google-site-verification: google21d08411ff346180.html Священномученик Хризостом (Калафатис), митрополит Смирнский | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Священномученик Хризостом (Калафатис), митрополит Смирнский

Сентябрь 9th 2013 -

Мучения Хризостома (Калафатиса), митрополита Смирнского

Память 28 августа/10 сентября (Греч.) и среди Новомучеников Малоазиатской катастрофы (Греч.)

Хризостом родился в 1867 году в городке Триглия (греч. Τρίγλια, нынешний тур. Zeytinbağı) в 12 км от города Муданья. У его родителей Николаоса Калафатиса и Каллиопи Лемониду было 8 детей — 4 мальчика и 4 девочки.

Отец был достаточно образован и представлял своих сограждан в турецких судах, был избран старейшиной. Мать была набожной женщиной и посвятила Хризостома Богородице. Ещё в малом возрасте Хризостом изъявил желание стать священником. Родители поддержали его и, продав недвижимость, отправили в возрасте 17 лет учиться в боголовской школе на острове Халки.

Здесь ему посчастливилось встретить митрополита города Митилини Константина (Валиадиса), (впоследствии Константинопольского патриарха Константина V), который, оценив его усердие, взял на себя расходы на учёбу. Хризостом закончил школу с отличием.

Митрополит Константин рукоположил его во диаконы и, сделав его архидиаконом, принял в митрополию Митилини, а затем в митрополию Эфеса, куда был переведен в 1896 году.

В 1896 году отец Хризостом занимался вопросом, поднятым католическими монахами обители лазаристов в Смирне. Намереваясь обратить в римо-католицизм православных жителей Ионии, они купили близ Эфеса местечко Капули-Панагия и стали распространять слухи о том, что обнаружили там гробницу Божией Матери. Отец Хризостом вынужден был в серии печатных публикаций с привлечением научной аргументации опровергать данную информацию. После этого лазаристы стали утверждать, что речь шла о доме, в котором жила Божия Матерь.

2 апреля 1897 года митрополит Эфесский Константин был избран Константинопольский патриархом.
18 мая 1897 о. Хризостом был рукоположен в пресвитеры и назначен великий протосингелом Вселенского Патриархата. Занимая эту должность, отец Хризостом был одновременно председателем Смешанной православно-англиканской комиссии. В силу своих обязанностей отцу Хризостому приходилось много проповедовать, благодаря чему он стал необычайно красноречивым проповедником. Монументальным считается его «Слово на погребение» патриарха Александрийского и бывшего патриарха Константинопольского Софрония, духовного отца Константина V, а также «Слово к Распятому», произнесенное в Великую пятницу 1901 года.

В 1901 году на Константинопольский трон взошёл динамичный Иоаким III. Иоаким также оценил достоинства Хризостома и 23 мая 1902 года Хризостом был единогласно избран митрополитом города Драма, регион Восточная Македония и Фракия. В день своего избрания, обращаясь к патриарху, Хризостом сказал слова ставшие пророческими: «Полным сердцем и всем разумом я буду служить Церкви и Роду (см. Нации) и митра, которую ваши святые руки возложили на мою голову, если ей суждено когда либо утратить блеск своих камней, станет терновым венком иерарха-мученика».

В греческой и иностранной историографии борьбы за Македонию имя Хризостома упоминается наряду с другими активными иерархами, такими как Герман (Каравангелис), Григорий Кидонийский, Парфений Дойранский, Анфим Флоринский, Александр Салоникский и священника командира партизанского отряда Пасхалиса Циангаса.

Несмотря на тяжёлое время, в годы его пребывания в Драме, им были построены новое здание для митрополии, школы для мальчиков и девочек, больница, гимнастический зал, дома для табачников, сиротские приюты, приюты для престарелых.

Преосвященный Хризостом построил величественный храм в Драме, митрополичью резиденцию, мужские и женские школы, больницу и спортзал. Он взял на себя заботу о постройке жилья для рабочих, открыл много благотворительных заведений, приютов, домов престарелых и других общественно полезных учреждений. Деятельность митрополита Хризостома, направленная на защиту интересов греков, вызывала раздражение местных турецких властей, которые пожаловались на ревностного архиерея в столицу. В результате в 1907 году владыка Хризостом был отозван с кафедры. Однако после провозглашения в 1908 году Конституции Османской империи, митрополит Хризостом снова вернулся в свою епархию. Тем не менее местной турецкой администрации удалось добиться его повторного удаления с кафедры под предлогом нарушения общественного порядка.

В 1910 году Хризостом был переведён в Смирну (Измир). Здесь он находился в течение всех тяжёлых лет Балканских войн 1912—1913 годов. С началом Первой мировой войны Партиархат был вынужден официально провозгласить что Православие находится в гонении и, в знак протеста, закрыть все церкви. И хотя, озираясь на первоначально нейтральную Грецию, турки действовали против греческого населения не так откровенно как против армянского, за годы войны из 2,5 млн греческих жителей империи репрессиям подверглись 1,5 млн, из которых половина погибла.

Хризостом вернулся к своим обязанностям с поражением Турции в 1918 году.

2 (15) мая 1919 года в Смирне высадились греческие войска, с первоначальным мандатом от Антанты для наведения порядка. В дальнейшем Севрский мирный договор 1920 года закрепил временный контроль региона за Грецией, с перспективой решения судьбы региона через 5 лет на референдуме населения.

Ведя военные действия против кемалистского движения и постепенно теряя поддержку своих союзников, греческая армия дошла с боями почти до Анкары, но, не сумев сломить сопротивление турок, отошла назад. К августу 1922 года фронт был прорван и греческие войска покинули Смирну. Вступление турок в Смирну сопровождалось сожжением города и массовой резнёй христианского населения. Американский консул в Смирне, в дальнейшем писатель, Джордж Хортон принял Хризостома и сопровождавшего его армянского митрополита, за несколько часов до его кончины. «Тень смерти лежала на его лице». Иерархи не вели разговор о нависшей над ними опасности, их интересовало только если можно что либо сделать для спасения жителей Смирны.

7 августа 1922 года в Смирне впервые появляются отряды турецких нерегулярных войск под командованием Киора (Одноглазого) Бехливана. Город захлестнула волна террора. Народ стал собираться у своего митрополита.

В тот же день итальянский католический священник сообщил представителям Франции о смертельной опасности, которой подвергался митрополит Хризостом. Спустя короткое время в резиденцию святителя прибыл французский патруль, состоявший из 20 человек, с тем, чтобы помочь владыке Хризостому бежать. Французы (до них подобную попытку предпринимали англичане) просили митрополита поехать с ними либо в консульство, либо в католическую церковь Святого Сердца.

Хризостом отказался покинуть город, как ему советовал католический митрополит, и отказался от предложенного ему убежища в французском консульстве говоря: «Я пастырь и моё место вместе с моим стадом». Как его предшественник в 156 году н. э. Поликарп Смирнский, Хризостом предпочёл стать мучеником. 28 августа (10 сентября) 1922 года Хризостом отправился в сопровождении турецких солдат в мэрию, где командующий силами кемалистов Нуреддин-паша отдал его на растерзание черни, состоявшей из 1500 турок. Нуредин обратился к собравшимся с такими словами: «Если он поступал с вами хорошо – отплатите ему за это, а если плохо – то и вы поступайте с ним так же! Я отдаю вам эту свинью». В одном из помещений суда собрались отбросы общества, лакеи, преступные элементы из турок, для того чтобы осудить святителя. Едва они завидели митрополита Хризостома, как стали тотчас же поносить его, дергать за бороду и рясу, плевать в него. Смирнские старейшины, повинуясь долгу, попытались было защитить своего святителя, но турки связали их, чтобы те видели мучения и издевательства, которым подвергают их духовного вождя. Турецкий преступный суд вынес решение: «Да будет распят… Да будет распят, подобно их Христу».

Нуредин приказал капитану-резервисту турецкой армии Рустену Беи Вашицу привести приговор народного суда в исполнение. Но когда Вашиц стал спускаться по лестнице вместе с тремя приговоренными к смерти – Хризостомом и двумя старейшинами, то не успел он выйти во двор, как на лестничной площадке неожиданно появился разъяренный Нуредин, который вытащил свой револьвер и выстрелил в митрополита. Однако бешенство его было настолько велико, что рука его дрожала от гнева, и вместо того, чтобы попасть в Хризостома, пуля смертельно ранила старосту Климаноглу.

При звуке выстрелов и при виде Хризостома, выходящего во двор, толпа завелась. Взбешенные турки схватили святителя. Они набросились на него, стали бить кулаками, металлическими прутьями, палками, затем потащили в парикмахерскую, где заставили надеть белую рубаху. Потом они стали вырывать ему бороду, потащили в турецкий квартал, издеваясь и плюя на него по дороге. Там они приготовили для него медленную и мучительную смерть, нанеся ему ножевые ранения во многие части тела, выколов глаза, отрезав уши и нос. Всего в крови, молчащего, преисполненного достоинства, не умолявшего о пощаде и не склонившегося перед врагом, толпа таскала его по земле, а он в продолжение этих мучений повторял: «Господи, помилуй». Время от времени, когда у него получалось, он как-то поднимал правую руку и благословлял своих мучителей. Один из мучителей узнал благословляющий жест, взбесился и большим ножом отсек владыке обе руки. Один из критских турок (греки, обращенные в ислам), участвовавших в издевательстве над владыкой, не выдержав, выстрелил в него, положив тем самым конец мучениям. Святитель испустил дух со словами: «Боже мой!».
Однако Вашиц должен был выполнить данный ему приказ. Он повесил бездыханное тело, этот истерзанный труп, в районе Трикилика, близ железнодорожной станции Смирны. Трагическим был конец и двух старост, сопровождавших святителя. Георгий Климаноглу был повешен, а Николая Цурукцоглу, привязав за ноги к автомобилю, возили по центру Смирны. Головой он бился о выложенные булыжником мостовые.
Очевидцами мученической смерти святителя были 20 французских моряков, реакцию которых описал французский писатель Рене Пуо. Французский патруль наблюдал… Французские моряки «были вне себя». Без всякого преувеличения, они дрожали от гнева и решили вмешаться. Однако начальствовавший над ними офицер, следуя данному ему приказу, с пистолетом в руке помешал им что-либо предпринять…

Трагическая смерть настигла большое число выдающихся греков Смирны, представителей греческой общины, священников, учителей и старейшин, которые отказались бежать и пали вместе с беззащитным безоружным населением. Вместе с Хризостомом турки уничтожили 347 священников Смирнской епархии из общего числа 459, а также митрополитов Мосхонисийского Амвросия, Кидонийского Григория – погребенного заживо, Иконийского Зилона – зарезанного. Из 46 церквей Смирны сохранилось только три. Никому не удалось узнать, что осталось от растерзанного тела святителя Хризостома. По слухам, тем не менее, тело было похоронено на участке земли, принадлежавшем спортивному обществу Аполлона, а по другой версии – близ одной реки…
Хризостом был канонизирован в 1992 году Элладской православной церковью, провозгласившей его святым и мучеником нации (греч. Εθνομάρτυρας). Память «Святого Хризостома Смирнского и вместе с ним святых архиереев Григория Кидонийского, Амвросия Мосхонисийского, Прокопия Иконийского, Эфтимия Зилоского, а также священников и мирян, погубленных во время Малоазийской Катастрофы» совершается каждое воскресение перед Воздвижением Креста Господня.

Комментарии закрыты.