google-site-verification: google21d08411ff346180.html Преподобный Иоанн Вишенский, афонский старец | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Преподобный Иоанн Вишенский, афонский старец

Июль 21st 2016 -

Преподобный Иоанн Вишенский, афонский старец

Память: 16/29 июля (старый / новый стиль)

Афонский старец Иоанн Вишенский (1550-е – 1620-е гг.) был одним из выдающихся отечественных подвижников, сыгравших важную роль в противостоянии польско-католической экспансии и возрождении православия в Украине в XVII веке.

Еще при жизни он пользовался глубоким почитанием среди монашествующих Украины, называвших его с почтением «великий старец Иоанн Вишенский святогорец». Факт церковного почитания старца Иоанна зафиксирован даже в официальных соборных актах. Так Церковный Собор Киевской Митрополии, состоявшийся в Луцке под председательством митрополита Иова (Борецкого) в 1621 году, в одном из своих документов от лица всей Церкви именует старца Иоанна «преподобным мужем» и «блаженным», «в житии и богословии цвитущим». Значительно позже, уже в XIX в., Пантелеимон Кулиш назовет его «афонским апостолом».

Преподобный Иоанн Вишенский, афонский старец

Старец Иоанн был сподвижником таких столпов православия, как прп. Иов (Княгиницкий) Тисменицкий и прп. Иов (Желизо) Почаевский, оказав серьезное влияние на их духовный путь. Продолжателями наследия и дела старца Иоанна считаются известные подвижники и борцы с унией Исаакий Борискович, Киприан Острожанин, Исаия Копинский, Афанасий Межигорский, прпмч. Афанасий (Филиппович) Брестский и многие другие. На Афоне старец подвизался более 40 лет.

Среди многочисленных заслуг подвижника, помимо ревностной защиты отеческой православной веры, стоит также назвать участие в основании Великого Манявского скита в Карпатах и возрождении афонских уставов в монастырях в Галицко-Волынском крае в XVII ст.

До сего дня память старца Иоанна чтится в Галиции, на Волыни и даже на Святой Горе Афон.

Жизнь и деятельность старца Иоанна совпала с трагическими событиями гонений на православние в Речи Посполитой, в связи с чем его усилия и послания были направлены главным образом на защиту православной веры.

Его произведения в значительной степени легли в основу нового направления в украинской литературе — полемического, получившего развитие после Брестской унии. На произведениях Вишенского воспитывалось несколько поколений писателей, церковно-культурных и общественно-политических деятелей в Украине. Претерпев «новое рождение» и неоднократные переиздания в ХIX–XX вв., его послания даже в советское время помещались в школьных учебниках и хрестоматиях по украинской литературе, благодаря чему в советской Украине, несмотря на господствовавшую тогда идеологию атеизма и безбожия, школьники могли узнавать о вере в Бога, об Афоне и его традициях. Так благодаря писаниям афонского старца-отшельника XVII века уже в ХХ веке многие молодые люди впервые приобщались к духовной сокровищнице православия.

Высоко ценил наследие Иоанна Вишенского святитель Филарет (Гумилевский), архиепископ Черниговский. А Пантелеимон Кулиш, называя его «афонским апостолом Руси» , так отзывался о святогорском подвижнике: «он давал сбившимся с дороги направление; он ободрял, он пророчествовал, и так действительно сталось, как он пророчествовал среди бури».

Как и большинство афонских подвижников, старец Иоанн Вишенский не стремился к известности и славе среди людей, поэтому о его жизни сохранилось мало сведений. В основном они почерпнуты из кратких упоминаний в его же письмах или других обрывочных источниках.

Из писаний старца известно, что родился он в г. Судовая Вишня в Галиции (ныне Львовская область). Точная дата его рождения неизвестна, поэтому на основе косвенных свидетельств большинство исследователей считали, что родился он между 1533 – 1550 гг. По всей видимости, происходил он из местного шляхетского рода Вишенских и имел неплохое начальное образование.

До ухода на Святую Гору Афон жизнь и деятельность Иоанна Вишенского тесно была связана с Волынью. Известно, что проживал он в Луцке и Остроге. Здесь был знаком с одним из будущих зачинщиков Брестской унии, а тогда православным Луцким епископом Кириллом (Терлецким). Кроме того, из посланий старца Иоанна видно, что в Луцке он был знаком и с занимавшимся здесь судебной практикой Дионисием Збируйским, будущим епископом Холмским и также одним из активных сторонников унии.

По мнению Ивана Франко, опекуном молодого И. Вишенского был защитник православия в Речи Посполитой, маршалок Волынской земли и воевода Киевский князь Василий-Константин Острожский (потомок преподобного Феодора Острожского, нетленные мощи которого почивают в Киево-Печерской Лавре). Оба они были хорошо знакомы, что явствует и из посланий старца к князю за 1598 – 1600 гг. Одно из первых произведений Иоанна Вишенского – послание «От Святой Афонской горы скитствующих» – было опубликовано в 1598 г. в изданной на средства князя острожской «Книжице», что уже само собой подтверждает факт знакомства двух поборников православия. Это послание старца Иоанна было адресовано «благочестивому княжати Василию, поборнику Церкви соборное православное веры».

Из писаний старца Иоанна видно, что он хорошо знал Острог и жизнь его обывателей. По всей видимости, бывал он здесь неоднократно. И близкая дружба с другим видным православным подвижником прп. Иовом (Княгиницким) завелась у него, скорее всего, еще в Остроге, где тот учился в Острожской академии, а позже и преподавал в ней . Эта дружба в дальнейшем тесно свяжет их в совместном, по поручению князя Острожского, путешествии на Святую Гору и пребывании здесь, а затем и при основании Великого Манявского скита и возрождении афонских монашеских уставов в Украине.

О том, что будущий старец Иоанн состоял на службе у князя Острожского, свидетельствует и униатское полемическое сочинение «Антиризис или Апология против Христофора Филалета», написанное в 1599 г. идеологом унии, а позже и униатским митрополитом Ипатием Потеем (1541 – 1613).

В этот период был тесно связан с Острожским центром книжников-традиционалистов старец-нестяжатель Артемий Троицкий, который, так или иначе, имел влияние на формирование взглядов молодого И. Вишенского. Под впечатлением рассказов старца Артемия о прп. Ниле Сорском, его странствиях на Афон и пребывании в древнерусском свягорском монастыре И. Вишенский мог загореться желанием и сам отправиться в далекую монашескую республику. Кроме того, именно взгляды прп. Нила Сорского, игум. Артемия и других «нестяжателей», критика ими монастырских землевладений, по всей видимости, отразились и на воззрениях И. Вишенского и его категоричном неприятии вырождения монастырей в крупные земледельческие имения-«фальварки».

Таким образом, можно считать, что в украинском исихастском возрождении конца XVI – начала XVII вв. как бы сошлись две школы — непосредственно Афонская и «нестяжательская» школа афонита преподобного Нила Сорского, которая искусственно была уничтожена в Московской Руси, но чрез старца Артемия Троицкого продолжила свое развитие теперь уже в Украине, в новых условиях.

Из посланий Иоанна Вишенского явствует, что помимо Острога и Луцка, он бывал во Львове и был тесно связан с Львовским братством. Также он имел какое-то отношение к монастырям Жидичинскому Свято-Никольскому в предместье Луцка, Уневскому Свято-Успенскому и Спасскому в Перемышльской епархии.

Есть все основания считать, что прп. Иов (Княгиницкий) ходил в путешествие на Афон в сопровождении именно Иоанна Вишенского, как самого близкого своего друга.

Учитывая эти обстоятельства, на основе Жития прп. Иова мы вполне можем восполнить недостающую важную деталь странствия будущего старца Иоанна на Афон. В частности, можно определить, что ушли оба подвижника на Афон около 1589—1593 гг. О том, что на момент Брестской унии 1596 г. Иоанн Вишенский давно уже был на Святой Горе подтверждает и он сам, сообщая в одном из своих посланий за 1597 г.: «Сам на той час у ваших краях несьм был».

В некоторых из своих посланий старец Иоанн называет себя «скитствуяй в Святой горѣ» , что дает основание полагать, что какое-то время он подвизался при одном из святогорских скитов.

Странствуя по всем скитам и монастырям Афона он, несомненно, бывал в «Русике» – старинном древнерусском монастыре св. Пантелеимона, как и действовавшем при нем ските «Ксилургу» – древнейшей русской святогорской обители, основанной еще во времена св. равноап. Великого Князя Владимира Киевского вскоре после Крещения Руси. По сведениям монастыря, в период пребывания подвижника на Афоне в Русике подвизалось несколько монахов с именем Иоанн . Поэтому не исключено, что один из них и был Вишенский.

Таким образом, как и большинство других русских святогорцев, свое иноческое обучение на первых порах, скорее всего, он проходил под началом не греческих, а русских афонских старцев, причиной чему мог быть и известный языковой барьер, характерный для славянского монашества на Афоне по сей день.

До наших дней в арихиве Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря сохранилось послание старца Иоанна Вишенского под названием «Зачапка мудрого латынника з глупым Русином» (1608 — 1609), переписанное в XIX в. с более древней рукописи.

Известно, что в 1596 г. игумен Афонского Пантелеимонова монастыря о. Матфей по приглашению князя Константина Острожского принимал участие в антиуниатском Православном Соборе в Бресте . Здесь, по всей видимости, он более близко знакомится как с князем, так и другими представителями Острожского православно-традиционалистского центра, такими как Киприан Острожанин, Исаакий Борискович и другими. При его участии, видимо, вскоре и Иоанн Вишенский составляет одно из первых своих антиуниатских посланий – «От Святой Афонской горы скитствующих», которое было опубликовано в 1598 г. вместе с посланиями патриарха Александрийского Мелетия (Пигаса) в острожской «Книжице», изданной на средства князя Константина Острожского.

На Святой Горе Афон, удалившись от суеты «мира сего», о. Иоанн Вишенский пытался постичь основы святоотеческой аскетики, опыт святогорского исихастского подвижничества и обрести молитвенное уединение и безмолвие. Однако окончательно изолироваться от «мира» и затеряться среди безвестных афонских отшельников-исихастов ему так и не удалось.

Приходившие из родного края тревожные известия об отступлении высшей иерархии от православия, подготовке и принятии Брестской унии с Римом заставили подвижника включиться в борьбу за чистоту истинного православия. Именно с Афона, в ответ на поступавшие из Украины неоднократные обращения и просьбы, он начинает посылать свои знаменитые послания, которые и легли в основу украинской полемической литературы конца XVI – начала XVII вв.

Уже в 1596 г. на Афон к старцу Иоанну пишет письмо местоблюститель Константинопольского патриаршего престола и патриарх Александрийский свт. Мелетий I (Пигас, 1549—1601). Тот факт, что к Иоанну Вишенскому обращается сам патриарх, свидетельствует о том, что старец был уже довольно известен и имел определенный духовный авторитет как среди святогорцев, так и на родине. В письме к о. Иоанну святитель Мелетий обращался такими словами:

«Пойми эту тайно, чадо мое, и не оставайся в пустыне с целью жить только для себя одного, да и то, пожалуй, не вполне довольный. Не порицаю я пустыни, потому что и сам я ее сторонник, но, заботясь о спасении ближних, зову тебя в боевые ряды сынов Божиих. Братьям твоим, мучительные заботы которых общи с твоими, грозит в Польше опасность потерять святыни. Православные жители Польши остаются даже беспомощными пред людьми, мыслящими неправо. Нашего старанья мало; нужно и вам поусердствовать для Бога Вседержителя. Ведь и Илия-пустынножитель изобличил Ахаава и избил жрецов Иезавелиных. Стало быть мы знаем, что Илия, предтеча евангельской благодати, одновременно с пустынными занятиями не переставал провозглашать народам путь ко спасению и даже не колебался умереть за истину».

Ответом на такое обращение патриарха и стали первые полемические послания старца Иоанна, которые должны были подготовить почву (и последователей) для его приезда на Украину.

Pages: 1 2 3

Комментарии закрыты.