google-site-verification: google21d08411ff346180.html Путешествие в Среднюю Азию | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Путешествие в Среднюю Азию

Июль 27th 2010 -

Ведущий – протоиерей Алексий Уминский: – Здравствуйте, в эфире «Православная энциклопедия». Сегодня мы отправляемся в путешествие в Среднюю Азию. Мы посетим Ташкент, столицу Узбекистана, и его древние города – Самарканд и Бухару. Узнаем, как живут православные верующие в этой Среднеазиатской республике. Начнется наше путешествие от стен Свято-Успенского кафедрального собора в Ташкенте.

* * *

Свято-Успенский храм ведет свою историю с 1871 года. Он построен при ташкентском госпитале и был в ту пору совсем небольшим. Скромный храм был расширен и перестроен в 50-х годах XX века архиепископом Гермогеном (Голубевым). Это единственный собор в Советском Союзе, который во времена хрущевских гонений не закрывался, а обновлялся.

Вскоре власти «опомнились» и выслали дерзновенного епископа Гермогена из епархии, но храм остался. В наши дни вокруг него образована Духовная семинария, построены современные корпуса Духовно-административного центра, возведены крещальня с водосвятной купелью. Православная жизнь действительно бьет здесь ключом. За три дня пребывания в епархии мы побывали на научной конференции «Востоковедческие чтения», литературном вечере, где молодые ташкентские поэты читали свои стихи, и на выпускных экзаменах воскресной школы. Число ее учащихся впечатляет: 250 человек, и почти половина из них – взрослые.

Экзаменатор: – Сектанты обвиняют православных в идолопоклонстве, приводя в пример то, что мы, почитая иконы, целуем деревяшки, сами не понимая, для чего. Насколько это справедливо?

Выпускница воскресной школы: – Православные почитают не икону, как таковую, а святого, изображенного на ней, чтобы помнить первообраз этого святого.

История Христианства в Центральной Азии восходит к апостольским временам. Евангелие Христово было проповедано здесь святыми апостолами Андреем и Фомой. На территории современного Узбекистана выявлено множество памятников древнего Христианства.

Ведущий – протоиерей Алексий Уминский: – В Государственном музее истории Узбекистана хранятся могильные камни с крестами и надписями на сирийском языке, которые датируются VI веком.

Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир: – Этот край издревле был очень веротерпимым. Здесь были 4 крупных митрополии. В IV веке, когда персы шли войной на Центральную Азию, в городе Мерв было очень много христианских мучеников.   Иоанн > < Мервский > один из них. Его имя не было записано в Церкви. Я впервые встретил это имя у мусульманских писателей-историков. Долго изучал этот вопрос, а потом обратился в Москву, в Комиссию по канонизации святых, чтобы этот святой был включен в Православный календарь. И вот теперь Церковь чтит память < Иоанна > < Мервского .

Ведущий – протоиерей Алексий Уминский: – Значит, можно сказать, что этот святой – еще один покровитель Средней Азии.

Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир: – Да, можно. Этот святой известен по мусульманским историческим очеркам с древних времен.

Средняя Азия – край древнейших культур и цивилизаций. До Рождества Христова здесь существовали древние государства: Бактрия, Парфия, Сагдиана, Хорезм. В Хорезме находилась могила ветхозаветного прока Иова. И поныне в Центральной Азии существует несколько чтимых родников Иова. Самый известный из них находится в Бухаре.

* * *

Ведущий – протоиерей Алексий Уминский: – Существует предание, которое сохранилось здесь с незапамятных времен. Когда-то, еще в библейские времена, здесь была засуха, и люди умирали от жажды. Они обратились к патриарху Иову с просьбой, помолиться Богу, чтобы здесь появилась вода. Праведный Иов ударил посохом о землю, и в этом месте забил источник.

* * *

В IV веке до Рождества Христова территория современного Узбекистана вошла в состав империи Александра Македонского. В VIII веке по Р. Х. – в состав арабского Халифата. В XIII веке Среднюю Азию завоевал Чингисхан.

Символ Бухары – минарет Калян, построенный в 1127 году, и считающийся одним из высочайших в Азии. По преданию, при взгляде на 45-и метровую башню с Чингисхана упала шапка. Минарет отличается необычайной прочностью. В основание его фундамента зодчий Бако добавлял черепаховые яйца. Даже Чингисхан не смог разрушить минарет Калян.

Пройдет немногим более 100 лет, и в этих краях будет образована новая монгольская империя – империя Тимура.

К рассказу об этом времени мы еще вернемся, а сейчас поспешим в православный храм. Он появился уже в наше время. Дело в том, что Бухарское ханство не входило в состав Российской империи. Только в 1920 году Красная армия захватила Бухару, которая через 5 лет вошла в состав Узбекской Советской Республики. Поэтому православных храмов здесь раньше не было. Церковь Михаила Архангела появилась в Бухаре в 1993 году. Православной общине отдали старое здание железнодорожного вокзала. Теперь это тот полустанок, от которого открывается путь в Царство Небесное. Храм так быстро преобразился, что напоминанием о прошлом служит лишь импровизированная звонница, состоящая из кислородного баллона, автомобильного диска и рельсы.

Вероника Михайлова, прихожанка храма Михаила Архангела: – Молодежь в наше время тянется к Богу. В двунадесятые праздники многие отпрашиваются из школ и университетов, чтобы попасть на богослужение. Педагоги стали относиться к этому более благосклонно. У нас в храме молодой клирос, пономари – от 12-и до 25-и лет.

* * *

Древний город Самарканд находится на расстоянии 250 км от Бухары.

Ведущий – протоиерей Алексий Уминский: – Мы продолжаем наше путешествие по Средней Азии. История Самарканда, одного из древнейших городов мира насчитывает более двух с половиной тысяч лет. В XIV веке этот город стал столицей крупнейшей империи, границы которой простирались от Волги до Ганга, от Тянь-Шаня до Босфора.

* * *

Не смотря на свой воинственный нрав, правитель империи Тимур был религиозным человеком. Свое правление в Самарканде он начал с посещения усыпальницы Кусама ибн-Аббаса, двоюродного брата и сподвижника пророка Мухаммада. Тимур помнил наставление своего предка: «Не шути с рекой, вода тебя уничтожит. Не шути со святым, он род твой уничтожит. Почитай святого, и он тебя прославит».

В Самарканде находится мавзолей Гур-Эмир – усыпальница Тимуридов. В центре надгробие самого Тимура.

Ведущий – протоиерей Алексий Уминский: – Здесь покоится прах одного из самых грозных завоевателей мира – эмира Тимура, или Тамерлана, как его называли русские летописи. Пред ним преклоняли свои колена владыки Востока и Запада. И все-таки в жизни этого человека был случай, когда он по-настоящему устрашился.

* * *

В одном из своих походов Тамерлан разбил хана Тохтамыша, разграбил золотую орду и устремился на Москву, предавая огню и мечу русские города и селения. Будущей столице России угрожало нашествие, столь же страшное, как и нашествие Батыя. Тогда из Владимира в Москву торжественно принесли Владимирскую икону Божией Матери.
Москвичи усердно молились перед образом Царицы Небесной, и Тамерлану во сне явилась Богородица с грозным Небесным воинством. Когда владыка Востока узнал от своих приближенных, что явившаяся ему во сне – Сама Богородица, святая покровительница Руси, то немедленно приказал своему войску повернуть обратно.

В Самарканде есть место, святое для представителей трех конфессий: христиан, мусульман и иудеев. Это гробница пророка Даниила, останки которого Тимур привез в Самарканд, чтобы уберечь город от землетрясений.

Ведущий – протоиерей Алексий Уминский: – Знаменитый герой Ветхого Завета – пророк Даниил. Он утешал еврейский народ в Вавилонском пленении, и с удивительной точностью предсказал время Рождества Христова. Здесь, под Самаркандом, хранится величайшая святыня. В XIV веке эмир Тимур перенес сюда из Месопотамии руку пророка Даниила.

* * *

Садовник Алим ухаживает за землей вокруг гробницы вот уже 28 лет. Но больше всего ему запомнился день посещения Самарканда Святейшим Патриархом Алексием. Произошло это событие 13 ноября 1996 года.

Алим, садовник: – Это фисташковое дерево было сухим до 1996 года. В 1996 году здесь был Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Он освятил дерево, окропил его святой водой, и после этого дерево начало оживать. Это – настоящее чудо. А дереву этому не менее 600 лет.

Ведущий – протоиерей Алексий Уминский: – Деятельность русских православных приходов в Средней Азии начинается с 40-х годов XIX века, после добровольного присоединения к России Казахстана и Киргизии и завоевания Узбекистана и Туркмении. Вслед за армией шли русские поселенцы. В основанных ими селах строились первые храмы. Вскоре стало очевидным, что для окормления столь необъятного края необходима самостоятельная архиерейская кафедра. В 1871 году императорским указом было утверждено решение об открытии Ташкентской и Туркестанской епархии.

* * *

С самого начала между мусульманским населением Средней Азии и православными христианами были взаимно доброжелательные отношения. Этому способствовало и то, что из казны на религиозные нужды мусульман выделялись значительные средства. Мусульмане щедро платили добром за добро, жертвуя на «русские мечети», как они называли православные храмы. К 1917 году храмы имелись уже во всех русских селениях Туркестана. В Ташкенте, например, действовало 16 храмов, а в Самарканде – 8. Сегодня в Самарканде 3 действующих православных храма. Каждый из них по-своему уникален.

Собор святителя Алексия, Митрополита Московского, крупнейший в Среднеазиатской епархии. Он был основан в 1912 году. После революции долгое время храм был закрыт, заново освящен Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием II в 1996 году.

Покровский собор в предвоенные годы был единственным действующим храмом во всей Средней Азии.

Ведущий – протоиерей Алексий Уминский: – Именно сюда из разрушенных и закрытых храмов верующие приносили сохраненные ими иконы. Поэтому здесь собрано достаточно много чудотворных икон, например Казанская икона Божией Матери. Настоятель храма рассказал, что в 1984 году по молитвам перед этим образом произошло чудо: по молитве матери воскрес ее сын, смерть которого уже констатировали врачи Самаркандской городской больницы.

Храм Георгия Победоносца появился в Самарканде еще в 1868 году. Долгие годы здесь служил архимандрит Серафим. Он пользовался большим уважением, как среди православных, так и мусульман, не единожды обращавшихся к нему за молитвенной помощью.

В годы хрущевских гонений в Георгиевском храме произошло чудо, о котором нам рассказал владыка Владимир, митрополит Ташкентский и Среднеазиатский.

Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир: – Георгиевский храм был открыт в 50-е годы. Уполномоченный очень не хотел давать разрешение на открытие. Позже он рассказал, как неоднократно видел один и тот же сон: его мучил и угрожал ему молодой человек, задавая вопрос, почему он не разрешает открыть храм. Уполномоченный пришел в храм и узнал на иконе вмч. Георгия Победоносца, после чего дал разрешение на открытие храма. С тех пор храм больше не закрывался.

Ведущий – протоиерей Алексий Уминский: – Владыка, в годы гонений, в Ташкенте было много подвижников благочестия. Среди них и святитель Лука (Войно-Ясенецкий), и митрополит Арсений (Стадницкий), и архимандрит Борис (Холчев). Как складывалась жизнь епархии в эти тревожные годы?

Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир: – Этот край в советское время был для православных как бомбоубежище во время артобстрела. В Центральной России гонений было больше, а здесь было тише и в сталинские и в хрущевские времена. Православные люди находили приют, им часто помогали мусульмане скрыться даже в мечети.
Ведущий – протоиерей Алексий Уминский: – В 20-30-е годы Средняя Азия стала местом, куда большевики массово ссылали духовенство. В Ташкенте за Боткинским кладбищем образовался целый поселок из сосланных духовных лиц. Известно, что там жили инокини Марфо-Мариинской обители и Серафимо-Дивеевского монастыря. В Ташкентской ссылке находились и ближайшие помощники Патриарха Тихона митрополиты Арсений (Стадницкий) и Никандр (Феноменов). в те годы в Ташкенте единственным местом для проведения православных богослужений оставалась маленькая кладбищенская часовня Всех Скорбящих Радосте. Здесь при огромном стечении народа даже во время дождя и снега митрополиты Арсений и Никандр совершали богослужения под открытым небом. Близ этой часовни они и погребены.

* * *

Николай Павлович Гамалицкий живой свидетель тех событий. Мать брала его на митрополичьи богослужения у часовни.
Николай Павлович Гамалицкий: – Когда мы были маленькими, нас водили в эту часовенку, где часто служил митрополит Арсений.
Николаю Павловичу посчастливилось узнать и других духовных лиц, чей след навсегда останется в истории Русской Православной Церкви. Епископ Лука (Войно-Ясенецкий) был хорошо знаком с родителями Николая Павловича, а его тете святитель Лука делал операцию. Помнит Николай Павлович и проповеди ученика Оптинского старца Нектария архимандрита Бориса (Холчева). После войны отец Борис, уже имея за плечами лагеря и тюрьмы, получил возможность нести служение в Средней Азии.
Николай Павлович Гамалицкий: – Проповеди отца Бориса производили очень сильное впечатление на прихожан. Однажды мне довелось быть на празднике Успения Пресвятой Богородицы в Псково-Печерском монастыре. Перед службой я услышал разговор двух паломниц, она из которых говорила, что таких проповедей, как проповеди отца Бориса (Холчева) в Ташкенте, она не слышала нигде.
Из проповеди архимандрита Бориса (Холчева): «Есть радость, которую никто и ничто отнять не может: ни время, ни болезнь, ни стихийные бедствия. Эта радость заключается в том, что человек пребывает в единении с Богом. И если он сподобится этой радости, то ничто, даже сама смерть не может вырвать человека из семьи Божией».

На могиле отца Бориса горят свечи. Сюда притекают многие верующие. В советские годы, находясь в Узбекистане, он не боялся готовить людей к Таинству Крещения. 11 ноября, в день его памяти, семинаристы приезжают сюда служить панихиду вместе с духовенством.
Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир: – Народ здесь, в Азии, богобоязненный и молитвенный, такое не всегда встретишь в России, разве что в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре. Здесь люди не предаются пьянству. В храме тоже ведут себя немного, но иначе.
Ведущий – протоиерей Алексий Уминский: – Можно ли сказать, что это было заложено теми людьми, которые служили здесь в далекие и трудные годы?

Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир: – Это именно так. И еще, очень много благочестивых христиан из Центральной России переезжали в те годы сюда, потому что здесь было меньше гонений и притеснений православных верующих.

* * *

Ташкент – город хлебный. Названный так с легкой руки писателя Александра Неверова, представившего город в глазах беспризорника Землей Обетованной, Ташкент действительно спас многих и от голодной смерти, и от гнева советских властей. Когда в 1966 году Ташкент был разрушен страшным землетрясением, его восстанавливал весь Советский Союз. Сегодня город отличается широкими улицами, многочисленными скверами и парками, поражает восточной красотой, вкусом плова и пшеничных лепешек, обилием фруктов.

В послевоенные годы в Ташкенте действовало два православных храма, сегодня их – пять. Возрожден и Свято-Троицкий Никольский монастырь.
Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир вот уже 17 лет несет свое служение в Средней Азии. Его резиденция находится в Ташкенте, хотя границы епархии простираются по территории четырех государств.
Ведущий – протоиерей Алексий Уминский: – Среднеазиатская епархия объединят собой 4 независимых государства: Узбекистан, Туркмению, Киргизию и Таджикистан. Как складывается жизнь Православной Церкви на такой огромной территории, не мешает ли это Вашей пастырской деятельности?

Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир: – Нет не мешает. В разговоре со Святейшим Патриархом я иногда говорю, У Вас, Ваше Святейшество, много архиереев, а Президент – один, а у меня наоборот – 4 президента, а я – один архиерей…
Ведущий – протоиерей Алексий Уминский: – Владыка, развал Советского Союза не мог не повлиять на жизнь Русской Православной Церкви в азиатских мусульманских странах. Много россиян покинули свои дома и уехали в Россию. Не оскудела ли паства?

Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир: – Часть вернулась обратно. Когда я приехал сюда в 1990 году, в епархии было 56 храмов в 4-х государствах, а сейчас их – 104, в 2 раза больше, чем в Советском Союзе. Будут открываться и новые храмы.
Ведущий – протоиерей Алексий Уминский: – С чем это связано, и для кого строятся новые храмы?
Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир: – Для православных верующих, среди которых сегодня очень много молодых.

* * *

Навои – один из молодых городов Узбекистана. Вырос он в центре кызылкумских песков, между древнейшими собратьями Самаркандом и Бухарой. Возведенный по проекту ленинградских архитекторов, город отличается прямыми улицами, обилием скверов и фонтанов. В 1994 году здесь был заложен фундамент первого храма, строительство которого шло при поддержке Навоийского горно-металлургического комбината. Сегодня храм преподобного Сергия стал не только архитектурной достопримечательностью города, но и вторым домом для многих его жителей.
Священник Леонид Козин: – Бывает, что не родители ведут детей, а именно дети приводят взрослых в храм. Сам по себе храм призывает людей приходить к Богу, и они приходят.
В часе езды от Ташкента находится город Достобад. До недавнего времени он носил название Солдатский. В царское время сюда выселяли взбунтовавшихся казаков. Им эти места понравились. За несколько лет были осушены болота, здесь стали выращивать рис, вызвали из России семьи, построили величественный Покровский храм. До наших дней храм не сохранился – был разрушен в 1936 году, а икона св. вмч. Георгия Победоносца уцелела. Ее взял в свое хозяйство местный житель. Он перекрывал иконой воду в арыке, но вскоре осознал неправедность своих действий и передал икону в тайную православную общину.
В 1998 году при покровском храме был образован Свято-Покровский женский монастырь. Обитель быстро строится, и сегодня здесь 28 сестер. В хозяйстве – 20 Га земли, засеянной рисом и пшеницей, 16 коров, козы, кролики, гуси, куры, павлины и ослик Яшка, для удобства передвижения из монастыря на подворье.
Игумения Манефа (Караваева): – Мы не хотели разводить свиней, но нам постоянно дарят маленьких поросят. Недавно снова привезли 12 голов. Раз таков промысел Божий, мы их выхаживаем, растим, а потом отправляем мясо семинаристам.

* * *

В Покровском монастыре нашу съемочную группу встречали хлебосольным столом, пели русские песни, благодарили за то, что в Росси не забывают о своих соотечественниках. Каждый приезд матушки Манефы в Москву оборачивался чудесной помощью, которую она получала от людей, радеющих о том, чтобы Православие в Средней Азии не угасло.
Ведущий – протоиерей Алексий Уминский: – Наше путешествие по Средней Азии подошло к концу. Мы узнали лишь малую часть о жизни Среднеазиатской и Ташкентской епархии, но даже из малого видно, что Православие здесь живо. Здесь есть свои святые и святыни. Здесь живут люди, для которых православный храм не только частичка России, но и родной дом.

Комментарии закрыты.