google-site-verification: google21d08411ff346180.html Слово, сказанное на чтении Великого покаянного канона преподобного Андрея Критского в четверг 5-й седмицы Великого Поста | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Слово, сказанное на чтении Великого покаянного канона преподобного Андрея Критского в четверг 5-й седмицы Великого Поста

Март 25th 2015 -

Молитва

Митрополит Николай (Ярушевич)

На пятой седмице Великого поста в последний раз в этом году читается покаянный канон святого Андрея Критского и закрывается книга этого Великого канона до будущего года. И еще раз читать святые слова покаянного канона будут те из нас, кто доживет до будущего года, и внимать им, этим словам, и многочисленным воздыханиям: «Помилуй мя, Боже, помилуй мя», будут те, кого благословит Господь встретить Великий пост в будущем году.

Много-много раз при чтении этого канона мы повторяли слова: «Помилуй мя, Боже, помилуй мя», и, повторяя их много раз, как бы видели раскрывающийся свиток всей жизни нашей: от дня рождения и не только до сегодняшнего дня жизни каждого из нас, но и до дня смерти, и дальше до дня последнего и Страшного Божьего Суда. Как началась жизнь каждого из нас? Плачем. И не было бы страданий рождающей нас и рождаемого, если бы не было вины и нечистоты. Какой? Что вопияло во мне, когда я, новорожденный младенец, начал жизнь свою плачем? Ни памяти, ни разума еще не было у меня. Вопияла моя природа от внутреннего несовершенства ее, от того, что рождается каждый младенец с печатью наследственного греха наших прародителей и с наклонностью ко греху, какую наследовал каждый из нас от своих праотцев. И когда мы, осквернявшие жизнь свою многими грехами, об этом вспоминаем, когда мы напоминаем себе о том, что рождаемся с наклонностью ко греху, — а наш долг ее препобеждать, и мы не сумели этого сделать, — опускается низко наша голова и при воспоминании первого дня нашего рождения из сердца исторгается этот молитвенный вопль: «Помилуй мя, Боже, помилуй мя!» Призри, Боже, на бедное Твое создание, которое родилось с наклонностью ко греху, которое не захотело за долгие годы жизни земной удержать себя от этой наклонности и теперь страшится Твоего праведного суда!

Пока мы еще были бесчувственными и несознающими существами. Господь Бог, наш Отец чадолюбивый, ввел нас в ограду Святой Своей Церкви, даровал каждому из нас, православных младенцев, счастье получить благодать Святого Крещения. В Святом Крещении Церковь Святая омыла с нашей души эту печать, остатки наследственного греха наших прародителей, первых людей. Она сделала каждого из нас чистым, она облекла нашу душу в ангельские одежды, она запечатлела нас знамением Святого Креста, омыла, освятила нас и для того, чтобы укрепить наши духовные силы, в святом Таинстве Миропомазания дала нам дары Святаго Духа, укрепляющие нас на духовную жизнь, на борьбу с искушениями, с соблазнами, с пороками и страстями.

И вот, когда раскрывается перед каждым из нас жизнь прожитая, когда многие из нас вспомнят о том, что еще в детстве уже дали свободу этой наклонности ко греху, уже в детстве начали осквернять свою чистую белоснежную одежду бессмертной души — говорить словами неправды, проявлять свое озлобление, свою леность, свое непослушание, когда вспоминается детство с его, пусть детскими, грехами, но уже с начавшейся свободой наклонности ко греху, — в сердце каждого из нас поднимается опять та же мольба ко Господу: «Помилуй мя, Боже, помилуй мя».

Потекли дни детства и юношества нашего. В эти годы мы были подобны нашим прародителям, первым людям в раю, когда они были невинными, когда еще не согрешили: перед ними было древо, с которого было запрещено Богом срывать плоды. И перед каждым из нас стояло и стоит древо грехов и страстей, с которого запрещает нам воля Божия срывать эти, губящие нашу бессмертную душу плоды. И, думая о юности своей, многие из нас готовы бить себя в перси, вспоминая о том, как мы были беспечны и легкомысленны, как не задумывались над тем, для чего должен жить человек, и как от дней детства и юности не приучили свое грешное сердце исполнять волю Божию и хранить его в чистоте.

И, может быть, многие из нас хотели бы вернуть себе безвозвратно ушедшую юность, чтобы заново начать жизнь, чтобы не было на сердце тех грехов, пороков и страстей, которых так много наслаивается, нарастает в душе каждого из нас, — но остается только говорить, молить Господа словами пророка Давида: «Грехи юности нашей и неведения, Господи, Ты не помяни» (сравнить: Пс. 24, 7). И опять этот вздох нашего сердца: «Помилуй мя, Боже, помилуй мя».

Для многих из нас или наступили, или наступают, или уже прошли зрелые годы — годы, когда мы сознательно смотрим вокруг себя, когда мы, православные люди, научаемся Святою Церковью, ее проповедями, святым Божественным словом, тому, как надо жить и смотреть на свою жизнь как на приготовление к жизни вечной, как надо беречь свою душу. Когда мы смотрим на свои зрелые годы, в какие мы должны сознательно и мужественно бороться с пороками и страстями, когда должны благоразумно употреблять дары, какие посылает Господь, и с терпением переносить удары жизни, — когда мы думаем об этих годах нашей жизни, достигли ли мы их или перешагнули в годы старости, опять из глубины сердца готово вырваться это молитвенное воздыхание, которое святой Андрей Критский влагает в душу и сердце каждого из нас: «Помилуй мя, Боже, помилуй мя».

Я знаю волю Твою, Господи, я хочу делать доброе, а делаю по-прежнему злое и скверное. Я знаю, что я не иду по тому пути, по которому должен идти, и все же я не иду. И сколько раз я даю обещание не повторять моего греха, не осквернять мою душу, и опять я нарушаю это обещание! Когда же кончится эта борьба моей совести с моими страстями? Когда будет конец этому плену грехов и страстей? Вот и несется вопль ко Господу из нашей души: о, коснись. Господи, моей грехолюбивой души, чтобы она больше не служила греху, чтобы не шла по этой дороге греха, потому что знает мое сердце, что эта дорога ведет к вечной гибели! Ведь я гною во грехах свою бессмертную душу, я топлю ее в волнах страстей и беззаконий, и я должен буду ответить перед Тобою, Господи, на последнем и Страшном Суде!

И вот наступят, а для многих из нас и наступили, годы старости. О, как бесплодно прожита нами жизнь! Что сделано для вечной жизни? Что сделано для спасения нашей грешной души? И как употребится этот остаток дней жизни нашей земной: употребим ли мы его на дела благие на то, чтобы сердце очистить от скверны в горьких слезах раскаяния и заполнить это сердце хотя бы на остаток дней моих добрыми делами; или страсти и пороки будут по- прежнему раздирать этот остаток дней моих и по-прежнему мои очи будут ослеплены этой греховной суетой и смрадом моих страстей? И из глубины моей души опять подымается стон ко Господу: сними, Господи, это ослепление с очей моих и дай мне остаток дней моих, может быть короткий, отдать Тебе и своей душе, чтобы не взять с собой тех грехов, которыми я всю свою жизнь осквернял себя и в которых я не умел принести такого покаяния, какое навеки изгладило бы эти грехи из моего сердца! И опять эта молитва: «Помилуй мя, Боже, помилуй мя».

И придет последний час земной жизни каждого из нас. Врач уже будет бессилен. Уже смерть будет приближаться к нам. Подойдет, если Господу угодно оказать это счастье нам, священник со Святыми Тайнами, чтобы напутствовать в жизнь вечную. И какой молитвенный стон из сердца умирающего понесется к небу, как не тот же, которым святой Андрей Критский научает нас много-много раз вопиять ко Господу: «Помилуй мя, Боже, помилуй мя!» Окажи мне, Господи, в этот смертный час милосердие Свое, чтобы моя грешная душа покинула тело с чувством благоразумного разбойника, с его покаянием, с его верой и с его надеждой на Твое милосердие!

Окончится земная жизнь, и если душа наша захочет принести исповедание грехов своих, покаяние — уже никто этого покаяния и этой исповеди не примет. И, может быть, мучительно захочется мне вернуть хотя бы час, хотя бы минуту жизни земной, чтобы в этот час, в эту минуту, пока еще не закрыты двери милосердия Божия и открыты двери покаяния, заплакать горькими слезами о своей погибающей душе. Будет уже поздно: уже жизнь будет окончена, и не только ни одного часа, ни одной минуты вернуть никто не будет в силах.

И будет час, когда Господь повелит телу нашему, обращенному в прах, восстать, соединиться с нашей бессмертной душой и повелит нам встать перед Собой (смотреть: Ин. 5, 25, 29), перед лицом Ангелов Своих (смотреть: Мф. 25, 31), перед лицом бесчисленного множества верных Божиих детей, святых угодников Божиих, верных Господу простых людей, которые умели жить и умирать с Господом в сердце, — встать перед ними со своими многочисленными грехами, со всеми своими падениями, со всеми своими сквернами. И в час последнего и Страшного Суда из нашей души не эти ли слова вырвутся к Праведному Судии: «Помилуй мя, Боже, помилуй мя»? Это уже будет последний вопль, какой только может быть обращен ко Господу, ибо этот суд будет последним и после него будет или радость вечная для верных детей Христовых, или скорбь вечная для нераскаянных грешников и для тех, кто оттолкнул руку Христову от себя и кто жил без Христа и умер без Него (смотреть: Мф. 25, 46).

Вот так, дорогие мои, это многократное повторение молитвенного воздыхания раскрывает перед каждым из нас всю жизнь нашу — от начала до ее конца и до последнего Страшного Божьего Суда.

Что Господь скажет о каждом из нас — Его святая воля. Но, пока мы живем, пока мы ходим по земле, пока еще даровал нам Господь эти великие спасительные дни покаяния, принесем покаяние Господу, поплачем! Не будем стыдиться этих слез, эти слезы собирает невидимо Ангел-хранитель наш, — восплачем горькими слезами о содеянных нами согрешениях и с этими слезами о согрешениях припадем ко Господу с молитвой о том, чтобы Он, прежде чем мы не погибли для жизни вечной, спас нас Своим милосердием, покрыл Своей любовью нашу плачущую перед Ним душу, и в жизни вечной, и на Страшном Суде Своем не вспомянул о тех грехах, в которых мы здесь с плачем приносим Господу свое раскаяние.

Мы не услышим до будущего Великого поста этих покаянных вздохов. Но пусть они не умирают в наших сердцах, эти святые слова покаянного канона. Пусть они живут и в дни Великого поста, когда мы приносим покаяние, и не заглохнут на протяжении всей жизни нашей, эти чудные слова молитвы, с которыми мы просим себе у Господа прощения во грехах и помилования в жизни вечной.

И всем вам, мои милые и дорогие, от всего сердца желаю: да дарует Господь в эти дни Великого поста принести ко Господу не просто свою душу кающуюся, а свою душу, со слезами плачущую о грехах своих, чтобы эти слезы на веки вечные омыли все наши греховные скверны, чтобы мы своих грехов не взяли с собой в жизнь будущего века.

Метки:

Оставьте комментарий!