google-site-verification: google21d08411ff346180.html Преподобный Симеон Псково-Печерский | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Преподобный Симеон Псково-Печерский

Январь 17th 2017 -

Преподобный Симеон Псково-Печерский

День памяти 18 января

1 марта 1869 года в деревне Яковлевской Островского уезда Псковской губернии у Иоанна и Наталии Желниных родился сын, при крещении мальчика назвали Василием. Благочестивые родители воспитывали Василия в любви к Богу. Дом Желниных всегда был открыт для странников.


Из воспоминаний старца Симеона: «В семилетнем возрасте я помню, как в дом отца моего приезжал бывало Корнилий, монах Крыпецкого монастыря. Иногда и ночевал у нас, ложился спать вместе со мною, и бывало, говорил мне: „Будешь ты монахом, будешь старец великий“. Иногда брал меня с собою по сбору (пожертвований на монастырь) и говорил: „Вася, вот здесь не дадут, а вот здесь — подадут нам“ — так и бывало.

Будучи десяти лет я пас своих лошадей и слышал, как люди рассказывали про жизнь отца Серафима, Саровского чудотворца. Как он молился на камне в лесу. Вот я и задумал подражать ему. Нашел в поле большой камень и стал на нем молиться. В возрасте 12-13 лет ежегодно ходил вместе со своими родителями в Псково-Печерский монастырь помолиться. Там мне всё в нём нравилось и так хотелось остаться в нём навсегда... Когда мне исполнилось 20 лет, стал просить отца, чтобы он отпустил меня в монастырь, но он и слушать об этом не хотел... Потом отец решил мне выстроить в усадьбе дом... Впоследствии я жил в нём и молился каждый день... И так продолжалось до 25-летнего возраста...

В это время жил в нашей местности старец Симеон, как звали его наши деревенские люди и считали его за блаженного. Этот старец приходил в дом моего отца, родители принимали его, и он иногда оставался ночевать... Вот в одно прекрасное время приходит (блаженный) к нам в дом и говорит отцу: „Я пришел сюда умирать“. А я в это время подхожу и говорю: „Батюшка, благословите меня в монастырь“. Он берёт веревку, свернул её жгутом и давай бить меня и гнать из дома во двор, со двора на улицу, и гнал вдоль улицы за деревню, а потом вернулся в дом, сел на лавку, затем лег на лавку — и умер... Он выгонял меня из дома в монастырь. Но отец по-прежнему не хотел отпускать, но потом смирился и отпустил.

По прибытии в монастырь (Псково-Печерский монастырь, 1896 год) был я принят отцом Мефодием, бывшим в то время наместником монастыря. Он взял меня к себе в келейники... Пробыв у него в келейниках семь лет, я кроме келейного послушания нёс ещё и общее послушание монастырское, как и вся братия... (В 1900 году послушник Василий был пострижен в монахи с именем Вассиан, а в 1901 году рукоположен во иеродиакона.) После смерти отца Мефодия (1906 г.) меня перевели из настоятельского дома под трапезную, около ворот... Пробыв несколько лет в чине иеродиакона, я был посвящен в иеромонахи (в 1903 г.), после чего вскоре был назначен в Псков, в Снетогорский монастырь, в качестве эконома — для восстановления монастыря и монастырского хозяйства. Прожив там 4 года, вплоть до революции, при епископе Евсевии вернулся обратно в обитель свою, будучи 46-ти лет. Пробыв некоторое время в монастыре, назначают меня в другое имение монастырское — Мустыщево... В этом имении пришлось пробыть несколько лет... Нужно было восстанавливать почти вновь всё хозяйство... Когда дело пошло на лад. Возвратился я в монастырь.

Начальство монастыря хотело возложить на меня большое время послушания, поставить наместником монастыря. Видя, что это послушание мне не под силу, стал отказываться... Я наотрез отказывался от этого еще ввиду внутреннего внушения принять схиму. Но на это упорно не соглашался епископ Иоанн Булин, но, наконец, согласился и разрешил подстричь меня с именем Симеон — в память Симеона Богоприимца — 2 февраля (1927 г.) и перевёл меня в келью рядом с храмом Успенья Божией Матери, куда привёл сам и сказал: „Вот тебе келья, здесь и умрешь“...

Вот так и дожил до конца жизни — в своей келье, по благословению Епископа Иоанна. Труден путь монашеский, но труднее подвиг схимнический — если идти так, как указал нам подвигоположник наш Господь Иисус Христос. При помощи Святого духа все, возможно, победить, перенести, перетерпеть и достигнуть вожделенного, обетованного нам Им, неизглаголанного вечного наследия в Его Царствии Небесном».

Схимонах Симеон был назначен духовником братии и паломников Псково-Печерского монастыря. Тридцать три года старец Симеон окормлял нуждающихся в духовной помощи, принимал братию и многочисленных паломников в своей келье.
Из воспоминаний схимника Феодора: «Жил он в келье Печёрского монастыря — 20 ступенек под землёй. Это была келья очередного духовника братии...

В последние годы отец Симеон страдал ревматическими болями от жизни под землёй и потому на уклоне горы, где протекал ручей Каменец, искусно построил себе келью для дневного отдыха. Большой толпой шли к нему печерянки за советами и исповеди — это походило на старчество... Во время чтения Евангелия за ранней Литургией в подземном Успенском соборе отец Симеон часто плакал, прерывая чтение... Отец Симеон был прост, ревнитель безмолвия, старец по дарованию от Бога — в этой простой и суровой внешней оболочке таился дивный огненный цветок любви Божией».

Из воспоминаний Евдокии Вересовой: "О батюшке, что я помню? Учил: молитесь, смиряйтесь. Благословлял часто причащаться... К нему народу много ходило. Он поучал, кого надо. Благословлял: «Молитесь, кто как может, и кайтесь». Мне говорил: «Да, это хорошо святых Отцов читать, но лучше всего читать Евангелие. Книги — это хорошо, но лучше всего, полезнее и назидательнее — Евангелие».

Из воспоминаний келейницы ст. Симеона, Александры: «Однажды батюшка Симеон читал правило в келье. И вдруг отец Серафим ощутил в это время необычно прекрасный аромат, разлившийся по всему полуподземному их жилищу. Он начал стучать в стену соседней симеоновой кельи, говоря: „Что вы там, батюшка делаете? Ко мне доносится от вас необыкновенное благоухание“. Но батюшка не отвечал... Батюшка по своему смирению скрывал дарованную ему благодать и своё достоинство перед Господом». Подвижник за свое смирение и любовь к ближнему удостоился даров Святого Духа: прозорливости и исцеления душевных и телесных недугов. Сохранились свидетельства людей, получивших исцеления по молитвам старца. Приведём лишь некоторые из этих свидетельств:

Из воспоминаний З., духовной дочери старца: «Я переживала большое горе — я была оставлена близким человеком, которого очень любила. Горю моему не было предела; моё отчаяние доходило до того, что я хотела покончить с жизнью. Но вот случайно встретилась с одной духовной дочерью отца Симеона, и она настояла, чтобы я поехала к нему. Когда я вошла в келью, то залилась горькими слезами. Батюшка сказал: „Кого ты оплакиваешь? Ведь он не стоит твоих слёз“. И вытер мне слёзы, и благословил. Велел прийти на исповедь и причаститься. С той поры я даже забыла, что было у меня горе, и удивлялась, как я могла доходить до отчаяния, когда с нами Бог, когда на свете есть много хороших людей, когда так прекрасен мир Божий, и милость Его к нам неизреченная. Действительно, Господь не хочет смерти грешных и посылает нам Ангелов в образе человека (таких вот, как отец Симеон) и через них спасает нас от смерти. Слава Тебе, Господи, за спасение нас».

Из воспоминаний игумена Давида: «У отца Симеона в келье был как-то раз отец Пимен. Тогдашний наместник монастыря. Минут через пять после его ухода зашёл к старцу отец Нафанаил и заговорил о нём с отцом Симеоном... Отец Симеон воздел глаза вверх, к иконам, и сказал задумчиво: „Он будет не только архиереем, но и Патриархом“. Так и случилось. Отец Нафанаил сам об этом рассказывал».

По свидетельству матушки Александры, однажды духовная дочь старца Мария пришла за благословением вечером уехать из монастыря, ссылаясь на то, что утром ей необходимо уже быть на работе. Однако старец Симеон не благословил свою духовную дочь, а сказал, что ей следует поехать на следующий день. Мария, по послушанию, уехала из монастыря лишь на следующий день, а позже в письме сообщила, что вечерний поезд, на который она планировала успеть, потерпел крушение.

Очевидцы рассказывали, что в пятидесятых годах к старцу Симеону из Ленинграда приехала женщина с шестилетним мальчиком. Женщина рассказала, что сын глухонемой от рождения, просила старца молиться об исцелении ребёнка.

Старец сказал: «Сколько дней здесь будете жить, столько каждый день приобщайте его Святых Таин и приходите каждый раз ко мне». Женщина прожила в монастыре десять дней. Через несколько дней, когда они вернулись домой в Ленинград, произошло чудесное исцеление мальчика. Врачи были крайне удивлены, они настойчиво просили женщину назвать имя специалиста, к которому она обращалась за помощью. Наконец, услышали, что исцелил ребёнка «Бог — через человека!»

Из воспоминаний духовной дочери старца Симеона: «Я лежала в разных больницах, но помощи не имела. В 1954 году знакомые повезли меня в Печоры к батюшке Симеону... При первой же встрече батюшка сказал: „Не сокрушайся, что за тобой некому ухаживать и нет денег. Скоро будут и деньги, и человек по уходу, и ещё сама будешь работать“. Всему я поверила, но что буду работать — усомнилась. Однако от батюшки вышла совсем окрепшая. Прожила я в Печорах всё лето и после праздника Успения Божией Матери уехала в Ленинград. Все родные удивились, увидев меня на ногах. 16 февраля 1955 года, в день Ангела батюшки, я уже работала».

Из воспоминаний монахини Александры: «Старец всех принимал, всем помогал при помощи Божией — никто не уходил от него не утешенным... Текли к нему люди ото всюду. И так до последних дней его земной жизни».

Приближалось девяностолетие старца. Старец Симеон очень ослабел, но из любви к ближнему до последней минуты принимал страждущих.

По свидетельству очевидцев старец рассказывал, что ему было открыто, что земная его жизнь закончится 2/5 января. Из воспоминаний монахини Александры:

"Когда пришёл отец наместник Алипий, то он забеспокоился об этом и говорил с батюшкой, чтобы тот попросил у Господа отодвинуть смерть на несколько дней, чтобы им не погребать старца под праздник Крещение. Батюшка и говорит ему:

«Хорошо! Ты наместник, а я — священник: пусть будет по твоему».

На вопрос духовных чад своих, на кого он их покидает, ответил: «На Матерь Божию». Наставлял всех любить друг друга, прощать все обиды, так как ненависть хотя бы к одному человеку ведет к смертному греху, говорил, что нужно так прощать, чтобы человек знал, что ты ему простил.

Старец Симеон умер (по послушанию) в Крещенский сочельник, в 10 часов утра, а хоронили его через день после празднования Крещения.

В монастырских архивах сохранились свидетельства о том, как вовремя собрались духовные чада старца на его погребение: «Многие духовные дети батюшки, находясь за несколько сотен километров от Печор, в тот же день и час почувствовали, что на земле уже нет батюшки... Одна его духовная дочь была у него незадолго перед кончиной... Он ей сказал, что скоро умрёт, и больше они здесь не увидятся. Она заплакала... На это он ей ответил: „Не плачь, придёшь последняя...“ Так и случилось — она действительно чудесным образом успела на погребение. Когда узнала о смерти батюшки, то сразу же пошла на вокзал... Кассир сказала, что продала ей последний билет, и добавила, что в эти два дня масса людей едет хоронить какого-то старца».

Отпевание почившего старца было совершено по монашескому чину в четверг 21 января.

18 марта /1 апреля 2003 года, в день преподобной Вассы Псково-Печерской, по благословению Святейшего Патриарха Алексия, состоялось прославление иеросхимонаха Симеона. Иеросхимонах Симеон был прославлен в лике преподобных Псково-Печерских как местно-чтимый святой. В акте канонизации было подчеркнуто, что старец Симеон причисляется к лику святых на основании его праведной жизни, монашеских подвигов и многочисленных случаев чудотворения, совершившихся при его жизни и после кончины. Отныне его святые мощи покоятся в Сретенском храме монастыря.

Преподобный отче Симеоне, моли Бога о нас!

Наставления и советы старца Симеона:

Все науки и знания суть ничто без науки спасения... Надо знать, что путь спасения — путь Креста... В деле спасения важнейшую роль играет Священное Писание и писания святых Отцов — это лучшее руководство к спасению... После чтения священных книг немалую также роль для спасения души играет покаяние. Кроме покаяния, нет иного пути ко спасению. Ныне люди спасаются только скорбями и покаянием. Без покаяния нет прощения, нет и исправления... Покаяние есть лестница, вводящая в рай... Бремя грехов наших снимается покаянием и исповедью. Желающий спасти свою душу должен помнить, что спастись невозможно без скорби и искушений, а посему и должен благодарить Бога за всё скорбное... Скорби есть по преимуществу удел спасающихся последнего времени: «многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие». ( Деян.14, 22).

Спасение наше на Кресте, а именно в крестных страданиях... Как нельзя без воздуха дышать, без пищи — жить, без ног ходить, так нельзя без скорбей войти в царствие Небесное. Желающий спастись должен приобрести по слову святого Варсонуфия, великое смирение... Смирение же состоит в том, что человек признаёт себя грешником, не делающим никакого добра перед Богом, смирение — это когда он тщательно соблюдает молчание, когда не усиливается, чтобы кто-либо принял его слова, когда он отвергает собственную волю, воздерживается от лжи, не произносит пустых слов, старшему не противоречит, терпеливо переносит бесчестие и понуждает себя переносить труд и скорби... Истинно смиренный, если и имеет какие от Бога дарования: молитву, или слёзы, или пост, или что иное — всё сие тщательно скрывает, ибо похвала людская, как моль или ржа, всё изъедает... Смиренный делает добро тому, кто делает ему зло... Смиренный чужд ненависти, прекословия и непокорства и обладает добрыми качествами: беззлобен, приветлив, милосерден, тих... Чтобы соделать спасение своей души, недостаточно ограничить себе одним уклонением от зла. Но надобно делать и добро... Живи для других — и спасёшься.

Спасение ещё заключается в борьбе с нашими страстями. Кто в семье живёт, тому и от семейных добродетелей... Кто занят познанием самого себя, своими недостатками, грехами, страстями, тому некогда замечать за другими. Помня собственные грехи, о чужих мы никогда не подумаем... Осуждающий вредит, троим: себе самому, слушающему его и тому, о ком говорит... Будем лучше замечать в других добродетели, а в себе находить грехи...

Узнать самого себя — самое трудное и самое полезное знание... Познание себя, своей греховности и есть начало спасения... Чтобы приучить себя никого не осуждать, нам надо сразу же помолиться о согрешающем, дабы Господь исправил его, надо воздохнуть о ближнем, дабы вместе с тем воздохнуть и о себе. Не осуждай ближнего: тебе грех его известен, а покаяние его неизвестно. Чтобы не осуждать, надо бегать от осуждающих и хранить свой слух. Возьмем одно правило для себя: осуждающим не верить; и другое: никогда не говорить худо об отсутствующих. Не мысли ни о ком зла, иначе сам сделаешься злым, ибо добрый помышляет доброе, а злой злое. Будем помнить старинные народные поговорки: «В чем кого осудишь — в том и сам побудешь»; «Знай себя — и будет с тебя». Краткий путь ко спасению — не осуждать. Вот путь — без поста, без бдения и труда.

Не всякое дело угодно Богу, а только сделанное правильно с рассуждением... Например, можно поститься, но с ропотом на пост, или на пищу, или на приготовителя пищи; можно поститься, но осуждать не постящихся, поститься и тщеславиться постом, языком обежать ближнего. Можно терпеть болезнь или скорбь, но роптать на Бога или людей, жаловаться на свою участь... Такие «добрые дела» бывают неугодны Господу, так как делаются без рассудительности...

Комментарии закрыты.