google-site-verification: google21d08411ff346180.html Преподобный Иустин (Попович), архимандрит Челийский | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Преподобный Иустин (Попович), архимандрит Челийский

Апрель 6th 2016 -

Преподобный Иустин (Попович), архимандрит Челийский

Память: 25 марта (6 апреля); 1/ 14 июня

Родился 25 марта 1894 года в местечке Вранье, Южная Сербия, в многодетной и патриархальной семье Спиридона и Анастасии Попович.

При крещении он был наречен именем Благое, в честь праздника в который он появился на свет. В семи поколениях семьи Попович были священники, вплоть до его деда — отца Алексия. В этом семействе Благое прошел школу воспитания в духе сербского православного благочестия, которое в южных областях страны было более патриархальным и церковным. Маленьким мальчиком он часто ездил с родителями в Пчиньский монастырь к мощам святого Прохора чудотворца Пчиньского, подле которых его мать чудесным образом исцелилась от тажелой болезни.

Преподобный Иустин (Попович), архимандрит Челийский

В свои школьные годы Благое усердно читал Евангелие и старался жить по нему. Окончив школу он поступил в духовную семинарию святого Саввы в Белграде, где в то время преподавал будущий святитель Николай (Велимирович). Он проучился там с 1905 по 1914 год.

Во время Первой мировой войны был санитаром и пережил отступление сербской армии в Албанию. По благословлению Сербского митрополита Димитрия 1 января 1916 года, в день святого Василия Великого, он был пострижен в монахи с именем Иустин, в честь святого Иустина, мученика и философа. С группой молодых одаренных семинаристов он был направлен из Скадара в Санкт-Петербург продолжать учебу в духовной академии, откуда вскоре, из-за начавшейся революционной смуты, перешел на богословский факультет в Оксфорд.

По окончании учебы и войны вернулся в Белград, в 1922 году был рукоположен Сербским первосвятителем Димитрием во иеромонаха, и начал преподавать в семинарии в Сремских Карловцах. Здесь он познакомился с митрополитом Киевским Антонием (Храповицким). Душа его искала подвижнической и аскетической жизни. Он преподавал, окормлял многочисленных чад, принимал участие в издании православных газет, но при этом мечтал об уходе на Афон.

Вскоре он отбыл в Грецию где в 1926 году он защитил в Афинском университете докторскую диссертацию по теме: «Учение святого Макария Египетского о тайне человеческой личности и тайне ее познания». По возвращении в Сремские Карловцы отец Иусти начинает издавать журнал «Христианская жизнь,» в котором регулярно по частям печатает свое исследование «Философия и религия Ф. М. Достоевского,» написанное под влиянием митрополита Киевского Антония. Вскоре из Карловацкой семинарии он был переведен в Призренскую.
С конца 1930 года был направлен миссионером к возвращавшимся к Православию русинам в прикарпатских городах — Ужгороде, Хусте, Мукачеве и других. Был выдвинут на возрожденную Мукачевскую епископскую кафедру, но по смирению своему отказался от нее.

С августа 1932 года отец Иустин — преподаватель Битольской семинарии. Вскоре вышел первый том его труа — «Догматики» («Православная философия истины»). Спустя два года он был избран доцент богословского факультета в Белграде, профессором догматического и сравнительного богословия. В 1938 году отец Иустин вместе с другими сербскими мыслителями он основал Сербское философское общество.

В 1946 году по указке новых безбожных властей отец Иустин был уволен с богословского факультета и некоторое время провел в тюрьме. По выходе на свободу он некоторое время скитался из монастыря в монастырь.

Наконец, с мая 1948 года он обосновался в монастыре Челие близ Вальева, где стал духовником и подвизался до кончины. Здесь он много времени посвятил писательскому труду, богословским изысканиям, переводческой и издательской деятельности, при содействии своих учеников и будущих видных архиереев Сербской Церкви — иеромонахов Амфилохия (Радовича), Афанасия (Евтича) и Артемия (Радосавлевича). Архимандрит Иустин, свободно владевший кроме родного сербского еще русским, греческим, английским и немецким, много потрудился в качестве патролога, агиографа и догматиста. Его труды, доступные современному читателю, думающему о вечности и ищущему смысл жизни, опираются на учение великий святых отцов Церкви и вошли в сокровщницу православной литературы.

Автор многочисленных духовных произведений, святой Иустин был выдающимся подвижником и исповедником Сербской Православиой Церкви, чьи обширные знания украшали личное благочестие и горячую веру. Его противостояние экуменизму обусловило то, что его «опала» в Челийской обители не прекратилась до конца его земной жизни. Молитвенный дух преподобного пропитал всю жизнь монастыря. Здесь он служил Божественную лирургию ежедневно до самой смерти, моля Господа о спасении всего рода людского.

Известно классическое утверждение отца Иустина о том, что в истории рода человеческого произошло три главных падения: Адама, Иуды, папы. Адамово падение – отпадение от Бога; Иудино падение – продажа Бога; папское падение – желание заменить Богочеловека человеком, потому и наизлейшее. Догмат Римо-Католической Церкви о непогрешимости папы-человека, согласно отцу Иустину, всего лишь возрождение язычества и многобожия. Потому папизм – это первый протестантизм, по словам истиновидца А.С. Хомякова.

В духе преподобного Максима отец Иустин беспощаден и к современному экуменизму. «Экуменизм, по отцу Иустину, есть имя для всех видов псевдохристианства, для всех псевдоцерквей Западной Европы. Они же суть не что иное, как ересь на ереси. Для всех для них общее название – всеересь. Почему? Потому что на протяжении истории разные ереси отрицали или извращали отдельные свойства Богочеловека Христа, а эти европейские ереси отвергают всего Богочеловека и на Его место ставят еврочеловека. Тут нет существенного различия между папизмом, протестантизмом, экуменизмом и другими сектами, имя коим легион». Из такового состояния дел по-святоотечески логично заключение отца Иустина, что «без покаяния и вступления в истинную Церковь Христову неестественно и бессмысленно говорить о некоем объединении “церквей”, о диалоге любви, об intercommunio».

Такое отношение отца Иустина к еретикам ни в коем случае не означает ненависти, но является воплем взыскующей Христа души ради заблуждений и погибели тех, за кого Христос умер на Кресте. Здесь выражение верного следования святым отцам и богочеловеческой истине Церкви Православной. Он, несомненно, лишь воплощает в своей жизни то, что боговдохновенно высказал преподобный Максим Исповедник словами: «Я не желаю, чтобы еретики мучались, и не радуюсь их злу – Боже, сохрани! – но сугубо радуюсь их обращению. Ибо что верным может быть милей, нежели видеть рассеянных чад Божиих, собранных воедино. Я не потерял рассудок, чтобы советовать ценить немилосердие выше человеколюбия. Напротив, я советую со вниманием и усердием творить добро всем людям и всем верным быть всем для нуждающихся. Но при этом я говорю: нельзя помогать еретикам в утверждении их безумных верований, здесь нужно быть резким и непримиримым. Ибо я не называю любовью, но человеконенавистничеством и отпадением от Божественной любви то, когда кто-либо утверждает еретиков в их заблуждении на неминуемую погибель этих людей».

Отец Иустин, обобщая мнение и учение всех святых отцов о еретиках, пишет: «Вот учение Православной Богочеловеческой Церкви Христовой, по святым апостолам, по святым отцам, согласно святым Соборам, о еретиках: ереси – не Церковь и не могут быть ею. Потому у еретиков не может быть святых таинств, во всяком случае святой евхаристии – этого таинства над таинствами, ибо святая евхаристия есть все и вся в Церкви: и Сам Богочеловек Иисус Христос, и сама Церковь как Его Тело, и вообще все Богочеловеческое. Intercommunio – общение с еретиками в святых таинствах, особенно в святой евхаристии – это самое бесстыдное предательство Господа Иисуса Христа, предательство Иудино, а также предательство всецелой Церкви Христовой, Церкви Богочеловеческой, Церкви апостольской, Церкви святоотеческой, Церкви Священного Предания, единой Церкви».

После всего этого совершенно понятны сетования и негодование отца Иустина против позиции некоторых православных представителей, с легкостью перескакивающих через таковую согласную преданию точку зрения на еретиков отцов, Соборов, Церкви, становящихся и сами членами, и вовлекающих свои Церкви в так называемый «Экуменический совет церквей», представляющий, по отцу Иустину, не что иное, как собрание всех возможных ересей. Можно ли с еретиками совместно молиться, от них таинства принимать и им святые таинства православные преподавать – и оставаться православным? Ясно и для комариной совести, что это нечто невозможное и немыслимое. Все попытки подобные позиции защищать или оправдывать «любовью» к еретикам, «диалогом любви», «желанием единства» и т.п. суть лишь инъекции наркотика для убаюкивания и умерщвления церковной совести православных верующих. Не стоит обманываться: «Сущность любви есть истина, и любовь живет, пребывая в истине». Потому нет общения в любви без общения в истине. Иначе такое общение неестественно и лживо. Отсюда и заповедь христоносного апостола: «Любы нелицемерна» (Рим. 12: 9). Разделение любви и истины означает только недостаток богочеловеческой веры и потерянного духовного богочеловеческого равновесия и здравомыслия. Во всяком случае, заключает отец Иустин, этот путь никогда не был путем святых отцов.

Во всем следуя Священному Преданию и отцам Церкви, отец Иустин богомудро предлагает единственно возможный выход из всех безвыходных положений. Это апостольская богочеловеческая вера – всеобъемлющее возвращение на богочеловеческий путь святых апостолов и святых отцов. Только так можно спастись и освободиться от рабства гуманистического человекоугодия и человекослужения и стереть все грехи.

Своим наследникам в монастыре он оставил завещание опубликовать его труды, с тем чтобы чистый доход шел в фонд святого Иоанна Златоуста, с целью, по возможности, возведения в Челийской обители трехалтарного храма во имя святого Саввы Сербского с южным алтарем во имя мученика Иустина Философа и северным алтарем во имя преподобной Марии Египетской. Скончался Авва Иустин, как и родился, в праздник Благовещения, 7 апреля 1979 года в Челийской обители. Его тело покоится в гробу у южной стороны алтаря монастырского храма. По его указанию, надгробным украшением служит лишь каменный крест и цветы.

Почитание отца Иустина святым началось сразу по его кончине и широко распространилось далеко за пределами Югославии еще до его канонизации. Стали писаться его иконы, слагаться молитвы к нему, его книги переводилсь на многие языки. В его родном Вранье его память сохранялась с благоговением: при соборе действова хор его имени, имелось общество «Святой отец Иустин,» его имя было дано одной из улиц. В Челийском монастыре ежегодно совершались встречи его духовных чад и почитателей — в основном из Сербии, Греции и сербского рассеяния. Есть данные что он был канонизирован, вероятно местно где-либо в Сербской Церкви, уже в 1993 году. В начале 2010 года календарь ведущего русского православного сайта Православие.ру приводил дни его памяти как 25 марта, на Благовещение, и 30 августа, вместе с Сербскими святителями. Наконец, Архиерейский Собор Сербской Православной Церкви на своем рабочем заседании 29 апреля 2010 года единодушно постановил внести в диптихи святых Православной Церкви его имя как преподобного Иустина Челийского. Решением Собора его память была установлена на 1 июня по юлианскому календарю. Чин торжественного прославления был назначен на 2 мая того же года за Божественной литургией в храме святого Саввы на Врачаре.

Говоря вообще, отец Иустин и своей жизнью, и своим устным и письменным словом, только ему свойственным образом благовествования передает и в завещание нам оставляет то, что отцы святых семи Вселенских Соборов указали и подтвердили как единственный православный путь, путь богочеловеческий, коим необходимо бесстрашно следовать сквозь мрак и тьму сего века и света. И он может с полным правом в лике святых отцов исповедать пред всеми ангелами и людьми:

«Пророцы яко видеша, апоcтоли яко научиша, Церковь якоже прият, учителие якоже богословиша, вселенная якоже мудрствова, благодать якоже просия, истина якоже показася, лжа якоже отгнана бысть, премудрость якоже дерзну, Хриcтос якоже настави: тако мудрствуем, тако глаголем, тако проповедуем Хриcта истиннаго Бога нашего. Сия вера апостольская, сия вера отеческая, сия вера православная, сия вера вселенную утверди!»

Наследие:

Внутренняя миссия нашей Церкви

Догматика православной церкви. Дело Богочеловека. Сотериология

Записки об экуменизме

Искупление и освобождение

Миссия Церкви

Молчанием предается Бог!

Почему этот мiр не хочет Христа?

Речь на воскресенье пятой недели Великого поста

Философские пропасти

Чему УЧАТ детей в ШКОЛАХ?

Комментарии закрыты.