google-site-verification: google21d08411ff346180.html Житие преподобной Досифеи затворницы Киевской, часть 2 | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Житие преподобной Досифеи затворницы Киевской, часть 2

Октябрь 7th 2012 -

И вот, по исповедавшись и приобщившись Святых Таин, узнает, наконец, Прохор и о замечательном подвижнике старце Досифее.

— В Китаевской пустыни, неподалеку от града Киева, живет и спасается в пещерепрозорливый старец Досифей, — сказалисповедавший его иеромонах. — 26 летпрожилон в затворе, подражая подвигам жизни древних Печерских отцев...6

Иди к нему... Открой ему свое сердце и проси наставления... Старец не оставит тебя и подаст благой совет.

С великою радостью направился к Досифею Прохор. “Что бы ни сказал мне сей старец на пользу души, я не пременно поступлю по его мудрым словам” — мысленно рассудил Прохор. И придя к Досифею, упал перед ним на колени, открыл ему глубину своей души и всю духовную жажду и со слезами на очах просил указать ему место для начатия подвигов спасения...

О, какие светлые горизонты открылись перед прозорливым взором подвижника Досифея, когда в глубоком волнении предстал перед ним юный избранник Божий! Предстал так, как некогда стоял Феодосий перед преподобным Антонием.

И что же сказал ему старец Досифей? Видя перед собою юношу с вполне определившимся духовным складом и с распаляемою Божественным желанием, чистою, рвавшеюся к Богу, душою, он одобрил намерение Прохора и указал ему на Саров.

— Гряди, чадо Божие, в Саровскую обитель и пребудь там. Место сие будет тебе во спасение. С помощью Божиею скончаешь там свое земное странствование. Только старайся стяжать о Боге непрестанную память и постоянно призывай имя Его тако: “Господи Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй мя грешнаго!..”

Эти 8 слов составляют известную, так называемую Иисусову молитву. Все подвижники придавали ей великое значение в борьбе со злыми духами и имели ее постоянно в уме и на устах.

— В том да будет все твое внимание и обучение. Ходя и сидя, и стоя в церкви да будет сие непрестанно у тебя во устах и в сердце. С ним найдешь покой и приобретешь душевную и телесную чистоту. И тогда вселится в тебя Дух Святый, и управишь жизнь свою во всяком благочестии и чистоте...

Отпуская его, старец прибавил:

— Там, в Сарове, настоятелем отец Пахомий. Он богоугодной жизни и последователь преподобных отец наших Антония и Феодосия...

Этими словами была решена судьба молодого Прохора Мошнина. Выбрав себе обитель не по собственному произволению, а по указанию и благословению старца Досифея, он как бы выполнил этим на деле первое и главное правило иноческой жизни — послушание. И сколько бы потом перед ним, уже великим и прославленным старцем, ни стояло людей с вопросом о пути жизни, каждый из них, доверившись его словам, как некогда доверился он сам затворнику Досифею, возмогли достигнуть желаемого успеха. “Имея тщание о подвизе иноческаго равноангельнаго жития, во град святый Киев поклонения ради преподобным Печерским притекл еси, и от уст преподобнаго Досифея повеление приим в пустыню Саровскую путь свой управити, верою издалеча облобызал еси место святое сие, и тамо вселився, житие твое богоугодное скончал еси... Радуйся, преподобне Серафиме, Саровский чудотворче!” (Акафист преподобному Серафиму Саровскому, икос 3).7

Но не один только преп. Серафим Саровский, а много и других людей достигли великих духовных даров, следуя совету и указаниям старца Досифея. Имена их, написанные на скрижалях книги Живота Вечного, к сожалению, не дошли до нас...

Получив откровение свыше о времени и дне своей кончины, пустынник призвал к себе своего ученика и сказал:

— Возлюбленное чадо мое! Много ты послужил мне. Теперь я отхожу в путь отцев моих. Когда погребешь меня, не оставайся здесь, а иди на север. Там, в обители Соловецкой, ты найдешь спасение.

— Отче! — отвечал со слезами Феофан. — Я обещался проводить жизнь свою при пещерах преподобных Антония и Феодосия. А ты велишь идти мне в Соловецкую обитель.

— Перед Богом все равны, чадо. Здесь — Антоний и Феодосий. Там — Зосима и Савватий. Все они имеют одинаковую благодать ходатайствовать о духовных чадах своих. Вижу, что Божественный Промысел указует тебе место на севере, и верую, что строит все по желанию Своему, на пользу и спасение души твоей, и по может тебе понести скорби пустынного жития. Не противься определению Вышнего, но пребывая там, внимай себе и блюдись от лютого зверя, ищущего поглотить тебя. Если же и найдет искушение — не унывай, а мужественно старайся исправить себя...

Таково было предсмертное наставление Досифея своему ученику.

Инок Феофан сначала не исполнил завета своего старца и остался жить в Киеве. Ископав себе пещеру, он думал поселиться в ней, но ему не разрешили. Тогда он удалился в Китаевскую пустынь, но и здесь запретили ему жить. Видя неблаговоление Божие за ослушание старцу, Феофан оставил Киев и направил путь в отдаленную обитель

Соловецкую. Прибыв туда при архимандрите Иерониме, он проходил разные послушания, начав с просфорни. Затем был пещерником и подвизался в пустыне в безмолвии и тишине. Скончался великим, знаменитым подвижником 26 июля 1819 года (см. Соловецкий патерик, л. 154-157).

...Чувствуя затем ослабление сил и приближение смертного часа, Досифей вышел из затвора и, опираясь на палку, пошел по всем келиям прощаться с братиею. Немало удивились иноки Китаевской пустыни, видя, что их любимый старец появлялся у каждого из них внутри келии и, отворив дверь, со смирением падал на колени.

— Простите меня, ради Бога... Простите меня... Немало оскорбил я всех словом, делом, помышлением... — говорил со слезами Досифей.

Затем возвратился в свою келейку и снова затворился. До самого утра пел Досифей псалмы и, в ожидании предсмертного исхода, читал каноны и так, с молитвою на устах, предал на рассвете свой дух в руце Божии.

Наутро Феофан явился к нему, чтобы спросить о чем-то, но старец не откликался. Предугадывая что-то недоброе, Феофан поспешил собрать Китаевскую братию. И когда отворили дверь, то глазам всех представилась умилительная картина: перед образом, перед которым теплилась лампада, стоял на коленях Досифей и, казалось, будто весь застыл на молитве. В левой руке своей он держал длинную хартию, на которой были начертаны слова: “Тело мое приготовлено к напутствованию вечной жизни; молю вас, братия, не касаясь, предать его обычному погребению”.

Pages: 1 2 3 4 5

Комментарии закрыты.