google-site-verification: google21d08411ff346180.html Преподобный Мартиниан Белозерский | Алчевск Православный

Преподобный Мартиниан Белозерский

Октябрь 19th 2010 -

Знаю и верного свидетеля праведной жизни преподобного и блаженного отца Мартиниана. Это священноинок Святой горы Пахомий Серб, творец житиям преподобных Сергия и Кирилла, так писавший: «Когда я пришел в обитель святого Кирилла, то встретил там настоятеля того монастыря, по имени Кассиан, достойного зваться игуменом, мужа, за многие годы в постнических трудах состарившегося. Он мне много рассказывал, что написать о святом Кирилле, потому что большую веру имел святому и своими глазами видел блаженного и о многих чудесах, сотворенных им, рассказывал. Нашел я там и многих других учеников его, как столпов непоколебимых, пребывающих в истине, много лет проживших со святым, в посте и молитвах и в бдениях безмолвствуя. Видя, как отец их подвизался, так и они старались исполнять. Видя праведный образ их жития, расспросил я их о святом, хотя уже было написано о добродетелях Кирилла. Начали они рассказывать о жизни блаженного и о чудесах, творимых им, — эти, и другие, подобные, и по частям были поведаны деяния святого». А как встретил Пахомий блаженного Мартиниана, то записал: «Я слышал от достовернейшего очевидца жизни преподобного Кирилла, от самого ученика Кирилла по имени Мартиниан, бывшего игумена тезоименитого монастыря, Сергиевым называемого, с малых лет жившего со святым и много знавшего о нем. Он все по порядку рассказывал о преподобном, и со его слов я стал писать о жизни преподобного. Отцом ему был Кирилл. Видя, что Мартиниан был искренним его учеником, очень верил Богу и исполнен желания стать добродетельным, святой не пренебрег им, ничего не скрыл, но как чадолюбивый отец все поведал и открыл сыну своему». Рассказавший это Пахомий, приехав и встретив блаженного Мартиниана, получил правдивые сведения и поделился с нами.

Мы же вернемся к повествованию о приснопамятном отце Мартиниане. Не приукрашивая говорю и не ради похвалы: не нуждаются святые ни в наших похвалах, ни в словесных украшениях, потому что предостаточно им небесной красоты и наслаждения пребывать с Богом и лицезреть Его. Как пророк говорит: «Похвала праведнику от Господа бывает и строение его от Вышнего».

Знаю я, что многие отцы и братья, ученики его, были прозорливы, многие Божьей благодати исполнены и райской пищи сподобились. И вот что я расскажу об их жизни, чтобы ты поверил. Один брат, ученик блаженного Мартиниана по имени Галактион, носивший его из-за старости и многих недугов на соборное пение, пришел однажды с братией в новую трапезную. Братия же стала хвалить ее, что мол, хороша и очень красива. Он же, будто юродивый, так сказал: «Хороша, хороша, да недолговечна». Они же не придали этому значения, ведь считали его юродивым. А он оказался мудрым! На другой день загорелась келья одного брата, а огонь охватил и другие кельи. И ничего нельзя было спасти из них. Иоасаф, бывший владыка ростовской земли, стал горевать о какой-то вещи, отложенной для монастырского строения. Юродивый же, подойдя, начал ему пенять, говоря: «Что делаешь, отче? Бога прогневишь, скорбя». А он ему: «Я, брат, не ради себя удержал, а ради нужды монастырской». Галактион сказал: «Коли так говоришь, то где, в каком месте лежит сокровище это?» Он же указал ему место в келье. Блаженный юродивый отошел, устремился к келье и вытащил сокровище. Принес, поставил его перед владыкой Иоасафом, говоря: «Вот, не тужи, о худом деле скорбишь». Братия удивилась и прославила Бога о неиостыдном дерзновении брата. А те кельи охватил огонь, и трапезную тоже уничтожил до основания. Люди сбежались быстро и начали звонницу рубить, чтобы не сгорели колокола. Он же, приснопамятный, прибежал, оттолкнул людей, говоря: «Этому не гореть», — встал у звонницы. Огонь же совсем не коснулся ни его, ни одного строения вокруг него. И сбылось пророчество брата Галактиона, поистине дивного.

Все службы исполнял он с братией весьма старательно, покоя телесного особенно не требовал, а на соборном пении дольше всех находился. Увидев это и рассудив, блаженный Мартиниан благословил его на чудное и блаженное дело.

Предвидел он свое преставление за много дней. Пришел его навестить один брат, собеседник преподобного, постриженник Симонова монастыря (он просфоры пек). И начал скорбеть о том, что заболел блаженный. А тот ему отвечал: «Не скорби, брат, обо мне. Я хочу от вас уйти, в восьмой же день и ты уйдешь за мной». Брат Савва (таково было имя его), недоумевая, передал братии эти слова. И преставился блаженный к Богу. Разболелся и брат Савва, а на восьмой день отошла его душа от тела, как и пророчествовал юродивый тот блаженный.

И много иных знаю чудес. Поведал мне другой брат, ныне старец, бывший игуменом более тридцати лет. «Впал, — говорит, — я однажды в уныние, хотел уйти из обители Пречистой. Учитель же мой сел на пороге кельи и говорит мне: «Что это ты, брат, задумал? Врага слушаешь, не можешь избежать его козней. Если нас оставишь, от тех же сетей и лукавства нигде не сможешь уйти». Я же, слушая старца, удивился прозорливости его, потому что все мои сердечные помыслы перед лицом моим явил. Знаю пророчества и других братьев, да время велит мне сократить. Об этом мы рассказывать закончим и вернемся к нашему повествованию.

Блаженный же Мартиниан, как говорилось, хорошо послужил Богу. Видит он, что старость уже стала приближаться да частые недуги одолевают. Ничего не ожидал, кроме смерти и последнего часа. Но имея усердие, веру и желание неуклонно служить Богу, до самых последних дней не отступал от соборного пения, о келейном правиле что и говорить! Также и постился, наученный отцом своим, преподобным Кириллом. На соборное пение братиею был возим, а иногда его под руки поддерживали из-за старости и немощи многой.

Слышу, некоторые говорят с презрением: «Святитель немощен — не живет, потому что сокрушен». А не святым ли называете Афанасия Афонского, убитого в церкви и смерть победную принявшего, или Симеона Столпника, одну ногу имеющего, а другую, червями съеденную? Много у тех святых великих телесных повреждений найдешь, душевная же их крепость тверже любого железа и камня. Кто может Господнюю судьбу предвидеть? Все святые в трудах и болезнях жизнь свою окончили. В Писании святых Отцов говорится: «По мере добродетели Бог каждому воздает и дарования».

Но об этом довольно. Видит блаженный, что совсем изнемог от старости и к концу приближается, призывает к себе всех, с кем служил Богу в этой обители. И перед всеми игумену завещает предание и чин обители той хранить, и чтобы никто чин и устав монастырский не нарушал. «Как нами, — говорил, — заведено в обители, свидетели тому Бог и Пречистая Богородица, и как видите у нас, отцы и братия, так и творите. Да будет с вами Божия любовь и милость Пресвятой Богородицы». Благословение и прощение преподав игумену и братии, также и у них взяв, последнее целование Пречистого Тела и честной Крови Христа, Бога нашего, совершив, в последние дни причастился. Жил в чернечестве более семидесяти лет преподобный и преблаженный отец наш Мартиниан. И преставился к Богу он в воскресенье, в год 1483, 12 января, в старости глубокой в совершенном образе. И ушел к отцам своим в жизнь вечную.

Игумен и братия собрались с плачем, обернули мощи святого и погребли у большой церкви Пречистой Богородицы, на правой стороне алтаря. И сотворили память ему честно. Да не соблазнятся некоторые, говорящие так: «Почему великий святитель Макарий, митрополит Русской земли, в грамотах, посланных по городам и великим монастырям от имени царя Всея руси, великого князя Иоанна Васильевича, указал петь и праздновать память Святых Отцов по всем церквам великой России, избранных на Соборе в год 1547, а этих, Ферапонта и Мартиниана, оставил?» Но не из-за пренебрежения святой митрополит поступил так, а просто случилось вот что.

Когда много дней спустя после Собора игумен той обители приехал и привез с собой Жития святых Ферапонта и Мартиниана, чтобы просить повеления и благословения Господского, то отдал их в руки святителя. Великий же, рассмотрев их, повелел снова Собору быть и собраться всем святителям первого Собора: Алексею, архиепископу Ростовскому, да Ионе епископу Суздальскому, да Ионе же, епископу Рязанскому, да Акакию, епископу Тверскому, да Феодосию, епископу Коломенскому, да Савве, епископу Сарскому, да Киприану, епископу Пермскому, и с честными архимандритами, и с честными игуменами великих монастырей, и старцам избранным, и всему священному Собору. И, взяв книги те, велел прочитать ему Жития святых и чудеса их. И решили всем тем Собором, что правильно будет праздновать память тех святых. Он благословил и повелел игумену той обители петь и праздновать память святых отцов с предреченными святыми преподобными Ферапонтом и Мартинианом и жития их читать на Соборе во славу Отца и Сына и Святого Духа Вседержителя Бога.

Но пусть не говорят некоторые, думающие: «Повелел святой митрополит в одной церкви только той обители праздновать память святых». Смотри и запомни: святые книги пишут: «Одно стадо — и один пастырь, Христос. У одной церкви — одна вера. Дал одной церкви — и иным дал, не дал — и никакой не дал».

Святой митрополит сделал хорошо и полезно, что повелел праздновать память святых отцов и благословил, как будто утварь царскую церкви Божией придал. Мы же, поминая блаженных отцов и добрые их предания, говорим: «О преблаженные отцы, Ферапонт и Мартиниан! Смотрите за нами и заботьтесь поотечески!»

Pages: 1 2 3

Комментарии закрыты.