google-site-verification: google21d08411ff346180.html Беседа преподобного Иоанна Дамаскина на изсохшую смоковницу и притчу о винограде | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Беседа преподобного Иоанна Дамаскина на изсохшую смоковницу и притчу о винограде

Апрель 8th 2012 -

Проглаголать слово побуждает меня Единосущное Богу и Отцу Слово, Которое, не оставляя недр Отчих, неизреченно зачалось в утробе Девы, и соделалось для меня тем, чем я есмь. Слово, по Божеству Своему, чуждое всякой страсти, облеклось в подобострастную мне плоть. Седящий на колесницах Херувимских, возсел на жребяти осли (Иоан. 12, 15).

Царь славы, со Отцем и Духом прославляемый Серафимами, внимал невинным лепетаниям детского языка. Бог, невещественный и невидимый, приял видимое и осязаемое тело, явился в образе раба, добровольно подвергся страданию, дабы даровать мне безстрастие. Ибо когда творение рук Божиих — человек, созданный Богом по образу и по подобию Его, прельщением хитрого змия соделался преступником заповеди Божественной, и чрез то подверг себя тлению и смерти: тогда милосердый по существу Своему Бог, сожалея о человеке, потерпевшем такое уничижение, многократно и многообразно призывал его к обращению и покаянию, вразумляя его, то как неблагодарного раба, то как неразумного сына, и употребляя все средства к тому, дабы человек, свергнув с себя тяжкое иго, обратился к своему Творцу. Но однажды поработившись греху, и произвольно предав себя земным пожеланиям, человек не в силах был сам собою обратиться к Богу. Итак, всеблагий Господь, зная, сколь немощна природа человеческая, Сам приемлет на Себя оную. Усмотрев, что человек не повинуется ни слову Его, ни заповедям, ни спасительным повелениям, Бог как бы так сказал: “Мне самым делом должно научить неведущего; Мне должно сделаться человеком, и исполнить добродетели, дабы привлечь к ним человека. Мне должно быть видимым, дабы исцелить немощного; Мне должно взыскать заблудшую овцу, и привесть ее в первобытное жилище рая. Но каким образом Я взыщу ее, не будучи видим? Как буду руководствовать того, кто не узрит следов Моих?” С сею-то целию Он соделался человеком, дабы (т. е. Своими делами и страданиями) на самом опыте преподать неведущему способ, как исполнять добродетель; дабы мы, видя Его низшедшим из недр Отчих на землю, для нашего спасения, с радостию возносились к Нему от земли; и наконец, дабы явить обильное богатство любви Своей к людям. Ибо большей любви никто не может показать, как если кто душу свою положит за друзей своих (Иоан. 15, 13). А может ли показать таковую любовь тот, кто не имеет души?

Итак, Господь наш для того приемлет тело, дабы явиться на земле, и пожить с человеками; для того приемлет душу, дабы положить ее за друзей Своих. Говорю: за друзей, — но не таких, которые любят Его, но которых любить Он. Ибо, хотя мы возненавидели Его и отвратились от Него, служа иному; но Он в любви Своей к нам пребывает непреложен. По сей-то любви, Он приходит к ненавидящим Его, спешит в след бегущих от Него, и, предварив их, не обличает со строгостию, не наказывает бичем, но врачует их, как искусный врач, не взирающий на все злословия, оплевания и заушения, который терпит от людей, изступленных умом. Для врачевания, Он употребил Божество Свое, — врачевство действительнейшее и всесильное, которое и соединил с природою человеческою. Оно-то немощную плоть показало сильнейшею самых невидимых сил! Ибо как железо, раскаленное огнем, делается неприкосновенным: так и брение нашей природы, соединившись с огнем Божества, соделалось недоступным для диавола. И поелику, как говорят врачи, противное врачуется противным, то и Господь противное уничтожает противным: роскошь и наслаждения — скорбями и подвигами, гордость — смирением. Ибо Он, будучи по Божеству Своему преславен, не только смирил Себя, сделавшись человеком, но и уничижился пред самыми человеками. Подлинно, кто был столько уничижен? Он не имел, где главы преклонить; у Него не было ни двух одежд, ни другого хитона. Будучи злословим, Он не злословил взаимно; страдая не угрожал (1 Петр. 2, 23); веден был на заклание, как невинный агнец, и однако ж не упорствовал, не противоречил; когда заушали Его, Он охотно обращал ланиту биющему, и не отвращал лица Своего от постыдных заплеваний; когда называли Его Самарянином, и имеющим в Себе 6еса, то сии, и подобные сим поругания переносил терпеливо, дабы мы последовали стопам Его. А все сие Он исполнял по благоизволению Отца, и будучи Единородным и Единосущным Сыном Его, доказывал тем любовь Отца Своего к нам. Ибо так возлюбил нас Бог Отец, что и Единородного Сына Своего дал нам для искупления нашего. О, любовь непостижимая! Бог Единородного Сына Своего, царствующего с Ним, сделал Искупителем рабов непокорных, врагов строптивых, служащих врагу Божию, почитаемому ими за бога! О, глубина богатства благости Божией! Но и Единородный Сын Божий не воспротивился сему определению, не отверг воли Отца Своего, имея в Самом Себе волю и хотение Отца. Ибо естество Отца и естество Сына, есть одно естество; а потому Сын Божий повинуется воле Отчей, как собственной, и соделавшись человеком, остается послушен Отцу Своему даже до смерти, смерти же крестной, дабы уврачевать мое преслушание!

Поспешая испить чашу смерти за спасение всего мира, Искупитель наш скоро идет на страдание, идет с жаждою спасения человеческого, и не обретает плода. Сие безплодие изображает нам смоковница (Матф. 21, 19). Кто Сей, желающий вкусить пищи в ранние часы утра? Царь, Господь, Учитель. Ужели Он так рано взалкал, и пожелал пищи не в надлежащее время? Для чего же Он научал учеников Своих поститься, и побеждать страсти? Что это значить? Господь наш, как устно поучал притчами, так иногда и самыми поступками изображал притчи. Вот Он, взалкавшись, пришел к смоковнице. Смоковница же знаменует род человеческий. Сладок плод смоковницы, но грубы, безполезны листья ее, и годны только к сожжению. Такова и природа человеческая: будучи определена Богом к тому, дабы произращать сладчайшие плоды добродетели, она, вместо сих плодов, стала произращать одни грубые листья. Ибо что может быть грубее житейских попечений? Адам и Ева некогда были наги, и не стыдились; были наги, когда провождали простую и невинную жизнь; они не знали ни искусств, ни житейских забот, и не изыскивали средств, как бы прикрыть телесную наготу свою. Но будучи наги телом, они покрывались благодатию Божиею; не имея одежды вещественной, облекались одеждою безсмертия, по мере приближения к Богу, чрез исполнение воли Его. Как же скоро явились они непослушными; то, лишившись облекавшей их благодати, лишились вместе лицезрения и созерцания Божия, и познали наготу свою. Тогда возжелали они удовольствий житейских, и осуждены стали на скудную и убогую жизнь; сшили смоковные листья, и из них сделали себе препоясания; взыскали многоразличных помыслов, и обрели жизнь грубую, исполненную забот и печалей. В поте лица твоего, сказал Бог, снеси хлеб твой. Проклята земля в делах твоих; терния и волчцы возрастить тебе, и в землю возвратишися (Быт. 3, 18-19). Поелику ты возымел земное помышление, то к земле будет обращение твое; ты уподобился несмысленным животным, пребыв не долго в чести (Псал. 48, 13); будучи Богом земли, ты не познал благотворной добродетели, но предпочел ей земные наслаждения и возлюбил бсзсловесную жизнь. Земля еси, и в землю отъидеши, — итак ты, подобно безслонесным животным, наследуешь смерть! С сего-то времени человек начал облекаться кожаными ризами! Обитая прежде сего в раю сладости, в жилище царском, и занимая, по телу своему, средину между жизнию и тлением, он после того стал уже иметь тело тленное и смертное, подверженное болезням. По истине, грубы листья смоковницы, — природы нашей, греховны ее действия! К сей-то смоковнице, т. е. природе человеческой, пришел Спаситель алчущий, ища на ней сладчайшего плода, — приятнейшей Богу добродетели, посредством коей совершается наше спасение. Но кроме листьев, — кроме горького греха и произрастающих от него бедствий, Он ничего не нашел на ней. По сей причине Он и сказал ей: “да николиже от тебе плода будет (Матф. 21, 19). Не от человеков спасение, не от силы человеческой добродетель. Я устрою спасение; даруя воскресение чрез Мои страдания, Я вместе с сим дарую освобождение от печалей жизни”. Что и действительно исполнил.

Потом, дабы яснее выразить притчу, Спаситель наш посещает дом Отца Своего, и пришедши в храм, находить здесь злых делателей-архиереев, возседающих на Моисеевом седалище, — волков, одетых в одежды овчие, — тех самых людей, которые, подобно безплодной смоковнице, не имели в себе сладкого плода, а только покрывались листьями. Смотри, как грубы слова их: коею властию сия твориши? и кто Ти даде власть сию? (Матф. 21, 23). Видишь ли безплодие неверующих душ? Вместо того, чтобы сказать: Учителю благий, воскресивший четверодневного мертвеца Лазаря, научивший хромых скоро ходить, возвративший слепым чувство зрения, исцеливший разслабленных, врачующий всякую болезнь и всякий недуг, прогоняющий демонов, показующий путь ко спасению! Вместо сего, они говорят: коею властию сия твориши? “О неблагодарные!” Он скажет вам: “если вы стекались к Иоанну без веры, и если исповедывали ему грехи свои, и крестились от него из боязни, оставаясь неверующими: то поверите ли Мне, когда Я буду говорить вам? О, род лукавый и неверный! Вы злые делатели, пожирающие виноград Господа Саваофа! Кого из Пророков не убили вы? Ибо Отец Мой посылал к вам рабов Моих Пророков, требовать плодов от винограда Своего. Я перенес виноград Мой из Египта рукою Моисея, и расточив народы, насадил его на земле тучной, разделил его на участки, и леторасли его, по слову Пророческому, распространились по земле, простерлись даже до моря и до рек других народов; а вы разрушили ограду его, т. е. отняли у него ту защиту, которую доставлял ему Закон, и виноград Мой, лишенный ограждения, стали расхищать и поядать дикие вепри. И когда рабы Мои Пророки начали требовать плодов от винограда истинного, плодоносного, прекрасно Мною насажденного: тогда вы иного перепилили, иного заключили в ров, иного побили камнями. Вот Сам Я пришел — Сын и Наследник! Постыдитесь права сыновнего, уважьте достоинство естества Отчего: ибо Я во Отце и Отец во Мне (Иоан. 14, 10). Я из сожаления к винограду Моему снизшел на землю; и не смотря на то, Я почиваю в недрах Отца Моего. Отдайте же Мне плоды Моего достояния! Но вы, беззаконные делатели, готовитесь довершить дело отцов ваших. Они умертвили Пророков, а вы умертвите Бога, и превзойдете их в нечестии! Я Наследник; Я тот краеугольный камень, который хотя и отвергнут вами, но который сокрушит вас. Я соединю два разных создания, небесное с земным. Я воздвигну Единую Церковь из Ангелов и из человеков. Вы, будучи врагами Отцу Моему, чрез Меня примиритесь с Ним. Я возвещу мир, и заветом сего мира соделаю кровь Мою, которая пролиется за спасение мира”.

Но Господь не вразумил упорных Своею притчею. Ибо они закрыли глаза свои, чтобы не видеть, и заткнули уши, чтобы не слышать. По сей-то причине, для них и не возсиял свет Евангелия. О, безумное ослепление Иудеев! Они сами себя осуждают, не понимая слов своих, и сами на себя произносят приговор. Ибо, когда Господь спросил их: что сотворит господин винограда делателем тем? они невольно произнесли истину: злых зле погубит их (ибо по всей справедливости жестокое заслуживают наказание те, которые произвольно злодействуют): и виноград предаст иным делателем, иже воздадят Ему плоды во времена своя (Матф. 21, 40, 41). Таким образом священники и фарисеи истинно пророчествовали, сами не зная того. Ибо виноград, — народ Господень, действительно отдан другим делателям, которые в надлежащее время принесли Господу обильнейшие плоды. Во всю землю изыде вещание их, и в концы вселенныя глаголы их. Коль красны ноги благовествующих мир, благовествующих благая (Римл. 10, 15, 18)! Они, как овцы обретаясь среди волков, соделали самых волков овцами; т. е. Еллинов, некогда далеких от Бога, сделали овцами Христовыми, и приобрели Господу людей избранных, ревнителей добрым делом (Тит. 2, 14).

Итак, братия, обращаюсь ко всем вам, носящим на себе имя верных, и удостоившихся именоваться народом Христовым! Не посрамим имени своего, и не помрачим веры нашей делами беззакония. Не довольно для нас одного названия верующих: нет, мы должны показать веру нашу от дел. Писание говорить, что у одного отца было два сына, и первому из них отец сказал: иди, работай в винограднике. Сын дал обещание, но не исполнил его. То же самое отец сказал и другому сыну. Но сей, отказавшись на словах, исполнил волю отца на деле; посему первый заслужил порицание, а последний похвалу (Матф. 21, 28—31). Так и нам должно помнить то отречение и то сочетание, к которым мы обязались в крещении. Станем отвергаться диавола, аггелов его и всякого служения ему, дабы остаться верными своему обязательству. Дела же диавола суть: прелюбодеяния, любодеяния, зависть, вражды, ссоры, лицемерие, злословие, осмеяние, гнев, злопомнение, осуждение, клеветы, волшебство. Признаки неверия: немилосердие, ненависть, плотская любовь, вожделение плоти, скупость, роскошь, пиянство. Служение диаволу: высокомерие, тщеславие, самолюбие, надменность, гордость, привязанность к украшениям тела. Отвергнув все сие, прилепимся ко Христу и возревнуем о добродетелях, — чистоте, целомудрии, убожестве, терпении, мире, любви, сострадании, милосердии, щедрости к бедным, о благоприличии в обхождении, одежде и поступи, о справедливости, смирении, и в особенности, об уничижении Христовом, дабы соделавшись участниками Христу в страданиях, могли мы участвовать и в славе Его, и приносить живую, непорочную жертву Богу и Отцу в Церкви первородных, в жилище веселящихся!

Наконец к тебе обращаю слово, возлюбленная Невеста Христова! Возлюби достойным образом Того, Кто возлюбил тебя до конца. Отверзи храмину сердца твоего, да вселится в тебе Христос со Отцем и Духом. Исторгни из него все земное, дабы уготовить путь Христу. Отринь тщетную славу, которая есть мать неверия, по слову Христову: како вы можете веровати, славу друг от друга приемлюще (Иоан. 5, 44)? Изгони из страны сердца твоего всякое мечтание о себе. Все высокоумные нечисты пред Богом: Бог гордым противится, смиренным же дает благодать (Иаков. 4, 6). Удали от себя всякое самоуслаждение и самодовольство, дабы покаряться закону Единого Бога: и Он управит тебя в пристанище воли Своей. Не вводи другого жениха в чертог сердца твоего: ибо Христос, Жених твой, ревнует по тебе. Он весь есть сладость и желание. Ему одному отверзи сердце твое, и воззови к Нему: сердце мое уязвлено; любовь к Тебе распалила меня, и изменила меня совершенно, Господи! Я побеждена любовию к Тебе; вниди в чертог Твой; я облобызаю следы Твои. Ибо я недостойна того, чтобы сказать Тебе: облобызай меня лобзанием уст Твоих (Песн. 1, 1). Живи и ходи во мне, по неложному Твоему обетованию, и соделай меня храмом Пресвятаго Духа! Повелевай сердцем моим, Господи! и господствуй над ним. Оно Твое наследие, и сотвори у меня обитель вместе с Отцем и Духом, распространяй во мне владычество Твое, — действия Всесвятаго Твоего Духа! Ибо Ты Бог мой, и я прославлю Тебя со безначальным Твоим Отцем, и с Благим и Животворящим Твоим Духом, ныне и всегда и во веки веков. Аминь.

Текст приводится по изданию: Беседа преподобного Иоанна Дамаскина на изсохшую смоковницу и притчу о винограде // Святоотеческие поучения на дни Страстной седмицы. Сергиев Посад: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2001. Репринт: Сборник церковно-учительных чтений на дни Страстной Седмицы. М.: Синодальная типография, 1900.

Комментарии закрыты.