google-site-verification: google21d08411ff346180.html Празднество Пресвятой Деве Богородице в честь явления Ее иконы Казанской | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Празднество Пресвятой Деве Богородице в честь явления Ее иконы Казанской

Июль 20th 2010 -

Московская Казанская икона Божией Матери

Считается, что русское ополчение Богородица взяла под свое покровительство.

Узнав о чудесах, совершенных от иконы, ополченцы взяли ее с собою в поход и постоянно возносили перед ней молитвы, прося о помощи. Они освободили Китай-город 4 ноября (22 октября по старому стилю), а Кремль взяли через два дня. Русские воины на другой день пошли с крестным ходом в Кремль с Казанской иконой Божьей Матери в руках.

В 1611 г. под Москву, занятую поляками, из Казани с казанским ополчением был принесен список явленной Казанской иконы. В летописях отмечено это важное историческое событие (Летопись о многих мятежах. 1771. С. 236; «Книга глаголемая Новой Летописец степен» // Русская летопись по Никонову списку. СПб., 1792. Ч. 8. С. 167; Новый летописец, сост. в царствование Михаила Феодоровича, издан по списку кн. Оболенского. М., 1853. С. 131, 139, 164; ПСРЛ. Т. 14. [Ч.] 2. С. 113, 132; Т. 31. С. 155). Церковные и светские историки Г. З. Елисеев, П. С. Казанский, прот. А. И. Невоструев, прот. Д. И. Кастальский, митр. Макарий (Булгаков), архиеп. Сергий (Спасский), А. А. Дмитриевский, архим. Феодор (Поздеевский) на основании летописных свидетельств считали, что в Москву был принесен список явленной Казанской иконы, а не она сама. Находившийся в 30-х гг. XVII в. в Москве гольштинский путешественник Адам Олеарий называл М. К. и. «копией» явившегося в Казани образа, к-рая была доставлена в Москву (Олеарий А. Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно. СПб., 1906. С. 323). По сообщению Хронографов Лобковского и Ельнинского, икона появилась под Москвой по благословению патриарха Ермогена (Мельников-[Печерский] П. [И.]. Несколько новых сведений о Смутном времени, о Козьме Минине, кн. Пожарском и патр. Ермогене // Москвитянин. 1850. Ч. 6. № 21. Отд. 3. С. 7). С принесенной из Казани иконой в тяжелом бою с гетманом А. Ходкевичем ополчением городов Н. Волги и казаками был взят Новодевичий мон-рь, после чего этот образ стал почитаться чудотворным. О пребывании иконы под Москвой повествует также «Сказание о приходе чюдотворнаго образа Пречистыя Богородицы Казанския под царствующий град Москву, егда восхитиша его богоотступники и разорители православныя веры литовскиа люди», объединяемое иногда с Повестью митр. Ермогена и известное в списках XVII в. (РНБ. Q 109. Л. 334 об. — 336 — Сборник слов, поучений и житий святых, 1642 г.; Чугреева. «Державная Заступница». 2003. С. 18-20. Ил. 11, 12). Согласно тексту «Сказания...», икона была принесена в Москву 22 июля 1611 г. вместе с образом Казанских святителей Гурия и Варсонофия и поставлена в каменной ц. Благовещения (1514) в с. Воронцове (ныне ул. Воронцово Поле), выстроенной в 1515 г. итал. архит. Алевизом Новым. В кон. авг. — нач. сент. 1611 г. в Москве построили Казанский деревянный храм, куда перенесли икону. В связи с тяжелой обстановкой под Москвой она пробыла здесь до начала зимы 1611/12 г. (в «Сказании...» — до окт.), после чего с казанским протопопом ее отправили в Ярославль (ПСРЛ. Т. 14. [Ч.] 2. С. 132). Весной 1612 г. в Ярославль пришло ополчение К. Минина и кн. Д. М. Пожарского и уже прославившаяся чудотворениями икона была взята в полки, а в Казань с казанским протопопом и частью казанского ополчения отправили украшенный окладом ее список (Там же. С. 132-133). Московская Казанская икона стала полковой. 22 окт. 1612 г. с Московской Казанской иконой приступом был взят Китай-город, вскоре поляки сдали Кремль. 22 октября стал днем освобождения России от интервентов. В 1-й воскресный день после освобождения Кремля (видимо, 27 нояб.: Соловьев. История. 1989. Кн. 4. С. 666-667) полки русских воинов сошлись у Лобного места на площади, называемой «Пожар» (позднее Красная), где произошла встреча 2 чудотворных икон Божией Матери — Казанской и Владимирской, вынесенной из Фроловских (ныне Спасских) ворот Кремля архиеп. Арсением Елассонским, о чем сообщают Хронографы (РГБ. Ф. 178. № 3358. Л. 804 об. — 805; БАН. Ф. 63. Собр. М. И. Успенского. № 191. Л. 646 об.).

После освобождения столицы Московская Казанская икона стояла в приходской Введенской церкви кн. Пожарского на ул. Сретенка (ныне Б. Лубянка; не сохр.), до 1617 г. здесь был устроен придел в честь Казанской иконы Божией Матери, где царь Михаил Феодорович слушал обедню. В 1625 г. по повелению царя и по благословению патриарха Филарета чудотворная икона была украшена «многою утварию» кн. Пожарским по данному им обету (ПСРЛ. Т. 14. [Ч.] 2. С. 133). В 1632 г. в Москве построили деревянную церковь в честь Казанской иконы Божией Матери «у стены» Китай-города, между Ильинскими и Никольскими воротами, которая приравнивалась по статусу к кремлевским соборам. В том же году в Москву приезжала старица Казанского девичьего монастыря Мавра, та самая девица Матрона, которая обрела в 1579 г. в Казани чудотворный образ Богородицы. По приказу царя Михаила Феодоровича старице в Казань «к Пречистой Богородицы Казанской» было послано 3 фунта отборного «браного» ладана (Павлович. 1995. С. 228, 237). В 1634—1635 гг. М. К. и. находилась во Введенском «Златоверхом» храме Китай-города, т. к. Казанская ц. «у стены» в 1634 г. сгорела. После освящения 16 окт. 1636 г. патриархом Иоасафом каменного Казанского собора на Красной площади в Москве икона находилась здесь. Ее называли «Казанской, что на «Пожаре»».

Московская Казанская икона относилась к концу XVI или нач. XVII в. Известны 2 варианта ее размера: 27,3×24,5 см (61/8×51/2 вершка) (РГИА. Ф. 834. Оп. 3. № 2782. Л. 14 — Опись церковнаго и ризничнаго имущества Московскаго Казанскаго, что близ Воскресенских ворот, собора. 50-е гг. XIX в.) и 27,8×24 см (61/4×53/8 вершка) (Покровский. 1904. С. 284). Сохранилась фотография иконы без оклада, сделанная ок. 1905 г. для неизданного тома Н. П. Кондакова «Лицевой иконописный подлинник. Иконография Богоматери» (ПФА РАН. Ф. 155. Оп. 2. № 159). Под изображением на оттиске надпись: «Казанская Московская», видимо, рукой Ф. И. Покровского, старшего библиотекаря БАН, хранителя иконной лавки Комитета попечительства о рус. иконописи. Публикация М. К. и. без оклада (Чугреева. 1999. Ил. 1 на с. 146) прояснила мн. вопросы, касавшиеся иконы, т. к. в изданиях XIX в. не было соответствия ее описания и прилагаемых изображений. На фотографии икона имеет вид после поновлений ХVII-ХVIII вв., о к-рых свидетельствуют 2 надписи на нижнем поле: верхняя, крупная, в 2 строки: « (7196—1687/88) года сей пречистый образъ поновллъ Мiхаилъ Малютинъ» — и нижняя, более мелкая, в одну строку: «А сего 754 (1754) го(да) паки сей стый обра(з) поновлла гжа баронса Прасковь Ивановна Строганова». Эти же надписи приводятся в Описи московского Казанского собора 50-х гг. XIX в. (РГИА. Л. 14-14 об.; РГБ. Ф. 193. П. 14. Ед. хр. 10. Л. 6) и в описании иконы в «Исторической записке» о Казанском соборе кон. 60-х гг. XIX в., сделанной его настоятелем прот. Александром Невоструевым (РГБ. Ф. 193. П. 14. Ед. хр. 10. Л. 6; Невоструев А. И., прот. Ист. записка о Моск. Казанском соборе / Публ.: С. А. Смирнов // Памятники отечества. 1997. № 1 (37): Возрожденные святыни Москвы. С. 30), а также в нек-рых др. источниках. Поновитель иконы государев иконописец Михаил Милютин (Малютин) был одним из наиболее даровитых учеников Симона Ушакова. Ему поручались работы по реставрации древних икон. В 1676 г. он «чинил» 2 образа «Спаса Нерукотворного» из государевой Мастерской палаты, в 1682 г. — иконы из хором великих государей Петра и Иоанна Алексеевичей, участвовал в реставрации Верхоспасского собора Московского Кремля; в 1687 г. (год поновления Московской Казанской иконы) для царя Иоанна Алексеевича Милютину было велено сделать киот к Казанскому образу (Филимонов Г. Д. Симон Ушаков и совр. ему эпоха рус. иконописи // СбОДИ на 1873 г. М., 1873. С. 74; Ровинский. Обозрение иконописания. С. 54; Успенский А. И. Царские иконописцы и живописцы XVII в.: Словарь. М., 1910. [Т. 2]. С. 173-177). Характерная для царских мастеров Оружейной палаты 2-й пол. ХVII в. световидная, «живоподобная» манера письма Милютина известна по его сохранившимся подписным иконам 80-х гг. XVII в. (ГИМ). К сер. ХVIII в. письмо М. К. и., по документу осмотра храма, произведенного архит. Д. В. Ухтомским, «местами обветшало» (РГИА. Ф. 796. Оп. 34. Д. 474 — О ремонте моск. Казанского собора, 1753 г.). В 1754 г. икону поновили на средства баронессы П. И. Строгановой.

В Казанском соборе Московская Казанская икона стояла слева от царских врат в драгоценном окладе с изумрудами, яхонтами, алмазами, лалами, бриллиантами, жемчугом, в раме с 12 богородичными праздниками и в киоте, обложенном серебряной позолоченной басмой, со створами и с рамой «с наклонным карнисцом» (форма, характерная для XVII в.), увенчанным 8-конечным крестом (Опись церк. утвари и ризницы моск. Казанского собора 1771 г. / Публ., вступ. ст.: С. А. Смирнов // Культура средневек. Москвы: XVII в. М., 1999. С. 385-389). Видимо, это убранство было той самой «многою утварию», которой украсил икону кн. Пожарский. В 1812 г. икона была вынесена из Казанского собора и спасена, но уже без драгоценного оклада, снятого французами (Никольский. 1909. С. 4). К 22 окт. 1824 г. на средства московских купцов Д. Лепёшкина и Н. Тихомирова для М. К. и. был создан новый оклад, к-рый в 1850—1853 гг. получил дополнительные украшения и венцы. В это же время икону поместили в серебряный киот (стоимостью 2735 р. серебром) с фигурами парящих ангелов на дверцах-створах и с херувимами наверху. Киот был устроен на средства надворного советника А. С. Мельгунова и выполнен в 1850 г. фирмой П. Сазикова с сыновьями, имевшей звание придворного поставщика. В окладе 1824 г. (с дополнениями 1850—1853) М. К. и. была опубликована в сборнике творений патриарха Ермогена, изданном к 300-летию мученической кончины патриарха и освобождения Москвы (Творения свт. Гермогена. М., 1912. Рис. между с. VI и 1; Чугреева. «Державная Заступница». 2003. Ил. 13 на с. 24). На отдельных участках Московской Казанской иконы были видны фрагменты живописи ХVI в. (Рябушинский С. П. Заметки о реставрации икон // SK. 1931. Т. 4. С. 291). Д. К. Тренёв, член Об-ва любителей духовного просвещения, засвидетельствовал подлинность подписи иконописца Милютина, считая, что он прописал икону почти полностью, поновление 1754 г. он находил грубым (Романский. 1905. № 4. С. 46. Примеч. 89). Видимо, в нач. XX в., в связи с утратой в 1904 г. явленной Казанской иконы, делались попытки расчистки и исследования М. К. и. (верхний плотный белильный слой в нижней части лика Богоматери удален, что видно на фотографии). В 1918 г. М. К. и. в драгоценном окладе была украдена из Казанского собора (К похищению иконы Казанской Божией Матери // Мир. СПб., 1918. № 47. С. 3), в наст. время ее местонахождение неизвестно.

Наиболее близким сохранившимся списком Московской Казанской иконы является самая почитаемая ныне в Москве Казанская икона в кафедральном Богоявленском Елоховском соборе, происходящая, как принято считать, из Казанского собора на Красной пл. Возможно, она стояла в Аверкиевском приделе собора, где находился список Московской Казанской иконы Перед закрытием Казанского собора в 1930 г. икону, очевидно, перенесли в ц. свт. Николая Чудотворца (Введенскую) в Хлынове, близ Б. Никитской ул., а после ее сноса в 1932 г. — в Дорогомиловский Богоявленский собор (разрушен в 1938). Во время Великой Отечественной войны эта Казанская икона находилась в кафедральном Богоявленском Елоховском соборе, куда была принесена протопр. Николаем Колчицким (с 1924 настоятель Елоховского собора; † 1961). Первое офиц. упоминание о пребывании чтимого списка Казанской иконы в Богоявленском соборе относится к 1944 г., он стоял у местного образа Божией Матери главного иконостаса. Очевидно, к открытию Поместного Собора РПЦ в 1945 г. на икону был сделан ныне существующий серебряный оклад с камнями и жемчугом. В 70-х гг. XX в. по благословению Патриарха Пимена клириком храма иконописцем и реставратором прот. Герасимом Ивановым производилась частичная реставрация иконы (укрепление грунта по контуру лика Богоматери в области царапины, видимо образовавшейся от наложения более раннего оклада; удаление загрязнений и олифы на ликах и открытых от оклада участках живописи) (Любартович В. А., Юхименко Е. М. Собор Богоявления в Елохове: История храма и прихода. М., 2004. С. 179-180, 297).

Икона написана на рубеже XVII и XVIII вв. в традиции «живоподобия». Образцом для нее послужила М. К. и., поновленная к этому времени Милютиным. Близость списка в Богоявленском соборе и М. К. и. (под записью) состоит в иконографии, характере личного письма с мягкими белильными высветлениями, отличие — в неск. ином наклоне и повороте лика Божией Матери, форме глаз и носа, типе лика Младенца Христа, в др. орнаментации одежд. На нижнем поле Казанской иконы под окладом надпись: «Истинное изображенiе и мра чдотворной Казанской иконы Богоматери что въ Казанскомъ московскомъ собор». Сравнение Московской К. и. и «Елоховской» без окладов говорит о том, что это разные иконы (Чугреева. Русская Одигитрия. 2004. Ил. на с. 60-61).

Метки:

Pages: 1 2 3 4 5 6 7

Комментарии закрыты.