google-site-verification: google21d08411ff346180.html Провизия в путь перемен | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Провизия в путь перемен

Декабрь 2nd 2019 -

Размышления о Рождественском посте Архиепископа Хельсинки и всей Финляндии Льва

Архиепископ Хельсинкий и всей Финляндии Лев

В наше время понятие поста стремится увести нас в мир порой сложно-переплетённых представлений, из которых доминирующим является осознание нашей экологической ответственности. Разговоры о посте слишком часто сводятся к разговорам о более широком использовании пищи растительного происхождения, что в свою очередь, определяется как здоровый и этичный выбор ответственного потребителя. Если же мы рассмотрим пищу в более широкой богословской перспективе, нам откроется весь материальный и образный мир культуры питания.

В этом спектре «рекомендации по питанию» Адаму и Еве были даны уже в повествовании о сотворении мира: «Я дал вам всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя; – вам сие будет в пищу.» (Быт. 1:29) На современном языке пища растительного происхождения – райская диета. Впоследствии, когда человек утратил связь с Богом, он, по словам святителя Василия Великого, стал искать наслаждения во всём, в том числе в пище, как и во вкушении мяса.

После изгнания из рая вступили в силу стоящие на ветхозаветных иудейских обычаях и верованиях традиционные требования ритуальной чистоты. Последователи Христа, в свою очередь, были движимы довольно радикальным, для своего времени, представлением о вере как внутреннем убеждении. Сама по себе, критика правил питания не означала, что вкушение пищи или общение за столом теряло значение. Если в Ветхом Завете Бог через пророка Исайю обещал Своему народу пир яств и пития на Сионе, то Христос явил Свою силу обилием чудес насыщения и исцеления и, в завершение, провозгласил щедрый Брачный пир. О ценности сотрапезования свидетельствуют многие новозаветные описания пира, как например, описание Тайной Вечери Господа с учениками.

Пища имеет важное значение. Она играла роль в т.ч. свидетельства. Согласно евангелисту Луке, человечество воскресшего Христа к радости и удивлению учеников обнаружилось во вкушении Им рыбы: «Они подали Ему часть печеной рыбы и сотового меда. И, взяв, ел пред ними.» (Лк. 24:42-43) Евангелист Иоанн, в свою очередь, повествует о том, что Иисус уже после воскресения проявил заботу о Своих голодных учениках приготовив рыбу и хлеб.

Общинный образ жизни, потрясающий современную Христу культуру, стал основой христианского самосознания. За его столом сидели не только подлинно верующие или главы общин, но и презираемые сборщики податей и грешники. Христу была вкусна колодезная вода, подаваемая Самарянкой, хотя представители иудейской общины не могли даже представить её за своим столом. Новозаветная символика трапезования не оканчивается на этом.

Согласно Евангелию, удел Христа в культуре гостеприимства – именно в принятии и участии, как и на последней трапезе, имевшей место в предложенной хозяином комнате. Учение Иисуса о хлебе жизни возвращает нас и сейчас к глубинному существу поста, ибо участие в Евхаристии содержит в себе весь православный образ жизни. Центральным его мотивом в церковном опыте является аскеза. Следование аскезе и подвижничество – это не только следование православным традициям, но, по существу – одно из важнейших служений Православной церкви в мире. Аскеза – больше, чем довольствование малым.

Покаяние, стремящееся к любви к ближнему, не исключая молитвы самоопределяется в отношении к Богу. Стать сопричастным тому единству, о котором свидетельствует Евхаристия, человек может лишь посредством богоуподобления. Когда человек живёт в близком общении с Богом, всё вокруг него насыщено смыслом, значением, содержанием и не может восприниматься как простой материал. «Сам ты властелин испрашиваемого в молитве, если довольство твое не из чужого, если доход твой – не от слез другого, если при твоей сытости никто не сделался голодным, если при твоем излишестве никто не воздохнул», – размышляет отец Церкви святой Григорий Нисский над Молитвой Господней.

Текст опубликован в журнале Ortodoksiviesti 7/19

Оставьте комментарий!