google-site-verification: google21d08411ff346180.html О том, как оглашать людей необразованных | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

О том, как оглашать людей необразованных

Апрель 15th 2015 -

Видение Св. Августину души Св. Иеронима. Витторе Карпаччо. 1502.Венеция. Скуола ди Сан Джорджо дельи Скьявоне

Августин Аврелий

Образец огласительной речи.

24. Но представим, что к нам пришел некто желающий сделаться Христианином, из рода частных людей, но впрочем не деревенских, но городских, каковых ты много встречал в Карфагене, — который на вопрос: для земной ли какой-либо выгоды или для вечного покоя он желает сделаться Христианином? ответит, что для вечного покоя: в таком случае ему можно преподать такое наставление:

«Благодарение Богу, возлюбленный брат! От всей души поздравляю тебя и радуюсь, что ты среди столиких и столь опасных треволнений мира сего помыслил об истинной и верной безопасности! Люди с великими усилиями и в сей жизни ищут покоя и безопасности, но по своим злым похотям не находят оных; потому что они ищут покоя в предметах непостоянных и скоро-преходящих, которые, когда бывают истребляемы и уносимы временем, производят в сердцах человеческих скорбь и беспокойство. Ищет ли кто спокойствия в богатстве, — он становится более гордым, чем спокойным. Не видим ли мы примеров тому, как многие внезапно теряли оное, многие даже гибли из-за него, когда они или не могли удовлетворить своей жадности, или насильственно лишаемы были оного корыстолюбцами? Но если бы оно и на всю жизнь оставалось с человеком и не покидало своего владетеля: то не должен ли он будет сам расстаться с ним при своей смерти? Какова жизнь человека, если он состарится? Или, когда люди желают себе старости: то чего другого они желают, как не продолжительной слабости? Так и почести мира сего что иное суть, как не смех, суета и повод к падению? Ибо так говорить святое Писание: «Всякая плоть-трава, и вся красота ее — как цвет полевой. Засыхает трава, увядает цвет, когда дунет на него дуновение Господа: так и народ – трава. Трава засыхает, цвет увядает, а слово Бога нашего пребудет вечно» (Исаия 40, 6-8). Посему кто желает истинного покоя и истинного счастья, тот должен оставить надежду на скорогибнущие и преходящие вещи, и полагать оную в слове Господнем, пребывающем во век, дабы и самому пребыть с ним во веки.

25. Есть также люди, которые не домогаются богатства и не гоняются за суетною славой, но желают найти удовольствие и успокоение в гостиницах, в любовных связях, театрах и других пустых зрелищах, столько любимых в больших городах. Но они сами причиняют себе бедность своею расточительностью и от бедности впадают в последствии в воровство и грабежи, а не редко даже в разбой, и на каждом шагу должны бывают чувствовать страх, — так что тем, кои не задолго пред тем веселились в гостинице, уже чудится вопль темничного заключения. Находясь на ристалищах, они уподобляются демонам, побуждая криками своими людей ранить друг друга, и в противном случае сами заводят между собою брань и сражение, чтобы угодить бессмысленной толпе. Заметив, что соперники, после первой схватки дружатся между собою, они исполняются негодованием, преследуют их и кричат, чтобы их били палками, и к таковому бесчинному делу принуждают блюстителя всякого благочиния — судию. Если же увидят, что на ристалище поднялась ужасная вражда или между комедиантами, или всадниками, или охотниками: то их бедных посылают в сражение и бой не только с людьми, но и со зверями, и чем большею исполняются они яростью друг против друга, тем более те увеселяются, рукоплещут и побуждают, неистовствуя более сами в себе, чем те, неистовством коих они утешаются. Какое же спокойствие может иметь дух, который питается одним несогласием и раздорами? Обыкновенно какова принимается пища, таково бывает и здоровье. Наконец, поелику безумные радости не суть радости, но однако ж, каковы бы ни были и сколько бы ни доставляли нам удовольствия — богатство, почести, разгульные дома, сражения на зрелищах, любовные связи, роскошные бани и т. под., все это бывает до одного какого-либо несчастного переворота, и — еще при жизни отлетит от нас это ложное блаженство, а при нас останется одна бедная и немощная совесть, которая должна будет увидеть в Господе своего судию и грозного домовладыку, потому что она не хотела видеть в Нем своего наставника и любвеобильного Отца, и не имела любви к Нему. Ты же, поелику возжелал истинного покоя, какой обещается Христианам в будущей жизни, можешь вкусить его и здесь с сладостью и приятностью среди горестей сей жизни, ежели возлюбишь заповеди Того, кто обещал оный. Ибо ты скоро почувствуешь, что плоды правды приятнее плодов неправды, и что человеку гораздо более бывает радости при доброй совести среди бедствий, чем при злой — среди утех; потому что ты не с тем пришел присоединиться к Церкви, чтобы получить от нея временную какую-либо пользу.

26. Есть и такие, которые желают быть Христианами или из ожидания от людей каких-либо временных выгод, или из опасения оскорбить тех, кого они боятся. Но таковые люди суть люди отверженные, хотя до времени они и бывают терпимы в Церкви, как плевелы на гумне до времени веяния; если же они не исправятся и не начнут быть Христианами ради будущего вечного покоя: то напоследок отлучены будут. Они не должны ласкать себя надеждою, что на гумне они могут быть вместе с пшеницею; потому что в житнице они не будут с нею, но предадутся огню. Есть еще и другие, кои хотя и почитают Бога и не гнушаются именем христианским, и не с притворным сердцем вступают в Церковь Божию, но желают земного счастья и хотят быть и в сей жизни счастливее тех, кои не чтут Господа. А потому, когда видят, что некоторые порочные и нечестивые люди наслаждаются благополучием в сей жизни, а они лишены оного: то приходят в уныние, как будто бы они напрасно чтут Бога, и легко отпадают от веры.

27. Не таков истинный Христианин; но кто для нескончаемого блаженства и вечного покоя, обещанного святым в будущей жизни, желает быть Христианином, чтобы не пойти в вечный огнь с диаволом, но вступить в вечное царство со Христом, — тот есть истинный Христианин! Он бодрствует при всяком искушении, дабы и счастье не надмило его, и несчастие не подавило; умерен и воздержен при изобилии благ земных, и мужествен и терпелив в напастях. Преуспевая постоянно в добродетели, он доходит до такого совершенства, что более любит Бога, чем страшится геенны, так что, если бы Господь сказал ему: «наслаждайся непрестанно плотскими удовольствиями, и греши, сколько можешь и не будешь повержен в геенну, но только со Мною не будешь»: он ужаснется и не будет совсем грешить не из опасения впасть в геенну, но дабы не оскорбить Того, кого он любит, и в ком одном заключается тот покой, которого «не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1Кор. 2, 9).

28. Об этом покое ясно говорит Писание, когда повествует, что от начала мира, когда Бог сотворил небо и землю и «вся яже в них», Он шесть дней делал, а в седьмой почил от дел своих. Всемогущий мог конечно и в один момент времени сотворить все, и Он не истомился до того, чтобы имел нужду в успокоении, когда «рече и быша, повеле и создашася», но делал это, дабы показать, что по прошествии шести периодов мира в седьмой период, как бы в седьмой день, Он почиет во Святых своих, так как и они почиют в Нем после всех добрых дел, которыми они служили Ему, и которые Он сам в них производит, когда призывает их к тому, дает заповеди, отпускает прежние согрешения и оправдывает того, кто прежде нечестив был. Каким образом потому, что они действуют по благодати Его, мы говорим, что Он сам действует: так точно, когда они успокаиваются, говорится, что успокаивается Он сам. Ибо что касается Его Самаго, то Он не имеет нужды в успокоении, потому что не чувствует труда. Сотворил же Он все словом своим, а слово Его есть сам Христос, в котором почиют Ангелы и все чистейшие небесные духи во святом безмолвии. Но так как человек чрез грехопадение потерял тот покой, какой он имел в Божестве Его: то он должен был получить оный в Его человечестве; почему на время благоприличное, когда сие должно было исполниться, Слово то вочеловечилось и родилось от жены, не приняв плотской скверны, но, напротив, освятив собою плоть. О пришествии Его знали по откровению Святаго Духа и пророчествовали и ветхозаветные праведники, и таким образом спасались верою в Него грядущего, как мы спасаемся верою в Него пришедшего, и — высота сего таинства издревле чрез все продолжение веков была прообразуема и предвозвещаема. Посему сколько мы должны любить Бога, который так возлюбил нас, что послал в мир своего единородного Сына, дабы Он, облекшись в уничижение нашего смертного естества, от грешников и за грешников умер!

29. Поелику Бог всемогущ и благ и праведен и милосерд, — который сотворил «все … хорошо весьма», как великое, так и малое, как высшее, так и низшее, как видимое, каковы: небо, земля и море, и на небе солнце, луна и прочие звезды, а на земле и в море дерева и кустарники, и животные всякого рода, и вообще все тела небесные и земные, так и невидимое, каковы духи, коими тела оживотворяются: то Он и человека создал по своему образу, дабы, как Он по своему всемогуществу владычествует над всем творением, так и человек по своему разуму, по которому он также знает и чтит Творца своего, владычествовал над всеми земными животными. Он создал ему также помощницу — жену не для удовлетворения плотскому похотению, потому что тела их в то время не были растленны, доколе смертность не досталась в удел им — в наказание за грех; но дабы и муж славился о жене, предъидя пред нею ко Господу и подавая ей в себе пример святости и благочестия, подобно как и он сам имел славу Божию, когда последовал Его премудрости.

29. По сотворении Бог поставил их в некотором блаженном месте, которое Священное Писание называет Раем, и дал им заповедь, которую если они не преступят, то пребудут навсегда в том блаженном бессмертии; а если преступят, то испытают наказания смертности. Бог предвидел конечно, что они подвергнутся падению; но так как Он есть творец и виновник всякого добра, то Он сотворил и их, как сотворил и животных, дабы исполнить землю земными благами; потому что человек и грешник всегда выше животного. И заповедь, которую они имели нарушить, Он дал наипаче для того, дабы они были безответны при определении наказания за преступление оной; ибо, что бы ни делал человек, Бог всегда славен во Святых своих. Если он поступает праведно, — Бог достоин прославления за праведное воздаяние; если же согрешает, — за милосердое прощение. Итак почему же и не сотворить было человека, если Бог и знал, что он согрешит, когда Он увенчивает стоящего, поддерживает падающего и помогает восстающему, будучи славен всегда и везде своею благостью, правосудием и милостью, — особенно же, когда Он предвидел, что из смертного того племени произойдут праведники, которые не себе будут искать славы, но станут воздавать оную Творцу своему, и за богоугодную жизнь свою удостоятся вселения со святыми Ангелами и блаженной жизни?

Тот же, кто дал людям свободное произволение, дабы не по рабской необходимости, но по доброй воле они служили Богу, дал таковое и Ангелам. Почему тот Ангел, который с другими подвластными ему духами по гордости не хотел оказать повиновения Богу и сделался диаволом, не причинил никакого вреда Богу, а только самому себе; ибо Бог знает, как поступить с отпадающими от Него духами и, подвергнув оные заслуженному ими наказанию, устроить сообразно планам своего чудного домостроительства низших своих тварей. Итак ни диавол не сделал никакого вреда Богу, когда он и сам пал и человека увлек в погибель, ни сам человек нисколько не уменьшил правды или могущества или блаженства Творца своего, когда по собственной воле согласился вместе с обольщенною диаволом женою нарушить заповедь Божию; потому что, по неизменным законам Божественного правосудия, все осуждены на позорное наказание, и один Бог славен по правоте своего мщения. Человек, удалившийся от Творца своего, предан в плен диаволу, а самого диавола может победить обратившийся к Богу человек; так что одни только те, кои до конца пребудут в единомыслии с диаволом, пойдут с ним в муку вечную, а те, кои смирятся пред Богом и при помощи Его благодати победят диавола, получат жизнь вечную.

31. Мы не должны обеспокоиваться тем, что наибольшая часть людей последует диаволу, а наименьшая — Господу; ибо и зерен пшеницы бывает гораздо менее в сравнении с мякиною. Но как земледелец знает, куда употребить большую груду мякины, так и для Бога ничего не значит множество грешников; потому что Он знает, что сделать с нами, дабы ничем не возмущалось Его царство. Поэтому и диавола еще нельзя почитать победителем потому, что он наибольшую часть людей увлек на свою сторону, и только наименьшая должна с ним сражаться. Два общества людей — одно нечестивых, а другое — праведных от начала человеческого рода до кончины века будут существовать в мире, видимо перемешиваясь между собою, но, отделяясь одно от другого по расположениям сердечным, пока в день судный они не отделены будут друг от друга и видимым образом. Ибо все люди, любящие гордость и временное преобладание, вместе с духами, кои славу свою поставляют в покорении людей, составляют одно общество, и хотя различествуют между собою способами приобретения сей власти, но по тяжести злых своих вожделений низвергаются в одну и ту же бездну. Равным образом и все люди и все духи, смиренно ищущие не своей, но Божией славы и благоугождающие пред Ним, принадлежат к одному обществу. Но премилосердый Бог долготерпелив и по отношению к нечестивым людям, и дает им время для покаяния и исправления.

32. Так, положив истребить потопом всех людей кроме одного праведника с его семейством, коих Он восхотел спасти в ковчеге, Он хотя и знал, что нечестивые те не исправятся, однако ж и тогда, в продолжение ста лет, как строился ковчег, Он не преставал возвещать повсюду о гневе своем, грядущем на них, так что, если бы они обратились ко Господу, Он пощадил бы их, как пощадил в последствии Неневитян, принесших покаяние, когда Бог чрез Пророка предвозвестил их погибель (Ион. 3). Если так поступал Бог с теми, о коих Он знал, что они пребудут во злобе своей, и давал им время для раскаяния: то примером сим Он хотел научить нас, сколь терпеливы должны быть мы в отношении к злым, когда мы еще не знаем, каковы они будут в последствии, и когда ведающий все будущее Бог щадит их и дозволяет им жить. Таинство потопа, во время коего праведные спаслись чрез древо, предвозвещало также будущую Церковь, которую ее Царь и Господь Иисус Христос таинством креста своего спас от потопления мира сего. Бог знал конечно и то, что между потомками спасенных в ковчеге будут в последствии злые, которые неправдами наполнят лице земли; потому что и после сего зло не преставало распространяться на земле чрез гордость, похоти и другое нечестие, когда люди, оставив Творца своего, не только прилепились к твари, которую создал Бог, почитая оную за Бога, но и уклонили сердца свои к делам рук человеческих и художественным произведениям, в которых они обожали и почитали самих демонов: но в предотвращение сего зла Он не погубил потопом всех людей, дабы с одной стороны показать пример будущего суда, а с другой таинством древа предвозвестить свободу праведных.

Метки:

Pages: 1 2 3 4

Оставьте комментарий!