google-site-verification: google21d08411ff346180.html Святитель Иларион Киевский, Русин, митрополит Киевский и всея Руси | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Святитель Иларион Киевский, Русин, митрополит Киевский и всея Руси

Ноябрь 2nd 2013 -

Святитель Иларион Русин, митрополит Киевский и всея Руси

Память 21 октября/3 ноября, 28 августа/10 сентября и во 2-ю Неделю Великого поста в Соборе Киево-Печерских святых.

Митрополит Иларион (прозвище Русин) — митрополит Киевский и всея Руси времён Ярослава Мудрого, святитель, древнерусский писатель, мыслитель, церковно-политический деятель

Родился в семье нижегородского священника и сам был священником в княжеском селе Берестове. Уже в эти годы Иларион вел строгую подвижническую жизнь. Он ископал себе пещеру на берегу Днепра и временами оставался в ней для тайной, уединенной молитвы. Впоследствии эту пещеру занял преподобный Антоний Печерский. От преподобного Антония Иларион принял монашеский постриг.

Русская Церковь была в то время митрополией, входящей в состав Константинопольского патриархата. Первыми митрополитами на Руси были греки, поставление их совершалось в Царьграде.

Так, под 1051 годом «Повесть временных лет» излагает зарождение Киево-Печерского монастыря: «Боголюби́вому бо кня́зю Яросла́ву, лю́бящю Бересто́вое и це́рковь ту су́щую святы́х апо́стол и попы́ мно́гы набдя́щю, в них же бе презву́тер и́менемь Ларио́н — муж благ, кни́жен и по́стник»; он пе́рвый «ископа́ пече́рку ма́лу двуса́жену» там, «кде ны́не ве́тхый манасты́рь Пече́рьскый»

Великий князь Ярослав Мудрый, в 1051 году собрав Собор русских архиереев, впервые поставил в митрополиты «русина» независимо от Константинополя. Под 1051 г. «Повесть временных лет» сообщает об избрании Илариона общерусским митрополитом (это был первый митрополит Киевский из русского духовенства), до поставления Иларион был священником церкви Святых Апостолов в княжеской пригородной резиденции Берестово.

Он вошел в историю Русской Церкви как первый из ее Предстоятелей, русский по рождению и поставленный на митрополию Собором русских епископов. Позже святитель Иларион был утвержден Константинопольским патриархом.

Святитель Иларион отличался прекрасным для своего времени образованием, был блестящим духовным оратором. Его деятельность проходила в период утверждения и укрепления христианства на Руси. Для достижения успеха в этом важном деле митрополит Иларион придавал большое значение развитию грамотности.

Будучи проповедником христианства, митрополит Иларион писал труды, в которых прославлял христианство, показывал его превосходство перед старой верой. «Уже не зовемся более идолослужителями, но христианами, — говорил он, — мы более уже не безнадежники, но уповаем на жизнь вечную, не строим более капищ, но зиждем церкви Христовы; не закалаем бесам друг друга, но Христос закалается за нас и дробится в жертву Богу и Отцу». Духовное наследие митрополита Илариона до сего дня живет в Русской Церкви.

Иларион был «мужъ благь, книженъ и постникъ», уже известный как автор «Слова о законе и благодати» — замечательного памятника древнерусского торжественного красноречия, содержащего мысли о праве Руси на равенство среди христианских народов и ее месте во всемирной истории.

«Это, — по словам Д С. Лихачева, — совершеннейшее произведение и по глубине своего содержания, и по той блестящей форме, в которую оно облечено: последовательность, логичность, легкость переходов от темы к теме, ритмическая организация речи, разнообразие образов, художественный лаконизм делают «Слово» Илариона одним из лучших произведений мирового ораторского искусства».

Написано оно было между 1037 и 1050 гг. Иларион стал фактическим основателем Киево-Печерского монастыря. Он участвовал вместе с Ярославом Мудрым в создании первой рус. библиотеки при Софийском соборе; был причастен к становлению древнерусской правовой системы; поддерживал Ярослава Мудрого в борьбе за независимость от Византии.

Судя по сочинениям самого Илариона, будущий киевский митрополит в совершенстве владел греческим языком и хорошо знал в подлиннике творения Отцов Церкви (полагают даже, что он получил образование в Византии — Константинополе или на Афоне); возможно, он побывал и на латинском Западе, где познакомился с католическим богослужением. Не будучи иноком, Иларион вел жизнь отшельника, подражая древним палестинским монахам-анахоретам. С его именем летопись связывает возникновение киевского Печерского монастыря: «…И хожаше с Берестоваго на Днепръ на холмъ, кде ныне ветхыи (древний, первоначальный; имеются в виду т. н. Дальние пещеры. — А. К.) манастырь печерьскыи, и ту молитву творяше, бе бо ту лесъ великъ; ископа печерку малу двусажену, и приходя с Берестового отпеваше часы и моляшеся ту Богу втаине…»

Его перу принадлежат также «Молитва», «Исповедание веры» и «Слово на обновление Десятинной церкви». Иларион прослеживает вселенский ход истории, судьбы христианизируемой Руси и дает объяснение причин и движущих сил эпохальных событий.

Иларион убежден, что мировая история вершится по определенному Богом плану, а само движение ее воплощается в приобщении все новых и новых народов к «благодати» (христианству). Славянам, как и другим народам, уготовано пройти две стадии, два состояния.

Внеприродный источник благодати с неизбежностью ведет древних славян из несовершенного прошлого (язычества) в совершенное будущее (обращение в христианство).

Избрание киевского митрополита собором епископов, без участия константинопольского патриарха и патриаршего совета («эндемусы») нельзя расценить иначе как прямой вызов если не всей византийской иерархии, то, по крайней мере, константинопольскому патриархату. Это беспрецедентный случай в истории древней Руси. За весь домонгольский период мы встретимся еще только с одним случаем такого рода — избранием собором епископов в 1147 г. митрополита Климента Смолятича, также в обход прав константинопольского патриарха.

Историки по-разному определяют причины столь необычного шага. Еще авторы Никоновской летописи, обосновывая право русских епископов самим выбирать предстоятеля Русской Церкви (вопрос очень актуальный в первой половине XVI в., когда составлялась Никоновская летопись), вспоминали о «бранях и нестроениях», бывших при князе Ярославе между русскими и греками. Вслед за ними и многие отечественные историки XVIII—XX вв. также рассматривали события 1051 г. как прямое продолжение русско-византийского противостояния, начатого русско-византийской войной 1043 г. Однако следует учесть, что к 1051 г. отношения между двумя странами успели полностью восстановиться (мир между ними был заключен около 1046 г.). В последнее время исследователи обращают внимание на то, что действия участников собора 1051 г. укладываются в русло движения за обновление Церкви, охватившего в середине XI в. не только Восточную, но и Западную Церковь, и в частности за восстановление древних канонических прав провинциальных соборов на избрание епископов, зафиксированных еще в 1-м правиле Апостольского собора: «два или трие епископы да поставляють единаго епископа». Во всяком случае, избрание Илариона было, по-видимому, признано в Константинополе: об этом говорит присутствие его имени в официальных списках русских митрополитов. (В позднейших русских источниках XVII—XVIII вв. сообщается о поставлении Илариона константинопольским патриархом Михаилом Кируларием или «чрез грамоту» Михаила Кирулария — но это едва ли не догадки книжников Нового времени.)

Так или иначе, но это был первый случай, когда во главе Русской Церкви встал русский пастырь. И не случайно, что с именем «русина» Илариона историки связывают подлинное утверждение русской национальной Церкви.

В сочинении едва ли не впервые в христианской литературе звучит идея равенства всех народов. Исключение составляют только нуден, возвеличившие свое превосходство н застывшие в рабском состоянии законности.

Исходя из идеи равенства всех народов утверждается право молодого славянского народа «быть новыми мехами для старого вина», осуждаются претензии Византии на монопольное обладание «благодатью» и кичливость греков перед «молодыми народами» как лишенными собственной истории варварами.

Иларион высказывает мысль о великом предназначении Руси, ее способности творить великие свершения. С одной стороны, русская история — это часть мировой, а с другой — богатое и славное событиями прошлое, в котором прославляются даже великие деяния языческих князей.

Главным прозрением Илариона стало его утверждение о духовной природе той силы, которая соединила разрозненные славянские племена в единый народ. Митрополит говорит о русском народе как о целостности, объединенной под властью Божией вокруг религиозного христианского начала, идеал которого воплощен в Православной Церкви.

Само “Слово” является едва ли не единственным памятником XI в., в котором употреблено словосочетание “русский народ”, а не обычное для того времени понятие “Русская земля”.

Иларион был давно известен киевлянам как пресвитер княжеской церкви Святых Апостолов в местечке Берестове под Киевом. Там, возможно, и написал он свое знаменитое “Слово о законе и благодати”, ставшее одной из первых попыток христианского осмысления русской истории.

Первосвятителем Русской Церкви он был недолго. Летопись не отметила года кончины святителя, но на погребении князя Ярослава Мудрого († 20 февраля 1054) его уже не было, а в 1055 году в Киев прибыл новый митрополит.

Митрополит говорит о Богом определенной роли именно для русского народа, “спотыкавшегося” ранее “на путях погибели”, а ныне “во всех домах своих” восклицающего: “Христос воскресе из мертвых!” Эти-то, славящие Христа, и молят Бога “еще и еще потрудиться и направить нас на путь, заповеданный Им”, то есть открыть, для чего новообращенным дано ощутить и осознать свою общность, для чего определено им быть единым народом, каковы в качестве такового их обязанности.

Иларион недолго занимал митрополичий престол, так как самостоятельное поставление русского митрополита являлось очевидным нарушением обычных правил. Это ли или что другое сыграло свою роль, мы не знаем, однако после смерти Ярослава Мудрого Иларион оставил кафедру, которую с 1055 занимает новый митрополит — грек Ефим.

Иларион же, поселившись в Киево-Печерском монастыре, принял схиму. Душа его давно тяготилась миром и стремилась к созерцанию и безмолвию. Будучи еще пресвитером в Берестове, он, по свидетельству “Повести временных лет”, “ископа печерку малу двусажену” на берегу Днепра на месте, где “бе… лес велик”, и в ней, “приходя с Берестова отпеваше часы и молящеся ту Богу в тайне”.

В обители он переписывал книги в келье преподобного Феодосия, пребывая у него в послушании и спрашивая советов, когда случались затруднения и искушения.

Скончался он в 1067 году и причислен к лику святых. Память его празднуется 28 августа.

Труды:

Слово о законе и благодати и Похвала кагану нашему Владимиру, от негоже крещени быхом. — М., 1844, а также // Прибавления к Творениям святых отцов в русском переводе. — М., 1844, ч. 2, отд. 3.

Молитва к Богу от лица всей новопросвещенной Руси // Чтения в Обществе истории и древностей российских. — 1848, кн. 7, № 11, с. 21—41;

Чтения в Историческом обществе Нестора Летописца. — 1888, кн. 2. отд. 2. Исповедание веры митрополита Киевского Илариона с записью о его поставлении // Памятники древнерусского канонического права. — Пг., 1920, ч. 2, вып. 1, с. 102—103. Отрывок из поучения священникам.

Комментарии закрыты.