google-site-verification: google21d08411ff346180.html Священномученик Вениамин (Воскресенский), епископ Романовский | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Священномученик Вениамин (Воскресенский), епископ Романовский

Октябрь 4th 2010 -

28 июля 1929 года, после того, как сотрудниками ОГПУ были сделаны выписки из этого письма, начальник Уральского Окружного отдела ОГПУ распорядился: «Начать усиленную проработку Вениамина, окружить его нашими осведомителями, поставить перед последними задачу выявления связей Вениамина контрреволюционным духовенством... Результат вашей работы сообщить».

В начале сентября 1929 года в Ярославле была арестована большая группа духовенства во главе с архиепископом Варлаамом (Ряшенцевым). Был арестован и архиепископ Павел (Борисовский), но вскоре, после согласия на сотрудничество с ОГПУ, он был освобожден.

3 января 1930 года Коллегия ОГПУ приговорила архиепископа Варлаама и вместе с ним еще тридцать два человека к различным срокам заключения, а 18 февраля 1930 года следователь ОГПУ распорядился: «Привлечь к ответственности через соответствующие органы находящегося в ссылке епископа Вениамина Воскресенского за распространение антисоветской переписки».
Смятение среди ярославской паствы продолжалось по-прежнему, и епископ Вениамин счел нужным и дальше разъяснять свою позицию, касающуюся церковных проблем последнего времени, побуждая к размышлению и других.

8 октября 1929 года он писал священнику Александру Соколову, служившему на родине владыки в селе Переславское:

«В Церкви судит всегда Церковь или кому Она поручает суд. Суд без Церкви — явочное выступление. Суд без Церкви — самосуд; власть на местах в период революционного расстройства — есть анархия. Отделившиеся от митрополита Сергия совершили самочинный, самозваный суд, скорее самосуд. Мое мнение по всему этому, что нужно возможное образование общего голоса Церкви. Невозможно это быстро. С терпением течем на предлежащий нам подвиг. Отсюда возможность страдания. Будем переносить их с покорностью и послушанием Церкви и с упованием на Небесного Кормчего. «Декларация» подлежит осуждению и суду. Каноны говорят об избрании, но в самой Церкви на всем протяжении истории весьма часто практиковались назначения и никогда назначения не делались поводом к отделению от Церкви, нарушением свободы. Но за две тысячи лет Церковь никогда не была свободной. Государственная власть постоянно нарушала эту свободу. Власть действовала или сама, или через Патриархов и Синоды. Церковь никогда эти нарушения не делала поводом к отделению от Патриархов и Синодов, через которые проводила свои нарушения светская власть. Церковь в данном случае умела различать подлинных нарушителей от мнимых, кажущихся нарушителями, и терпела со смирением все творившиеся над Нею нарушения: назначения, перемещения, лишения, увольнения, изгнания, ссылки и т.п.».

20 февраля 1930 года владыка писал одной из своих духовных дочерей:

«Помоги Вам Господь. Над Вами грянул нежданный гром, постигла скорбь, давящая рассудок, волнующая глубоко сердце. «Горе доящим в те дни», — предрек Спаситель о конечных временах. Спаситель из всех скорбящих выделил и особенно пожалел матерей с грудными младенцами. Даже отцы, по Спасителю, нравственно не почувствуют так, как матери; все остальные еще далее. Хотя про всех Он сказал: «Люди будут говорить горам: „Падите на нас“, и холмам: „Покройте нас“. Скорби ищущих утешения у гор и холмов — не наши скорби. Мы еще только с цветочками. Теперь мы можем отчасти представить страдания будущих скорбей и сопоставить их с нашими. Пока мы еще не дошли до этих „гор и холмов“.

Из вашего письма слышно, что в первые моменты Вы были недалеки от гор и холмов, но видно и то, что Вы скоро же и справились с первыми приступами. Мелькнула уже у Вас мысль о „ликвидации“ себя. Но это не обвиняет Вас. Что такое Гефсиманская ночь? Это новое нападение диавола на Христа, взявшего на себя грехи человечества. В чем состоят действия диавола в подобных моментах?

Он не создает их, но пользуется ими, только развивая их возможную интенсивность. Естественная предголгофская тяга сердца Христа от греховной ноши взята была диаволом для усиления ея, для доведения тоски до отчаяния, до отречения, до падения, до смерти. В Иуде этот натиск был для диавола удачен. Ко Христу он даже не природился. Но люди немощны, к ним прирождается. То есть от мысли, возбуждаемой диаволом в душе, возникают желания, возбуждаются настроения; у одних развиваются до последней степени. В этом-то и состоит особенно работа диавола: он, как кузнец, мехами да угольями раздувает возникшее в душе настроение. И если человек поддается, развитие настроения идет быстрым темпом и интенсивными степенями. Тут-то и возникают» убийственные" идеи и желания; или же они внушаются врагом и, находя благоприятную почву, охотно принимаются душой, нами же усиливаются и доходят часто до своего конца. У других развитие настроения задерживается молитвой, и работа диавола отвергается. Как в первом случае, так равно и во втором одновременно действует и благодатная сила. Но в первом благодатная сила в человеке, поддающемся вражескому внушению, не находит почвы; во втором она принимается и проявляется как содействующая и, в свою очередь, также усиливающая доброе чувство борющегося с диаволом человека и ему помогающая. При помощи ее человек и одолевает первые приступы подавляющих чувств и выходит победителем.
С Вами и произошла такая невидимая духовная победа над диавольской работой, пытавшейся использовать бедственное состояние опечаленной души Вашей. Возблагодарите Господа за помощь Вам. Прислушивайтесь и далее к голосу и воле охранявшей Вас благодатной силы. Нельзя назвать неожиданным постигший Вас удар врага. Два еще года назад он мог казаться неожиданным. Но он подготовлялся тогда. При усвоенной Вами в себе любви к Церкви Христовой, ревновании о Ея благосостоянии, участии в Ея внутренней жизни Вы не могли пройти незамеченной для врагов Христовых. Они следили за Вами и, вероятно, готовили свое нападение на Вас из-за спины. Удар совершился. Готовая было растеряться, Вы не растерялись при внезапности удара. Теперь только должно раскрыться, что дело Ваше было ненавистно противникам Христа и поэтому всегда чревато подобными последствиями, то есть содержало в себе весьма ясную и определенную возможность всяких неприятностей и ударов. Для Вас это было неожиданностью, потому что Вы верили в человека, верили в его свободу в определении своих религиозных убеждений и потому никогда не останавливались мыслью на кроющихся за всем этим возможностях, и не следили за собой по этой линии. Отсюда произошло и то, что не так, вероятно, внимательно сопоставляли с ними (то есть с этими возможностями) себя. Всякое дело в технике требует известного оборудования.

Дела души нашей — также. Только оборудование здесь иное. Несоответствие в технике между идеей ее и оборудованием дает сюрпризы. В душе нашей так же. Произошло это и у Вас от доверия к людям и идеям. Разобраться в этом для каждого из нас необходимо и даже полезно. Спаситель сказал: «Что говорили на ухо внутри дома, то будет провозглашено на кровлях» (Лк. 12,3). То есть содержащееся в самой сокровенной мысли непременно выйдет из своего сокрытия на мирской простор и принесет свои последствия. Спаситель заранее предупреждал своих учеников, посылая их на проповедь, чтобы они не думали, что могут укрыться от противника Христа, пройти незамеченными. Таково свойство Христова дела, подобно газу и его свойству — расширению. Ученики заранее должны быть готовы к тому, что их проповедь выйдет на «крыши». Это и нам говорится всем. Первые ученики и были готовы. А мы, на двухтысячном году, далеко не всегда «готовы». Это от «немощи нашей». Весьма свойственно нам.

Должны ли мы все это говорить после уже совершившегося? И полезно ли говорить это себе? Должны и полезно. Мысль назад — прежде всего объяснить происшедшее в настоящем — раскрывает хорошо место нашей личности в совершившемся деле и тем много умеряет волнение нашей души. Но, говорится, прошлого не воротишь. О прошлом остается одно: или раскаиваться, или не раскаиваться. Как Вам ни тягостно, но я уверен, что Вы не раскаиваетесь в соделанном Вами. Указывается нам на высокие примеры, в частности древнего праведника Иова. Но эти примеры для нас высоки. Евангелие говорит об этой высоте. И апостол Иаков повторил: «Терпение Иова слышали?» Да, Апостол может это сказать. Апостол сам был на этой высоте. Мы — немощны. А он же, «сам искушен быв, может и искушаемым помощи». Такой скажет правдиво и естественно. Но каждый из нас может подумать: падать или не падать духом? Не падать духом — это по нашим силам. А надо всем этим: будем молить Бога о помощи — молить о помощи всем нам...»

В марте 1930 года владыка написал диакону Александру Николаевичу Шувалову в Рыбинск:
«Многоуважаемый о. Диакон. Благодарю за память.

Получил Ваше письмо. Простите меня, что долго не писал Вам. Это происходило не по небрежению. Даже здесь видящие нас жители иногда обращаются к нам: «что вы делаете, покушаете, а потом лежите на боку». Чтобы найти ответ на такой вопрос, вы спросите свою супругу — Вашу хозяйку, много ли она занята, много ли она лежит на боку? Мы, мужичье, непричастные к хозяйству, всегда думаем, что обед готовится сам собою, что все домоводство «пустяки», ничего не стоит. И я так всю жизнь думал, а теперь увидел и узнал, что женщина — великая труженица в своем деле. Господь был в доме Лазаря. Мария сидела у ног Спасителя, слушая Его учение, Марфа хлопотала по дому с угощением. Господь восхвалял часть Марии, но не порицал и часть Марфы. Господь любил Марфу, которая безропотно, в смирении, с усердием, с любовью к людям несет свое земное бремя. Но, впрочем, суть слов Его в том, чтобы деловое бремя не поглощало всей души и не материализовало ее. Марфа, будучи хлопотливой хозяйкой, знала хорошо и дело спасения, ходила по временам за Господом и любила Его не менее Марии. И мы, сильные, не ценили этого (например, я). В квартире жили еще недавно вчетвером, теперь — втроем. Две комнаты, две печки. Один работает на стороне столяром, только этим и живет, один болен пороком сердца. Приходится работать немало по дому.

Второе наше занятие — писание писем. Оно весьма необходимое занятие, люди ждут руководства — духовного, церковного. Иногда дела бытия, личные потребности побуждают нас быть в общении — бытовом или духовном. Изоляция от людей — не в заповеди христианской. Спаситель пришел построить из людей Церковь, то есть в переводе на русский язык «собрание», общество. Люди мыслятся не в личной изолированности, а в тесном соприкосновении одного с другим. Люди пишут мне, и обязанность моя большая — писать и отвечать. И знаете ли, сколько у меня имеется адресов? Больше ста. А рука моя правая все же ослабленная.
За здоровье мое благодарю Бога. Со мной должен был случиться настоящий, полный удар, но случилась только небольшая часть его. Господь не попустил полного развития болезни, и я существую, сохраняя работоспособность...»

В апреле 1930 года епископ Вениамин в ответ на полученную посылку написал одной из своих духовных дочерей в город Петровск Ярославской губернии:

«Получил вчера Ваш ящик. Приношу благодарность за Ваше усердие: черные сухари — очень хороши. Здесь черного хлеба не знают и печь его не умеют. Пшеница одна, но она яровая и весьма мало вкусная. В нынешний же год у киргиз нет никакого хлеба — не уродилось ничего. Весьма мало у них уродилось просо. Это главный киргизский посев. Несчастные, голодают сильно. Киргизская власть совершенно не помогает своему народу в перенесении голода.
Первобытный народ, первобытны и его представители. Мечеть у них закрыта. Собрания на молитву прекратились. Среди киргиз также появились бедняки. Религия мешает земной жизни, и религию стали убирать с земли. Кто же может сказать из них, что им жить стало лучше? Детей киргизы также воспитывают в школе без религии. Иду я по улице, попадается девочка лет тринадцати. «Бог есть?» — обратилась она ко мне. Отвечаю по-киргизски: "Бар"8. Девочка засмеялась и пошла далее. Сеются злые семена и здесь и повсюду в невинные детские души. Я не видел еще ни одного бедняка, которого мог бы назвать симпатичным. Все они дерзки, грубы, говорят в дерзком тоне, большие самохвалы. Когда будет какое-либо общество, где одни такие субъекты из таких духовно диких людей, то что будет это общество? Известно хорошо, как возводят крепкие строения. Кладут стену из тесаных камней, они подогнаны друг ко другу и укладываются хорошо, ложатся прочно, дают крепкую стену. Видел на Кавказе и другие строения. Клали стену из рваных нетесаных камней. Цементом, как глиной, связывали их, но ненадолго: дожди вымывали цемент, ветра выветривали, морозы производили трещины, и стена распадалась. Ах, рваные нетесаные камни — гордые, грубые, самолюбивые люди. Им никогда не образовать собой плотную, крепкую стену. Они, как стена, распадутся. Юлиан Отступник был христианин, потом отрекся, учился вместе с Григорием. Какое зло подготовляет себе человечество, воспитывая таких девочек...»

17 марта 1930 года епископа Вениамина и вместе с ним других ссыльных вызвали из Каратюбе в Уральск. «Ехали обозом, — писал владыка, — из 22 подвод... 44 вола. И волы, и кучера голодные как волки. Ехали неделю. Обглодали нас троих начисто. Сядем за чай вокруг: у нас — сухари, у киргизов — несвежее мясо на 3 дня. Сядем, и вот тянутся к нам 22 руки: «Дай нан (хлеб)!» В Уральске не было уже ни одного сухаря...»

По приезде в Уральск владыка Вениамин был заключен в тюрьму, всего по этому делу было арестовано 29 человек, а поскольку он имел сан епископа, то ОГПУ сделало его главным обвиняемым по делу, воздав таким образом честь его сану.

5 апреля епископ Вениамин был допрошен и, отвечая на вопросы следователя, сказал: «Виновным себя не признаю, на советскую власть я никогда и никого не натравливал. Причем видеться с участниками, перечисленными вами, я не виделся лично, многих совершенно не знаю, поэтому разумею исключительно письменные связи с указанными лицами, а они, эти связи, у меня были регулярны и по различным вопросам, — я заявляю, что в письмах к ним на советскую власть я их не натравливал. Что, собственно, означает натравливать на советскую власть? В подлинном понимании я не добивался того, чтобы внушить верующим мысль о свержении советской власти, но я абсолютно не согласен с ее политикой гонения на религию, с ее антицерковной, антирелигиозной деятельностью... Я борюсь с безбожием советской власти, жалуюсь на это безбожие, но убежден, что это не означает призывание к свержению советской власти как государственной власти. В моем понимании религия и государство — два разных института. Жалоба на безбожие не означает борьбы с государством.

В одном из писем на имя епископа Ярославского Павла я писал, что если судьбой истории суждено произвести государственную перемену когда-либо в СССР, в смысле перемены советской власти на другую, то в этом повороте большую долю вины будет иметь сама советская власть, так как она своей политикой безбожия возбуждает против себя население и не вызывает к себе симпатии. Вы сами больше всего возбуждаете верующие массы против себя, именно своей безбожной политикой...»

Из тюрьмы он продолжал писать своим духовным детям и близким, и причем ни в чем не было нарушено его мирное состояние духа: «В свое время — 17/3-30 года, телеграммой извещал тебя о перемене места своего жительства. 6/4-30 года на волах путешествовал в Уральск. Последний принял меня в свои объятия. В них пребываю по сие время. Неопределенный срок, по всем данным — весьма немалый, проведу и впредь. Моя квартира: г. Уральск, изолятор, В.В. Предъявлена ст. 58 п. п. 10, 11, ст. 59 п. п. 2, 7. Это уже вновь с локализацией в г. Уральске. Пасху встречали в камере № 10, имея в ней сожителей 74. Несмотря на то что в Уральске я «странник и пришелец», я разговлялся куличами, сыром и крашенными яйцами от некоторых уральцев. «Везде земля Господня». Пока еще так... »

1 ноября 1930 года владыка писал духовным дочерям в Тутаев: «Многоуважаемую Александру Ивановну и Елену Ивановну приветствую с семейным праздником, днем св. мученицы Александры. Было время, когда и женщины — старые и юные — были в мученицах. В наше время многие из них ревностные сотрудницы Церкви, но Господь еще не судил явить их поприще современного мученичества за Церковь. Пусть, согласно воле Божией, в таком случае, взамен подвига современного страдания служителей и сынов Церкви, женщина православная не ослабевает в мирном служении Церкви. «Колесница Божия тмами тем» (Пс. 67). И если в этой «колеснице» женщина не проявит своей духовной силы, то мужчины будут перегружены духовным трудом и, пожалуй, многие утомятся. Молитва, не ослабевать в молитве, не оставлять Дома Божия — это первое служение. Смолкли мои земляки. Это по времени, лучше так, благодарю Бога. Он хранит меня. Что Он готовит мне, не ведаю. Да будет воля Его...»

9 декабря епископ Вениамин написал священнику Николаю Розову: «Многоуважаемого о. Николая поздравляю с днем святителя Николая. Помоги Господь нести бремя и честь пастырства Вашего с ревностью Святителя. Дай Бог доброго здравия и процветания духовных сил. В Уральской тюрьме, где я и до сих еще пор, мне Бог послал случай познакомиться с сектантами и старообрядцами. Первых в Уральской епархии мало, вторых — много. Впервые была моя встреча с этими отступниками от Православия. И теперь стала ясной для меня беспомощность нашего рядового духовенства и, главное, основной источник этой беспомощности. Он — в крайне малом знании Священного Писания. При знании его — наши сектанты беспомощны в логике. И если они когда сильны, то только в упорстве, сатанинском упорстве и невежественном твердолобстве, и диавольском лукавстве. И все это не страшно. «Мы сильны не на истину, но за истину». Как виновны мы перед Богом, перед Церковью и Православием за незнание Слова Божия. Семинария хорошо поставила на рельсы, но мы растеряли сия орудия. Горе нам!..»

В тот же день он отправил духовной дочери в Тутаев открытку: «Многоуважаемую Варвару Александровну приветствую с днем св. великомученицы Варвары. Помоги, Господи, благодушно нести бремя жизни. Среди житейских забот и дел да даст Господь место для духовных забот и дел для христианского служения Церкви. Как в строении всякого дома есть архитектор, десятники, рядовые, каменщики, так и в строении Дома Божия — Церкви Христовой, Архитектор — Христос, десятники — иерархия, каменщики — миряне. Пусть каждый из нас помнит, что все мы не только строители жизни земной, житейской и материальной, но непременно — каменщики или десятники и в Церкви. Если мы веруем в Бога и в Христа, то каменщики — положительно. Когда не веруем — каменщики отрицательно. Состояние «ни в тех, ни в сих», состояние «безотносительное», невозможно. И за то и другое будем некогда отвечать. Пусть каждый из нас будет каменщиком Христовым, а кому дано — десятником. Дай Бог Вам душу живую — продолжить труд этого каменщика...»

5 января 1931 года владыка писал своему брату в Москву: «Дорогой Митя! Земно кланяюсь всем вам... Не пустые это звуки — наши духовные времена и сроки. Оставлять их никому и никогда не должно. Они дают незримые, но хорошо постигаемые токи душам, которых никогда не производит «мiр» и не в состоянии произвести. Рождество! Сколько радостного трепета в этом слове переживалось в учебные годы и во все другие времена! Знают ли это теперь современные дети и юноши? Если нет, то, значит, огромный сдвиг сделал русский мир в сторону бездны. Христос провидел эти сдвиги и говорил: "Дерзайте, Я победил мiр ". Я уже в 14-й камере. Четвертое переселение! И в тюрьме нет подходящего места. С письмами — странное. Ниоткуда в ответ. Посылаются ли мои письма куда-либо? Не видать. Пока жив и здоров...»

12 января владыка писал священнику Александру Соколову в село Переславцево: «Как празднуете ныне Рождество Христово, много ли было народу в церкви, хорошо ли было пение? Славили ли по приходу? Ужели последнее должно прекратиться? Теперь новое время указывает нам и новые пути молитвы. Посещайте чаще своих духовных детей и непременно каждый раз совершайте общую домашнюю молитву с чтением Евангелия. Наши духовные дети очень мало научены Евангелию. В проповедях мы мало излагали Евангелие, а более всего занимались в них моралью. Оттого прихожане мало знают о Христе и Его Доме. Рассказом из Евангелия (в порядке, в системе) объясняй богослужение. Это доступно всем и каждому священнику. Об этом и надо проповедовать. Посылаю ноты, случайно попавшие в тюрьму... »

31 марта 1931 года епископ Вениамин написал протоиерею Александру Пурлевскому: «Дорогому о. Александру из казенного дома привет... Вспоминаю Ваши отеки — показались и у меня. На какой почве? В сердце не ощущаю ничего, почки пока нормальны. Разве на почве общего истощения? Не мудрено. Суп наш — 2 кг пшена на 90 ведер воды. Но, в общем, готовлюсь ко всему: физически и духовно. Благодарение Богу, чувствую хорошо... Началась весна, пока не для меня... »

Следствие по делу продолжалось около года, епископ во все время следствия тяжело болел и был определен в тюремную больницу. Врач, поставивший ему диагноз в больнице, писал, что епископ болен эмфиземой, миокардитом, а также страдает от последствий кровоизлияния в мозг, выразившихся в параличе правой стороны тела, так что он почти не владеет правой рукой и ногой, не может писать и с трудом говорит. Однако власти, несмотря на такое состояние здоровья владыки, не освободили его.

10 сентября 1931 года тройка при Полномочном Представительстве ОГПУ в Казахстане приговорила епископа к десяти годам заключения в концлагерь. Приговор этот над ним уже свершиться не мог — епископ Вениамин скончался в тюремной больнице и был погребен в безвестной могиле9.

Примечания:
1. Священноисповедник Агафангел (Александр Лаврентьевич Преображенский); память празднуется 3/16 октября и 30 октября/12 ноября обретение мощей.

2. Обращение духовенства города Ярославля на имя епископа Вениамина:
«Его Преосвященству, Преосвященнейшему Вениамину, епископу Романовскому.
Мы, нижеподписавшиеся священнослужители церквей г. Ярославля, имеем честь донести Вашему Преосвященству, что мы остаемся верными Православной Кафолической Церкви; так называемого Высшего Церковного Управления и местного Епархиального, возглавляемого епископом Иоанном, мы не признаем и продолжаем считать своим архипастырем митрополита Агафангела. Ввиду же невозможности быть нам в общении с Владыкой Митрополитом, просим Вас быть нашим архипастырем и принять нас и наших пасомых под свое архипастырское руководство и управление. Нам известно, что волею самого Владыки Митрополита Вам указано местожительство в г. Ярославле с участием в Архипастырских трудах Его Высокопреосвященства в нашем городе.
1922 года, м. сентября 23 дня/октября 6 дня. Ярославской градской Свято-Духовской ц. священник Николай Розов...»
3. Сергий (Страгородский Иван Николаевич; 11.01.1867—15.05.1944), Патриарх Московский и всея Руси. Архимандрит (1894). С 1897 г. помощник начальника Православной духовной миссии в Японии. Епископ Ямбургский, викарий С. -Петербургской епархии (1901). С 1905 г. архиепископ Финляндский и Выборгский. С августа 1917 г. архиепископ Владимирский и Шуйский. Митрополит (ноябрь 1917). В 1922 и 1923 гг. подвергался арестам. В июне 1922 г. перешел в обновленческий раскол. В августе 1923 г. принес покаяние. С марта 1924 г. митрополит Нижегородский. С мая 1924 г. член Св. Синода. По завещательному распоряжению митрополита Петра (Полянского) от 06.12.1925 назначен первым кандидатом на должность заместителя Патриаршего Местоблюстителя. С 10.12.1925 заместитель Патриаршего Местоблюстителя. С ноября 1926 по март 1927 г. в тюремном заключении. С 1934 г. митрополит Московский и Коломенский. С 1936 г. Патриарший Местоблюститель. С 19.09.1943 Патриарх Московский и всея Руси.
4. Павел (Борисовский Павел Петрович; 1867 – 1938), митрополит. С 1916 г. епископ. С 1921 г. епископ Вятский. В 1922 – 1926 гг. в заключении и ссылке с короткими перерывами. В 1926 архиепископ. С 1927 г. член Временного Патриаршего Св. Синода. С 1929 г. архиепископ Ярославский и Ростовский. С 1932 г. митрополит. Арестован в 1937 г. Расстрелян.
5. Варлаам (Ряшенцев Виктор Степанович; 1878 – 1942) архиепископ. С 1913 г. епископ. С 1927 года архиепископ Пермский. С декабря 1927 года временно управляющий Любимским викариатством Ярославской епархии. В феврале 1928 года в составе группы архиереев Ярославской епархии подписал декларацию об отделении от митрополита Сергия (Страгородского); вскоре отстранен от управления викариатством. В июне 1928 года вернулся в общение с митрополитом Сергием. Арестован в 1929 году, заключен в лагерь.
6. Имеется в виду митрополит Ярославский Агафангел (Преображенский).
7. Имеется в виду архиепископ Угличский Серафим (Самойлович Семен Николаевич; 1881—09.11.1937), архиепископ, сщмч. Епископ Угличский, викарий Ярославской епархии (1920). Архиепископ (1924). По завещательному распоряжению митр. Иосифа (Петровых) от 08.12.1926 назначен третьим кандидатом на должность временно исполняющего обязанности заместителя Патриаршего Местоблюстителя. С дек. 1926 по март 1927 г., в период отсутствия митрополита Сергия, — заместитель Патриаршего Местоблюстителя. 06.02.1928 в составе группы архиереев Ярославской епархии подписал декларацию об отделении от митрополита Сергия (Страгородского). Арестован и сослан. В июне 1928 г. вернулся в общение с митрополитом Сергием. С 1929 г. отбывал заключение в лагерях. Расстрелян. Память 22 октября/4 ноября.
9. Использованы материалы: ЦИАМ. Ф. 229, оп. 4, д. 819.
Ярославские епархиальные ведомости. 1916. №№ 9, 21, 24.
Новомученики и исповедники Ярославской епархии. Книга 2. Романов-Борисоглебск (Тутаев), 2000.

ГАЯО. Ф-3698, оп. 2, д. 7211, д. С-11861.
ДКНБ РК по Западно-Карагандинской обл. Арх. П П-3260. Т. 2, т. 9.
«Реутов православный», № 2 (8), февраль 2005 г.^

Pages: 1 2 3 4

Комментарии закрыты.