою пришли в брожение и московское правительство не могло ни справиться с ними, ни даже уразуметь точно причины и цели движения. В первое время своего правления царь Василий не один раз, в борьбе со своими врагами, прибегал к мерам нравственного порядка. Так из церковного торжества перенесения мощей царевича Димитрия в Москву он сделал средство политического воздействия на народ, думая этим уничтожить самую возможность самозванщины. Видение, бывшее «в тонце сне» какому-то «мужу духовну», было принято за призыв свыше к общему покаянию и очищению и повело к тому, что с 14 по 19 октября 1606 г. «пост учинили во царстве» и молились о том, чтобы Господь укротил междособие и укрепил власть царя Василия.

Свв. Патриархи Гермоген и Иов совершают Покаянный чин в Успенском соборе Московского Кремля в 1607 г. Наталья Климова.

Свв. Патриархи Гермоген и Иов совершают Покаянный чин в Успенском соборе Московского Кремля в 1607 г. Наталья Климова.

В начале 1607 года, в тяжелую пору войны с Болотниковым и самозванцем Петром, царь Василий по совету с патриархом Гермогеном вызвал в Москву бывшего патриарха Иова для того, чтобы совершить торжественно всенародное покаяние во многих клятвопреступлениях и изменах прежде бывшим царям. Патриархи должны были, выслушав народное покаяние и мольбы о разрешении грехов, подать народу просимое разрешение и этим укрепить народ в верности Шуйскому.

Иов приехал в Москву 14 февраля, был встречен с почетом и 20 февраля в Успенском соборе простил и благословил свою бывшую паству. Таким образом состоялось примирение патриарха с народом, который, всего полтора года тому назад, в той же самой церкви попустил клевретам самозванца низвергнуть и оскорбить пастыря.

Вскоре после возвращения Иова в Старицу, он скончался, 19 июня 1607 года, окруженный попечениями своего почитателя, архимандрита старицкого Успенского монастыря Дионисия, того самого, который в смутное время правил Троице-Сергиевым монастырем

Погребен у западных дверей Успенского собора Старицкого монастыря. Впоследствии над его могилой была устроена часовня. В 1652 году при Патриархе Иосифе нетленные и благоуханные мощи святителя Иова были перенесены в Москву и положены рядом с гробницей Патриарха Иоасафа (1634—1640). От мощей святителя Иова происходило множество исцелений.

От Иова дошло до нас несколько произведений, составленных с большим литературным искусством и очень риторичных. На первом месте упомянем «Повесть о честнем житии царя Феодора Иоанновича», написанную при царе Борисе и вошедшую в Никоновскую летопись. В этой повести Иов дал общий обзор важнейших событий времени царя Феодора: подчинения Сибири, учреждения патриаршества, шведской войны, войны с крымцами в 1591 году. Особенно интересны для историка: рассказ Иова о последних минутах царя Феодора, некоторые черты рассказа о нашествии татар на Москву в 1591 г. и характеристики самого царя Феодора и Бориса Годунова. И к тому и к другому лицу Иов относится с величайшим сочувствием. В его глазах Феодор «древним царем благочестивым равнославен». Господствующею чертою в характере Феодора Иов считает глубокое благочестие: стремление к вечному отвлекает Феодора от житейских забот, ведет его к непрестанной молитве, к изнурительному посту. Вся жизнь царя есть ряд подвигов благочестия и благотворения: он «зело благочестив и милостив ко всем, кроток и незлобив, милосерд, нищелюбив и отранноприимец». Этими свойствами Феодор отличается не только в частной жизни но и в управлении государством; он царствует, «правду любя, злобы ненавидя, любовь имея, лукавство и разрушая, и межусобныя брани, востающия во всем царствии его, своим царским смиренномудрием укрощая и вся пределы богохранимого царствия своего в мире и в тишине и во всяком благоденствии утвержая». В лице Феодора таким образом, Иов создает как бы идеал монарха, инока и аскета в личной жизни и в то же время разумного, кроткого и деятельного правителя. В других русских сказаниях той эпохи Феодор Иоаннович является столь же благочестивым человеком, но совершенно не деятельным государем.

Что касается до Бориса Годунова, то его Иов ставит по добродетелям рядом с Феодором. Борис мудр и храбр; о его уме, мужестве и благочествии слава распространилась даже за пределы Руси, сам царь Феодор, видя правление своего шурина, удивлялся его достоинствам; «пречестным его правительством благочестивая царская держава в мире и тишине велелепней цветуще»; он создал много каменных градов и в них много храмов и обителей; Москву он украсил, «яко некую невесту», построив в ней много церквей, «палаты купеческия» и каменные стены. Таков был «изрядный правитель», по рассказу патриарха. И та и другая личность, и царь и правитель одинаково идеальны в изображении Иова. Его мастерской панегирик Борису есть лучшее свидетельство того, что Иов был крепким другом царя Бориса. Об этой крепкой дружбе говорит и «духовная грамота» Иова. Начинается она своего рода автобиографией патриарха, за которою следует теплая похвала царю Борису. К последнему Иов много раз обращается в завещании с благодарностью за « благодеяния и милосердие» к нему, патриарху, с благословением и прощением, наконец, с объяснениями о том, в каком положении находится патриаршее имение и куда была трачена патриаршая казна. Завещание это составлено было Иовом еще в то время, когда нельзя было предвидеть скорого падения Годуновых и изгнания самого патриарха.

«Послание» Иова царице Ирине по поводу смерти царевны Феодосии, торжественные «грамоты», излагающие ход и мотивы избрания Бориса в цари, приветственные «речи», говоренные Иовом царю Борису, — это особый вид официальной риторики, которою Иов владел с большим совершенством. Интересно то обстоятельство, что в 1613 году, по избрании на царство Михаила Феодоровича, для составления «утвержденной грамоты» об избрании, дословно воспользовались текстом такой же грамоты 1598 года, которую составлял или же редактировал Иов.

Наконец, Иову принадлежат учительные послания грузинским царю и митрополиту и грамота константинопольскому патриарху по вопросу о московском патриаршестве, а также «канон» и «служба» преподобному Иосифу Волоколамскому, составленные по случаю установления праздника этому святому 9 сентября.

В «Истории Российской» В. Н. Татищева (т. І, стр. XII) находится указание, что «Иосиф келейник Иова патриарха или сам Иов» описал дела последних 24 лет царствования Грозного «весьма кратко», а затем «до избрания царя Михаила (sic!) довольно пространно». Конечно, Иов не мог описать времени после 1606 года, так как сам скончался в 1607 году, а в 1606 уже потерял зрение; но и о времени Грозного мы не знаем труда Иова и потому должны осторожно относиться к сообщению Татищева, который мог в данном случае иметь в виду «Повесть» Иова о царе Феодоре и предшествующие ей в списках Никоновского свода известия о царствовании Иоанна ІV-го.

Личные свойства патриарха Иова мы можем определить только по сообщениям упомянутой выше «Истории о первом Иове патриархе». Составленная, вероятно, по случаю перенесения тела патриарха в Москву в 1652 году, эта «история» не современна патриарху и отличается панегирическим тоном; тем не менее характеристика Иова, данная в ней, очень любопытна.

По словам автора «истории», патриарх Иов владел редким знанием Св. Писания и богослужебных книг, служил всегда наизусть и с замечательным чувством; вел воздержную жизнь и строго постился; oтличaлcя полным смирением и кротостью; «во дни же убо его не обретеся человек подобен ему ни образом, ни нравом, ни гласом, ни похождением, ни вопросом, ни ответом».

Патриарший сан не изменил характера Иова, и он остался тем же кротким человеком: «ленивых никакоже никогда царю не оглашая и никого никогда же не оскорбляя, ни стужая никому, но всех милуя и преизлишно питая».

Смирением патриарха автор объясняет и все особенности его политической деятельности. Когда Борис Годунов воцарился «многим кознодейством», его темные дела стали известны народу и соблазняли его. Многие люди упрекали Иова в том, что он «молчит» перед Борисом; но Иов только плакал и не мог стать «обличником» Бориса. Не стал он прямо против Годунова и тогда, когда развились доносы и погибало много невинных людей: патриарх только молился и просил народ, «дабы престали от всякого зла дела, паче же от доводов и от ябедничества; и бе ему непрестанные слезы и плач непостижный».

Мужественно ополчился Иов только против самозванца, которого автор «истории» называет еретиком и волхвом. Патриарх «с горькими слезами глаголаше народом», что он знал Отрепьева давно, — «как он в Чудове монастыре был и как в келии у него жил». — Эта характеристика по существу не противоречит тому, что известно из других источников; но она и проверена быть не может. Личности в древней Руси обыкновенно слишком мало высказывались и потому всего труднее точно определять их.

Карамзин, «История Государства Российского», X—XII; Соловьев, «История России», VII — VIII; Макарий, митр., «История Русской церкви», т. X; О. П. Николаевский, «Учреждение патриаршества в России»; «Русская Историч. Библиотека, изд. Археографич. Комиссиею», XIII; статьи о патриархе Иове в «Православн. Собеседнике», 1867 г. № 10, и в «Московеких Университ. Известиях», 1871 г., №№ 6 и 7.

В этой обители он принял монашество с наречением имени Иов. Около 1569 года обитель посетил царь Иоанн Грозный, инок Иов привлек к себе его благосклонное внимание и вскоре был возведен в сан архимандрита. В 1571—1572 годах он настоятель Симонова Успенского монастыря в Москве, в 1575—1580 годах — Новоспасского. В 1581 году архимандрит Иов был рукоположен в сан епископа Коломенского. В 1586 году стал архиепископом Ростова Великого и в 1587 году — митрополитом Московским. 23 января 1589 г. при участии патриарха Константинопольского Иеремии состоялось наречение, а 26 января — торжественное поставление митрополита Иова в патриарха Московского и всея Руси.

Патриарх Иов ежедневно совершал Божественную литургию, читал наизусть Евангелие, Псалтирь и Апостол. «Во дни его не обретеся человек подобен ему, ни образом, ни нравом, ни гласом, ни чином, ни похождением, ни вопросом, ни ответом», — отмечает его жизнеописатель.
Со смертью царя Феодора Иоанновича в 1598 году пресеклась мужская линия династии Рюриковичей, начался период государствен-ных нестроений, известный в истории России как Смутное время. Патриарх Иов, будучи уже старым и больным, составил обличительные грамоты, в которых Лжедимитрий назван своим настоящим именем беглого монаха Григория Отрепьева, обманщика и самозванца. Эти грамоты отрезвили многих, но Лжедимитрий успел заручиться поддержкой Польши и Ватикана, обещая ввести в России унию. В январе 1605 года патриарх Иов предал анафеме Лжедимитрия и поддерживающих его изменников. 13 апреля 1605 года скоропостижно скончался царь Борис Годунов. В Москве вспыхнул бунт, город был сдан самозванцу и полякам. Патриарх Иов отказался присягнуть Лжедимитрию и был низложен. Слуги Лжедимитрия ворвались в Успенский собор Кремля, чтобы убить патриарха. Святитель молился в это время перед Владимирской иконой Божией Матери. Сторонники самозванца сорвали с патриарха архиерейское облачение и не дали окончить Литургию. Он претерпел множество поношений и был сослан в Старицкий Успенский монастырь. В конце дней своих он благословил на патриаршество митрополита Казанского Ермогена. Через два года, 19 июня 1607 года, патриарх Иов скончался и был погребен в Успенском Старицком монастыре. В 1652 г. мощи святителя перенесены в Москву в Успенский собор.

Прославлен святитель в 1989 г.

Pages: 1 2 3

Комментарии закрыты.