google-site-verification: google21d08411ff346180.html Праведный Александр Юнгеров, протоиерей Чагринский | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Праведный Александр Юнгеров, протоиерей Чагринский

Январь 3rd 2016 -

Праведный Александр Юнгеров Чагринский

Память 22 декабря/ 4 января;  9/22 июня в день обретения мощей (местн., Самар.), и в Соборе Самарских святых

Протоиерей Александр Юнгеров был одним из пяти детей супругов — причетника Стефана Игнатьевича и Прасковьи Кузьминичны.

Он родился в 1821 году в селе Аблязове Пензенской губернии. Отец его вскоре был рукоположен во иерея и до конца своих дней служил на приходе в деревне Юнгеровка. По этому приходу за потомками о. Стефана закрепилась фамилия Юнгеровы. За время своего непродолжительного служения в Юнгеровке отец Стефан снискал искреннюю любовь прихожан — помещиков и крестьян, поскольку службу совершал тщательно и благоговейно, не отказывал в исполнении треб, был внимателен и сердечен к людям.

Однажды в 1831 году, чтобы придать присущие христианскому таинству венчания чинность и благолепие, отец Стефан принял участие в свадебном застолье, где ему непреднамеренно поднесли такое угощенье, от которого батюшка занемог насмерть и уже приготовлен был к погребению, но через сутки ожил и сообщил, что Господь дал ему время для покаяния и прощания с близкими и заберет к Себе вновь через шесть недель. На вопрос, что же с ним было, отвечал, что был в загробном мире, видел места райского блаженства и адских мучений. Были показаны также уготованные его родным и различным известным ему людям будущие посмертные судьбы, но не велено о том рассказывать, чтобы не внести смуту в народ. Отец Стефан проболел шесть недель, в течение которых исповедался и причастился несколько раз, пособоровался, а к концу срока созвал родных, простился с ними и, почувствовав, что засыпает, велел перенести себя в передний угол, где тихо скончался.

Оставшись вдовой, Прасковья Кузьминична сильно скорбела, представляя безрадостную будущую жизнь для себя и сирот. На сороковой день по кончине супруг явился ей в полусне и сказал: «Зачем ты безутешно плачешь и меня этим огорчаешь? Не плачь, а радуйся и пой: “Хвалите имя Господне... исповедайтеся Господеви, яко благ, яко в век милость Его”».

В сентябре того же года Александр был определен в Саратовское Духовное училище, а через пять лет он перешел в Саратовскую духовную семинарию. Учеба давалась Александру трудно, поскольку был он робок и особыми способностями не отличался. Он брал прилежанием: не только весь день и вечер учил уроки, а и на ночь клал под подушку книги и как только просыпался, начинал повторять задания. В 1842 г. Александр Юнгеров окончил Саратовскую духовную семинарию и, женившись на сироте Елизавете Ивановне, был рукоположен 20 октября 1842 г. во иерея Преосвященным Иаковом (Вечерковым; †1850), епископом Саратовским и Царицынским.

Его первым приходом стало село Третьяки Сердобского уезда Саратовской губернии, потом он недолгое время служил в селе Неверкино, в первом селе он решил вопрос о строительстве церкви вместо сгоревшей, а во втором многих язычников-чувашей о. Александр привлек к Православной Церкви. С июля 1843 года началось 38-летнее служение о. Александра в Свято-Троицкой церкви села Балаково. Со времен Екатерины II в этих местах селились раскольники, влияние старообрядческих иргизских и черемшанских скитов было велико на местное население. О. Александр благоговейно, тщательно, согласно с церковным уставом совершал богослужения и от причта требовал тщательности в исполнении церковных служб. Этим он привлек в храм все село, а также иногородних, приезжавших в Балаково по торговым делам.

Очевидцы свидетельствовали, что со слезами он благословлял за литургией освящаемые Святые Дары. В храме о. Александр произносил поучения, направленные на искоренение пороков и суеверий и дающие православные понятия о предметах веры. Также и праздничные рождественские и пасхальные хождения о. Александра по приходу сопровождались наставлениями о православной жизни, спасительности установлений Святой Церкви, о необходимости частого посещения храма Божия, исповеди и причастия. Батюшка подавал пример усердной молитвы, частыми поклонами. Трудами мудрого пастыря полураскольничий приход стал постепенно преображаться в православный. Благодаря о. Александру в 1861 году новая каменная, построенная из красного кирпича церковь, была освящена. В 1875 году она была расширена почти втрое, также трудами о. Александра на средства привлеченных им добровольных жертвователей. Он сохранял неизменную сердечную приветливость ко всем людям. В некрологе о. Александра сказано: «Дар Божий в награду за чистоту сердца и любовь к людям, ею обычно отмечаются все христианские подвижники».

Сохранилось воспоминание о том, как по молитве о. Александра ожил почивший в Бозе усердный и добрый сельский плотник Мартемьян Фаддеич. С дерзновенною верою обратился батюшка к усопшему: «Мартемьян Фаддеич! Встань и исповедайся, так как тебе нужно исповедаться и проститься с родными». Мертвый ожил, он был причащен, после чего, выслушав благодарственные молитвы и получив напутственное благословение о. Александра, упокоился навечно. Батюшка обыкновенно со святым крестом обходил горевшие здания и по его молитве останавливалось распространение пожара.

Дом Юнгеровых, стараниями о. Александра и, особенно, его супруги, Елизаветы Ивановны, славился своим страннолюбием — здесь находили приют многочисленные богомольцы; поэтому, видимо, на надгробном памятнике Елизаветы Ивановны (†1890) в Чагринском монастыре была сделана надпись: «Странен бех, и введосте Мене» (Матф. 25:35). Окрестное духовенство избрало его в своем благочинии духовником.

1 октября 1880 года шестидесятилетний Александр Юнгеров объявил приходу, что обратился к епархиальному руководству с просьбой уволить его за штат, а место в Троицком храме предоставить сыну, священнику Василию Юнгерову. Епископ Серафим просьбу о сыне удовлетворил, а вот увольнять самого отца Александра не стал, а направил его в Чагринскую женскую общину. Служба в монастыре была легче, чем в приходе: богослужения совершались не каждый день, требы на дому не совершались вовсе.

Pages: 1 2

Комментарии закрыты.