google-site-verification: google21d08411ff346180.html Мученик Георгий Хиосский, Кидонийский | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Мученик Георгий Хиосский, Кидонийский

Декабрь 8th 2015 -

В тюрьме святой пробыл семнадцать дней, радуясь и духовно веселясь, что сподобился пострадать за Христа. Благочестивый же и мучениколюбивый народ города с горячими слезами молил Господа укрепить его окончить путь мученичества. Но даже в тюрьме жители города, как могли, утешали его, и больше других один благочестивый христианин, который по Божественному промыслу оказался в той же тюрьме. Агаряне досаждали святому, пугая тем, что они его предадут различным мучениям и, в конце концов, жестокой смерти.

24 ноября, услышав, что уже вышло решение о смерти святого, христиане написали ему эту весть и то, что если он хочет причаститься Божественных Таин, они готовы оказать ему эту услугу. Услышав два этих радостных известия, святой обрадовался, прославил Бога и поблагодарил тех, кто заботился о нем. Затем пришел духовник в тот же вечер, и мученик исповедался и причастился с умилением и радостью. И подобно тому, как при виде восходящего солнца все звери, которые ночью рыскали в поисках пищи, прячутся, так и все злые и богохульные помыслы, досаждавшие и не дававшие ему уснуть, отошли от него, затих его ум, умирилось сердце и святой спокойно уснул. Сопровождавший его христианин видя, что святой уснул тихо и спокойно после причастия, с удивлением смотрел на него. Утром он спросил мученика:

– Брат, ты столько ночей не спал спокойно, а как случилось, что в эту ночь, узнав свой приговор, ты проспал так тихо и сладко?

Георгий ответил ему:

– Все прошедшие ночи меня мучили сатанинские помыслы, а в эту ночь их уничтожила благодать святого причащения. Ум и сердце мои были в мире и в тишине, поэтому—то я так спокойно уснул.

Услышав это, тот добрый христианин обнял блаженного и, обливаясь слезами, поцеловал его, говоря плачущим и прерывистым голосом:

– Брат мой, ты завтра предстанешь перед Богом со святыми ангелами, чтобы получить нетленный венец за подвиг твой, и тогда, я прошу тебя, помяни и меня, грешного, и умоли Его простить мне согрешения моя и не лишить меня Своей славы, но как я тебя вижу сейчас, так да увижу тебя и в раю.

Прошло 25 ноября и приблизился вечер, на который была назначена казнь мученика. Мучениколюбивые учителя и священники решили служить бдение об укреплении нового мученика. Услышав это, собрались и многие другие христиане в церковь и с первого часа ночи с умилением и слезами начали молить Бога о даровании Георгию крепости в страданиях за Христа. И кто мог в ту ночь оставаться дома? Одни были в церкви, другие на площади вокруг суда, и в продолжении ночи увеличивалась толпа, собравшаяся посмотреть на победу силы Креста над бессилием плоти. Людей собралось столько, что агаряне побоялись выводить мученика во избежание каких—либо беспорядков. Затем агаряне сделали попытку разогнать толпу, внезапно в нее ворвались два вооруженных солдата и стали ее разгонять. В суматохе один из христиан потерял фонарь, другой одежду, третий обувь, началась давка.

С площади христиан разогнали. В то же время находящиеся в церкви вышли с литией. Когда стали петь тропари, то священники не знали, как поминать Георгия, как простого человека или как мученика. Решили помолиться о нем, чтобы Бог сподобил ему закончить путь мученичества. Но еще до слов «Спаси, Боже, люди Твоя» пришел человек, посланный наблюдать из потаенного места, что случится с мучеником, и громко провозгласил в церкви: «Свершилось». некоторым же он прошептал, как все произошло. И кто сможет описать духовную радость христиан? Соломон говорил, что «сердцу веселящуся, лицо цветет». У всех собравшихся у церкви христиан, радующихся в сердце, глаза источили источники слез умиления и радости о победе над видимыми и невидимыми врагами добропобедного мученика Георгия. Бдения закончились одновременно с мученической кончиной святого.

Утром сердца почти всех жителей были заняты двумя заботами: узнать подробно, как и в каких мучениях скончался мученик, и достать что—нибудь от мученика. И каждый взял, что мог, себе на освящение.

Кончина же Георгия произошла так. Когда те два агарянина разогнали людей, то судья послал двух своих слуг, одного агарянина и одного христианина, чтобы привести мученика. Мученик сразу пошел, как агнец беззлобный на заколение, молча, и только, когда он встречал христиан, то просил их прощения. Тут произошло достойное внимания событие. Один из посланных агой, христианин, сказал мученику:

– Брат Георгий, вот мое оружие, возьми его и носи ты, оставаясь на службе у аги, а мне позволь занять твое место, поскольку я готов умереть за Христа.

Эти слова он сказал с таким чувством и решимостью, что и передать нельзя. Он сказал это с полной готовностью исполнить сказанное, поскольку в сердце его горел огонь Божественной любви. Мученик на это сразу ответил:

– Нет, брат, нет. Ты, невиновный, имеешь желание умереть за Христа, я ли, повинный, не умру? Как возможно такое? Я, я, отрекшийся от Христа, умру за имя Христово.

И, сказав это, он побежал со всей готовностью души быстрее палача, говоря непрестанно: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного», пока не достиг до места казни.

Пришел и судья с некоторыми другими, и все они стали перед мучеником, чтобы его запугать, но он, укрепляемый благодатью Божьей, нисколько не испугался. Итак, судья с гневом приказал мученику стать на колени, и он тотчас это выполнил. Пришел и палач, встал перед мучеником и для большего страха взял в зубы большой кинжал, а в руки винтовку. И все предстоящие агаряне советовали мученику покаяться и вернуться в их веру, но мученик громогласно говорил:

– Нет, я хочу умереть христианином.

Палач выстрелил мученику в спину из винтовки, и кровь хлынула из раны, а мученик остался на коленях, непреклонный, как будто он не пострадал. Увидев это, палач крикнул ему грозным голосом:

– наклони свою голову.

Мученик наклонил ее, и палач, то ли по неумению, то ли из—за жестокости, чтобы он дольше мучился, ударил кинжалом по шейной кости с такой силой, что еле смог вынуть кинжал. Но мученик все же не упал, стоя, как и прежде, на коленях. Во второй раз, ударив несколько ниже, палач опять с силой вынул кинжал, но мученик все стоял на коленях и еще имел силу сказать: «Господи, Иисусе Христе...» После этого палач вытер кинжал и, ударив мученика ногой в спину, повалил его навзничь. Затем, став коленями на его плечи, он взял святого, как закалываемую овцу за подбородок, и продолжительное время резал ножом по его шее, так что можно было видеть куски мяса, отрезаемые от шеи мученика. И, наконец, после долгих мучений, палач его обезглавил. И самое удивительное было то, что до последнего своего вздоха мученик не переставал произносить имя Господа Иисуса и Его Пречистой Матери.

Его мощи были погребены в алтаре храма святого Георгия, справа от престола. Так святой Георгий новомученик Хиосский пополнил сонм святых мучеников, которые являются основанием Церкви и исполнением Евангелия. Об этом поется в церковных песнопениях: «Мучеников Божественный личе, Церкви основание, Евангелия исполнение».

Их же молитвами Господь да помилует всех нас.

Pages: 1 2

Комментарии закрыты.