google-site-verification: google21d08411ff346180.html Целомудрие и "развороченность" души | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Целомудрие и «развороченность» души

Май 1st 2017 -

Брак в Кане Галилейской

Есть прекрасное русское слово – «целомудрие», которое очень точно выражает мысль о духовной и нравственной целостности личности человека.

Целомудрие – это не просто девственное состояние тела, но чистота всех чувств тела и души и незапятнанность совести в отношении к семье, к другим людям, к обществу, к работе, к природе. Оно – естественное качество любого нравственно здорового человека, как не вступившего в брак, так и живущего в супружестве с рождением и воспитанием детей. Как сказал один из древних отцов святой Иоанн Лествичник (VI–VII вв.): «Целомудрие есть всеобъемлющее название всех добродетелей»1. Целомудрие заложено в саму природу человека. Оно особенно присуще женщине. Оно достигает совершенства и покоряет своей красотой в истинно святых людях.

Целомудрие души и тела, и прежде всего добрачная девственность, является одним из главных условий сохранения нравственной свободы человека. Оно предполагает чистоту, свободу души от всякого рода дурных и грязных мыслей, желаний, слов и разговоров, от таких же фильмов, книг – и, конечно, соответствующее поведение, одежду. Ведь существует закон взаимосвязи внутреннего состояния души и внешней стороны жизни человека. Они взаимодействуют между собой на уровне как добрых чувств, намерений и дел (добродетелей), так и противоположных (грехов и страстей). Добродетели при этом находятся между собой в причинной взаимозависимости, или сродстве, и обуславливают друг друга. И так же взаимозависимы, родственны между собой грехи и страсти. «По причине этого сродства, – писал святитель Игнатий (Брянчанинов), – произвольное подчинение одному греховному помыслу влечёт невольное подчинение другому; наличие одной греховной страсти влечёт в душу другую страсть, ей сродную; произвольное совершение одного греха влечёт к невольному впадению в другой грех, рождаемый первым. Злоба, сказали Отцы, не терпит пребывать бессупружной [одинокой] в сердце»2.

Знание этого закона очень важно, поскольку иногда то, на что почти не обращается внимания, оказывается причиной самых серьёзных последствий. Так, многие не придают значения своим мыслям, а они, как добрые, так и злые, часто оказываются началом больших дел. Преподобный Марк Подвижник говорил: «Всё невольное происходит от произвольного»3, то есть сознательное, например, принятие и развитие дурных мыслей в конечном счёте приводит человека, как раба, помимо его воли, к соответствующим поступкам, – к тому, на что он, как казалось, никогда бы не решился. А, например, святитель Игнатий указывает на закономерность, о которой мало кто знает: «По закону духовному, услаждающийся тщеславными и другими греховными помыслами и мечтаниями никогда не освободится от блудной страсти, сколько бы он против неё ни подвизался»4.

Нарушение целомудрия, так называемое «сожительство по любви» и тому подобное, Церковь называет большим грехом. Но что же худого усматривает она в этом?

Здесь действует ещё один духовный закон, по которому, оказывается, в человеке происходит уничтожение самого ценного, что в нём есть, – любви! Внебрачное сожительство – это суицид души. Она уже не может иметь земного счастья, не говоря о посмертье. Причина этой духовной смерти заключается в том, что сожительствующих соединяет не любовь, а эгоистическое искание наслаждений. Ищущий наслаждений не может любить другого. Он любит только себя. Но эгоизм и любовь – явления взаимоисклю чающие.

Если действительная любовь к другому заставляет бороться со своим «я», отказываться от своих пристрастий и привычек во имя блага любимого, готова даже страдать ради него, жертвовать собой, то блуд жертвы не знает. В нём всё подчинено примитивному, грубому инстинкту и эгоизму. Не случайно священник Павел Флоренский, известный мыслитель, бывший до революции профессором Московской духовной академии, называл сожительство «по любви» (вне брака) переодетым эгоизмом. Блудник ради получения наслаждения принесёт в жертву кого угодно и что угодно, и прежде всего свою жену (мужа), детей, не говоря уже о родителях, родных, друзьях. Такой человек не способен быть верным. Он по самому духу своему изменник, ибо постоянно ищет чего-то лучшего и при первом же «удачном варианте» нарушает верность. И так всю жизнь, пока не окажется выброшенным на помойку. Действительно, точное слово, его характеризующее, – опустошённый. Поэтому так важно сохранить себя неосквернённым с юности своей!

Но полностью опустошить себя можно и не совершая греха делом –достаточно глаз, мыслей, мечтаний, внутренних ощущений и переживаний. Обычно всё начинается с малого – со взглядов, мыслей, фривольных шуток, свободы в обращении. Так что снаружи можно казаться целомудренным, а внутри быть грязным, не способным ни к какой духовной жизни.

Святой Исаак Сирин (VII в.) предупреждает: «Как погиб в потопе современный Ною род? Не за похотливость ли, когда люди с неистовством возжелали красоты дочерей Каиновых? За что отвержен Богом исполин Сампсон? Не за то ли, что осквернил себя сожитием с блудницею?»5

Развращённость наступает постепенно, начинается с малого – сначала внутри, а потом выходит и наружу. Потому Христос предупреждает: Верный в малом и во многом верен, а неверный в малом неверен и во многом (Лк. 16, 10).

Само слово «разврат» является однокоренным с разворотить, извратить. Хирурги могут рассказать, как тяжело смотреть на человека после катастрофы, изувечившей его тело. Да и мы разве не отводим глаз, когда видим подобное? Разврат – это преступление, то есть переступление за границы человеческой природы, её естественной жизни, нарушение её целостности, целомудрия, закона меры. Он является развороченностью нормального состояния человека, извращением присущего ему порядка, его красоты. Поэтому и начинается он с подавления голоса совести и чувства стыда.

Ещё Казимир Малевич, нарисовавший свой пресловутый «Чёрный квадрат» и заявлявший: «Я Начало всего...», откровенно писал: «Самой высшей и сложной постройкой можно считать то произведение, которое в своём теле не имеет ни одной формы существующего [то есть Богом сотворённого –А. О.]»6.

Александр Бенуа, проницательно увидев в этом квадрате прямой вызов Самому Богу и Его творению, писал: «Чёрный квадрат – это один из актов самоутверждения того начала, которое имеет своим именем мерзость запустения и которое кончится тем, что оно через гордыню, через заносчивость, через попрание всего любовного и нежного приведёт всех к гибели»7.

Но то, что происходит с одним человеком, может поразить и целую нацию, когда извращаются сами принципы общественной морали.

Это отчётливо проявилось, например, после отпадения Рима от Православия, особенно в эпоху Возрождения, когда католическая культура западных народов приобрела явно выраженный сексуальный характер. В ХХ веке, после Второй мировой войны, произошла резкая моральная деградация на Западе, а с 1980-х годов и в России, когда на людей обрушился настоящий идеологический смерч, разрушающий всё святое: насаждая бесстыжесть в поведении, в моде, в искусстве, прививая вместо совестливости страсть к деньгам, извращая красоту и гармонию уродливыми, неестественными и противоестественными формами, перемешивая правду с полуправдой и откровенной ложью.

В настоящее время по всем направлениям ведётся открытая и масштабная борьба с евангельскими нормами жизни, извращающая человечность в человеке. Всё отчётливее вырисовывается тёмное, демоническое зрелище (по-славянски – позор) нравственного и духовного разложения людей. Об этом особенно ярко свидетельствует агрессия, которую осуществляют против человечества секс-меньшинства, захватившие власть на Западе, их гей-парады и разного рода публичные бесчинства.

Так перед молодым человеком, вступающим в период зрелости, встают два пути жизни. Евангелие называет их широким и узким путём.

О них всегда говорили мыслители, писатели, святые всех народов и эпох.

Примечания:
1. Иоанн Лествичник, прп. Лествица. Слово 15. § 4.
2. Игнатий (Брянчанинов), свт. Полное собрание сочинений. М., 2014. Т. 4. С. 301
3. Марк Подвижник, прп.Нравственно-подвижнические слова. М., 1858. Слово 2. § 104.
4. Игнатий (Брянчанинов), свт. Приношение современному монашеству // Полное собрание творений в 8-ми томах. М.: Паломник, 2003. Т. 5. Гл. 47. С. 313.
5. Исаак Сирин, прп. Слова подвижнические. М., 1858. Сл. 62.
6. Малевич К. С.Собрание сочинений в 5-ти томах. М.: Гилея, 2004. Т. 5. C. 143.
7. Крусанов А. В. Русский авангард: 1907–1932. Исторический обзор. В 3-х томах. СПб.: Новое литературное обозрение, 1996. Т. 1. С. 262

Источник:

Алексей Ильич Осипов. Любовь, брак, семья. – 3-е изд., испр. и доп.

М. : Братство святого апостола Иоанна Богослова, 2017.

Комментарии закрыты.