google-site-verification: google21d08411ff346180.html Макеевский старец схимонах Илия | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Макеевский старец схимонах Илия

Сентябрь 13th 2012 -

 Преподобный Илия, схимонах Макеевский

Память 4/17 апреля

Схимонах Илия (в миру Илья Яковлевич Ганжа) проживал в Макеевке с 1937 по 1946 год. Уже столетним старцем он приехал сюда предположительно из Киево-Печерской Лавры, насельники которой вынуждены были бежать из родной обители от гонений безбожной власти. О том, как он попал в Лавру, имеются только предположения. Доподлинно известно лишь то, что долгие годы схимонах подвизался в Ильинском скиту Святой горы Афон. Перед революцией многим русским монахам пришлось покинуть благодатную землю. Среди них, скорее всего, и оказался Илия.

Схимонах Илия (Ганжа)

Старец почти до конца жизни не имел собственного жилья. Его приютом становилась то одна, то другая семья верующих макеевчан. Часто можно было видеть, как, выходя после службы из храма, он садился на лавочку и сидел — ему просто некуда было идти. Постоянно старца сопровождали четыре женщины — нищая, больная девица Фекла, странница Паша и вдова Мария с дочерью Еленой. Послушницы ухаживали за старцем, находили ему кров, готовили и убирали. До встречи со схимонахом все они были необразованными и немощными в вере, но общение с ним сделало их духовно возросшими, глубоко почитающими Бога людьми.

Несмотря на сильные гонения, грозящие не только арестом, но и гибелью за то, что прячут у себя монаха, многие считали большой радостью, когда в их доме жил старец. Одной из главных причин являлось то, что в народе он считался сильным молитвенником, обладающим даром прозорливости, в котором убеждались многие, кто приходил к нему со своими вопросами и бедами.

По описанию очевидцев, «старичок», как он называл сам себя, был красив, одевался в светлый подрясник, всегда выстиранный так, что казался совсем новым. Один глаз его был всегда закрыт, хотя на фотографии у старца были открыты оба глаза. Когда-то его спросили о причине, и он ответил: «На этот мир достаточно смотреть и одним глазом». Скорее всего, именно поэтому и шторки в кельях старца были задернуты всегда.

Ходил отец Илия быстро, опираясь на палочку. Многие молодые и здоровые люди должны были ускорять шаг, чтобы идти с ним в ногу.

По характеру схимонах Илия был добрым, незлобивым. К нему постоянно приходили люди, и никогда, даже будучи больным, он не отсылал никого без слова утешения или помощи. За ней, за помощью, и шел к нему народ не только из Макеевки, но и из многих близлежащих городов. Не будучи сам священного сана, схимонах принимал у себя священников из Киева и даже Москвы. Они причащали его, когда церкви были закрыты, привозили новые подрясники, книги и иконы.

С утра до вечера к подвижнику шел народ. Годы были голодные, и каждый старался принести ему какой-нибудь гостинец, который отец Илия тут же отдавал нуждающимся посетителям. Никто не уходил от него голодным, а кроме того, посетители уносили с собой просфоры и Крещенскую воду.

Были в домах, где жил старец Илия, и нежеланные гости — милиция и люди из НКВД, появление которых грозило неминуемой бедой. В один из таких визитов, когда, казалось, старца вот-вот найдут, он спрятался за занавеской, которая прикрывала одну из комнат, при этом сказав хозяевам: «Вы только не говорите обо мне и не волнуйтесь — никто сюда не зайдет». И действительно, милиционер даже не подошел к тому месту, где прятался старец.

Главным в жизни схимонах Илия считал молитву. Сам он молился много, ежедневно читал Евангелие, акафисты, Псалтырь, а когда отдыхал на лавочке перед домом, пел псалмы. Учил он молиться и тех, кто приходил к нему, и тех, у кого жил. Каждую ночь старец поднимал всех на молитву, причем часто и детей. Кроме того, неукоснительно ходил в храм. «В воскресенье и в праздники дома не сиди — в храм иди! И все будет у тебя хорошо!» — наставлял он, и сам до последних дней, несмотря на немощь, посещал церковь.

Любую помощь, которую он оказывал людям, отец Илия сопровождал призывом к живой вере в Бога и молитве. Сам он всегда говорил тем, кому помогал: «Это не старичок исцелил тебя, а Бог! Господа благодари! Молись ему, благодари — и все будет хорошо в твоей жизни!»

Иногда поучения схимонаха Илии носили характер обличения. Так, когда-то одна женщина, собираясь к старцу, решила принести ему в подарок молоко. Молока ей было не жалко, а вот графинчик для него она пожалела. Придя к отцу Илие, женщина сказала: «Ой, отец Илия, я без гостинчика!» На что старец ответил: «А я знаю! Молока не жалко тебе, графинчика жалко. Графинчик жалеешь, а о жизни своей не жалеешь. Что старичку молока принести пожалела — то не страшно! Страшно, что ты Бога не почитаешь! Безбожницей ты на свете живешь — вот что страшно!».

Тех женщин, которые приходили к нему без креста, он называл «бусурманками». Впрочем, звучали эти слова не обидно. Однако, случалось, что кому-то слова схимонаха Илии казались несправедливыми и даже жестокими. Так, однажды к старцу шли две молодые женщины. Одна из них постоянно говорила по дороге: «К какому человеку Божьему идем! А я — такая грешная, просто грязная свинья! Ой, какая я свинья!» Другая же просто молчала. Когда они пришли к старцу, первую он оставил стоять у порога, а вторую пригласил сесть у кровати, где лежал. Кроткая женщина обратилась к старцу с вопросом: «Отец Илия, а почему вы ее не приглашаете?» Схимонах ответил: «Люди приходят ко мне, много людей, но свиней еще никогда не было! Этого мне еще не хватало, чтобы ко мне свиньи приходили!»

От обиды женщина накричала на старца за то, что он назвал ее свиньей, совершенно забыв, как совсем недавно по причине ложного смирения сама же так себя назвала. Таким образом схимонах Илия вскрыл тайную гордыню, живущую в душе посетительницы. Потом он говорил: «Ох-ох! Если гордыня в вас живет, то уж лучше молчи, не говори никому о себе: я — такая плохая, я — этакая…».

В тяжелые военные годы старец стал духовной опорой для многих мятущихся душ. Когда мужчины-макеевчане уходили на фронт, верующие (а иногда и неверующие!) шли за благословением к отцу Илие. Многим он говорил, придет ли тот с фронта живой или нет.

Одна макеевчанка рассказывала о своем дяде, как старец предсказал ему, что он останется жив: «Когда наш дядя Ваня уходил на фронт, — говорила она, — он пошел к отцу Илие, чтобы благословил его Божий человек, на войну ведь идет...Отец Илия ласково его принял, помолился Господу и благословил. Стал дядя Ваня прощаться да уходить, а старец вдруг ему и говорит: „А ты ложку взять не забыл?“ „Что взять?“ — удивленно переспросил дядя. „Ложку не забыл? Возьми, возьми ложку, не забудь!“ — несколько раз повторил отец Илия, что показалось дяде Ване просто шуткой. На фронте дядя Ваня был определен на полевую кухню и всю войну на этой самой кухне каши варил, так что ложка ему как раз очень пригодилась».

В годы войны, когда кругом голод, холод, разруха и смерть, на людей нападал панический страх за свою жизнь, за жизнь детей; многие пытались куда-то уехать, где, как им казалось, не так опасно. Решив бежать, макеевчане приходили к схимонаху Илие за благословением. Но даже в самое трудное время старец покинуть город Макеевку не благословлял. Он говорил: «Не бойтесь — в Макеевке войны не будет». «Как же не будет, когда немец в город пришел?» — удивлялись люди. А схимонах отвечал: «Как пришел, так и уйдет: тихо, как прошлогодний снег». И действительно, в течение всей войны в городе не было ни сильных боев, ни бомбежек, ни голода, ни разрушений: даже попытки немцев подпалить какие-то дома не осуществились.

А после наступления советских войск немцы убегали так быстро, как тает прошлогодний снег.

Во время войны в начале каждого года схимонах Илия говорил жителям Макеевки, на какие фрукты и овощи в этом году будет урожай; благословлял одну семью садить картошку; другую — лук; третью — фасоль, чеснок и так далее. А когда действительно люди осенью собирали обильный урожай тех овощей, посадить которые он благословил, схимонах Илия велел им меняться овощами, которых были излишки. Таким образом, семьи, которые жили под покровительством его молитв и боялись нарушить его благословение, жили как родные и никогда не голодали. Те же, кто не слушал совета старца и уезжал, зачастую долго бедствовали и скитались, после чего возвращались в родной город.

Утешал он и скорбящих о потере близких. Некоторые из них получали от него чудесную помощь. Так, одна женщина, получив похоронку о гибели мужа, в глубокой скорби пришла к старцу Илие, о котором была много наслышана. Добрый старец выслушал ее и сказал: «Ходи в Церковь, усердно молись, причащайся каждое воскресенье — вернется твой муж!». Женщина послушалась старца и делала все, как он велел. Через некоторое время она получила письмо от мужа, который оказался живым. Он писал, что был контужен, долго лежал без сознания, а потом его спасли местные жители.

И во время, и после войны старец духовно окормлял жителей города. Были и случаи исцеления неизлечимо больных, которым есть множество свидетелей. Так, однажды к нему приехал генерал из Хабаровска, который привез свою шестнадцатилетнюю дочь. Девочка почти не могла двигаться. Старец сказал, чтобы девочка пожила у них месяц. Для убитого горем отца помощь схимонаха Илии была последней надеждой, и он согласился. Живя у старца, больная девочка научилась молиться, читала акафисты вместе со всеми. И вот однажды отец Илия ей говорит: «Я — такой старенький — и хожу, а ты — такая молодая, а лежишь. Вот лежебока! А ну вставай!». Смутившись упреком и повинуясь старцу, девочка начала подниматься, встала и пошла, чему были поражены все окружающие. Приехавший отец не мог прийти в себя от удивления и радости. Провожая их в обратный путь, отец Илия сказал: «Господа благодарите! Живите в вере православной. Живите с Богом!».

Схимонах Илия всегда призывал родителей заботиться о духовном образовании своих детей, учить их вере и страху Божьему, а также всегда самим приносить о них молитвы. «Детей своих надо у Бога вымаливать!» — говорил он. «Если ты, мать, не потрудишься Господу ради своих детей, дети твои плохими будут, будешь о них горько плакать!».

После войны у старца наконец-то появился свой угол. В небольшом домике, средства на покупку которого ему собрали духовные чада, он прожил до самой своей кончины. Все это время старец не переставал помогать людям и учить их православной вере.

В безбожные времена старец предсказал будущий расцвет Православия в Макеевке, что казалось почти невероятным после практически полного уничтожения храмов в городе.

Известным пророчеством старца, сбывшимся спустя полвека после его кончины, стало строительство в центре Макеевки Свято-Георгиевского собора и храмов, число которых уже дошло до двадцати четырех. «Господь будет хранить Макеевку до скончания века! Засияет она многими храмами! В самом главном, большом, златоглавом — восстанет Троицкий храм — ходите в него: его Господь благословит — в нем будет благодать Божия!» — эти слова старца бережно хранились его духовными чадами, и в точности сбылись к радости православных макеевчан.

На следующий год после окончания войны, в дни Великого поста, старец, предвидя свою близкую кончину, сказал: «Ну вот, дорогие мои, сейчас мы живем все вместе, живем тихо и мирно — Господь собрал нас под одной крышей. Но когда умрем, всех похоронят в разных местах, рядом со мной вы не будете. Ты, Паша, в стороне от меня будешь лежать, Фекла — на Казачьем, Мария будет похоронена в Сталино». Эти слова старца полностью сбылись. Феклу похоронили на Казачьем кладбище Макеевки, Пашу забрали в Дом престарелых в Кирово, где она и умерла. Марию забрал сын, и похоронена она была в Сталино.

Схимонах Илия (Ганжа)

В конце Великого поста, в Страстной Понедельник, отец Илия сказал: «Ну вот, дорогие мои, скоро уже и Пасха. Только, рабы Божии, разговляться уже будете без старичка, меня уже не будет…» Он просил всех молиться о нем после кончины. В страстную среду 17 апреля 1946 года схимонах Илия преставился о Господе.

Хоронили схимонаха Илию в Великую Пятницу, 19 апреля 1946 года. Проститься со старцем пришло множество людей. Несли кресты и хоругви. Шествие было такое, что люди в удивлении останавливались и спрашивали, кого это так хоронят?

Покоится схимонах Илия неподалеку от Старо-Рабочего городка в Макеевке.

До сих пор к его могиле идут люди.

Многие священники с прихожанами приезжают сюда, чтобы отслужить панихиду. А второго августа, в день ангела схимонаха Илии, здесь особенно людно. Со временем почитатели макеевского подвижника обустроили могилу, сделали новый красивый памятник, облагородили место вокруг.

Могилка схимонаха Илии (Ганжи)

По благословению почившего схиархимандрита Зосимы, который глубоко почитал макеевского старца, были собраны свидетельства очевидцев и материалы о его жизни, которые впоследствии вошли в книгу о нем.

При подготовке материала использована книга
«Немощная мира избра Бог, да посрамит крепкая…»
под редакцией Г.С. Колябиной.
Екатерина Громовая

Оставьте комментарий!