google-site-verification: google21d08411ff346180.html Вслед за «Моисеем»? | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Вслед за «Моисеем»?

Февраль 28th 2010 -

Раскол православия в Украине, судя по всему, стал реальностью. Церковь Кобзаря, Богдана и запорожских казаков вновь оказалась у роковой черты. Камень преткновения на этот раз — деятельность (уже бывшего) Предстоятеля УПЦ Блаженнейшего митрополита Киевского и всея Украины Филарета.

В последнее время фигура владыки — притча во языцех. Но все нападки общественных деятелей, парламентариев, демократической прессы разбиваются, как волны о могучий утес. Поразительно: стоит подгнить или разрушиться одним опорам его власти, как тут же находятся другие, и уже вчерашние противники в один голос поют экс-блаженнейшему осанну. Возьмем, к примеру, последние этапы большого пути владыки. Разрушилось государство пятнадцати республик, за долгие годы преданного служения которому он имеет правительственные награды. И вот уже суверенная Украина подставила ему свое плечо. Распускается «руководящая» и «направляющая», но тут же Президент Кравчук начинает вторить его идеям. Подняли голову автокефалисты, организовавшие «Киевский патриархат» во главе с Мстиславом, — и в гостях у Филарета появляется будущий Вселенский Патриарх и, выступая перед журналистами, ставит крест на иллюзиях автокефалистов о каноническом признании. Но вскоре и сами автокефалы заявляют о поддержке опального архиерея.

Еще вчера Рух клеймил Предстоятеля последними словами за сотрудничество с карательными органами и «аморалку», требовал его отставки, а ныне руховские лидеры — в рядах защитников экс-Предстоятеля. Та же метаморфоза произошла и с украинским теле-радиовещанием, кое ныне исключительно «профиларетовское».

Не успел, наконец, Собор Матери Церкви предложить ему отказаться от поста Предстоятеля УПЦ, а высшее духовенство Украины собраться, дабы уличить его в клятвопреступлении и избрать нового Предстоятеля, как тут же, словно по мановению волшебной палочки, в бой вступают низы — народные массы, свезенные в столичный Октябрьский дворец из провинции для проведения собрания под девизом «О защите канонических прав УПЦ». А на самом деле — Филарета. Экс-митрополит назван Моисеем, ведущим народ Украины к светлому будущему, Москва — его «Голгофой».

Не диво ли? Впрочем, опыта политической гибкости и живучести бывшему владыке не занимать. Его путь от мальчика-сироты (отец погиб на фронте) до вершин церковной власти и впрямь завиден. Он находился, пожалуй, на всех высших руководящих постах Русской Православной Церкви: был ректором Московской Духовной Академии, тридцать лет возглавлял патриарший Экзархат Украины, и являлся, по сути, вторым лицом РПЦ — был членом Священного Синода, а после кончины Святейшего Патриарха Пимена — местоблюстителем. Он обладает впечатляющими знаниями в области церковной истории, политики, отечественной культуры. И отнюдь не случайно является почетным доктором зарубежных теологических вузов. Он занимал видное место в международных церковных организациях, объездил 60 стран мира и широко известен в православном мире.

Впрочем, по рассказам, при всем своем уме, гибкости и обаянии Филарет обладает жестким характером и отнюдь не склонен к демократическим наставлениям и переубеждениям подчиненных. Стоило, например, трем епископам — Сергию Тернопольскому, Онуфрию Черновицкому и Алипию Донецкому — выразить несогласие с ноябрьским Собором УПЦ, как митрополит немедленно сместил их с кафедр.

Однако чутье порой подводило Филарета. После кончины Московского Патриарха Пимена владыка стал Местоблюстителем. Признаться, мало кто сомневался в последующем его избрании главой Русской Православной Церкви. Но случилось непредвиденное: Филарет проиграл не только будущему Патриарху Алексию II (Ридигеру), но и своему земляку киевлянину, известному богослову и проповеднику митрополиту Ростовскому и Новочеркасскому Владимиру (Сабодану), едва не занявшему патриарший престол. Давняя обида не забыта. И ныне Митрополита Владимира, с легкой руки Филарета, вся украинская пресса величает «мoсковским ставленником». Будто сам Филарет не является таковым...

Простому мирянину надо еще долго объяснять, что такое автокефалия и для чего она нужна. Судя по истории, наличие или отсутствие в государстве независимой церкви никогда не являлось залогом народного процветания или, напротив,— всенародных бедствий. Много ли свободы дала своим людям автокефальная Русская Церковь времен Сталина или, скажем, Румынская Православная Церковь времен Чаушеску? Западные Церкви находятся в зависимости от Римского престола, что, как известно, на благополучие их народов никак не влияет.

Идея Филарета создать в Украине автокефальную церковь столкнулась и со специфическими особенностями религиозной ситуации в республике. Многим и впрямь непонятно, почему автокефальная церковь патриарха Мстислава — это очень плохо, а Украинская автокефальная церковь экс-митрополита Филарета — это замечательно?

Филарет действительно является инициатором придания УПЦ статуса независимой (автономной). Пользуясь своим влиянием, он убедил руководство РПЦ сделать первый шаг на пути к автокефалии. Святейший Патриарх Русской Православной Церкви Алексий II первый обратился к Филарету с титулом «Блаженнейший», как обращаются к главам независимых Церквей. Далее последовало дарование грамоты, благословляющей «быть отныне Православной Украинской Церкви независимой и самостоятельной в управлении», а Филарету — быть ее предстоятелем. Нестроения в Церкви объяснялись неутихающими религиозными распрями в Украине между приверженцами УПЦ и УАПЦ. Мира и единства Православия в Украине предполагалось достичь путем создания независимой Церкви. А объединенное Православие должно было воспрепятствовать католической экспансии в Западной Украине.

Однако иерархи и священники УАПЦ не признаны ни одной из Поместных Церквей, поскольку «были рукоположены не по каноническим правилам». Поэтому принять их в каноническую автокефалию можно лишь при условии покаяния и последующего (при благоприятных условиях) перерукоположения. Ясно, что немногие могут решиться на такое. И объединяться УАПЦ с УПЦ явно не спешит. Более того, даже стремление к объединению для некоторых лидеров автокефалов выходит боком. Пример тому — организатор Киевского Патриархата УАПЦ, влиятельный деятель УАПЦ митрополит Иоанн (Боднарчук). Выступив с воззванием к объединению с УПЦ, он был отвергнут собратьями2.

Так что политическая цель автономии не достигнута. Более того, греко-католики (униаты) уже давно не видят разницы между конфессиями православных: выгоняют из храмов и тех, и других. Самбор тому пример.

Ситуация в Западной Украине тем временем взволновала восточных патриархов. Архиепископ Афинский и всея Греции Серафим обвинил Папу Римского в том, что тот «пользуется трагической ситуацией в Восточной Европе, чтобы укрепить там позиции Ватикана». А Вселенский Патриарх Варфоломей I не исключил возможность полного разрыва отношений с Римским престолом. «Мы осуждаем действия униатов, находящихся под юрисдикцией Римско-Католической Церкви... экспансия Ватикана в Восточной Европе и Росcии нанесла самый серьезный удар диалогу», — заявили восточные православные патриархи. Есть угроза, что Православие с католицизмом, как в давние времена, пойдут стенка на стенку. Однако межконфессиональный пожар в Западной Украине из Киева никто особо тушить не спешит.

Накануне декабрьского референдума 1991 года прошел Собор УПЦ в Киеве, обратившийся к Матери-Церкви предоставить УПЦ полную каноническую самостоятельность. Филарет, собрав киевских журналистов, был в хорошем расположении духа. Он не сомневался в том, что будущий внеочередной Собор РПЦ дарует автокефалию. На всякий случай был уже принят Устав УПЦ и зарегистрирован «государственным органом независимой Украины». В нем прямо говорилось, что предстоятель УПЦ избирается «пожизненно». Но события развивались в другом ключе. Сначала взбунтовалась паства смещенных Филаретом епископов: христиане прошли с антифиларетовскими лозунгами. Владыка был непреклонен. Масла в огонь подлила демократическая пресса. Московские журналисты, допущенные в архивы КГБ Москвы, с фактами в руках напомнили руководителям РПЦ, что ее выживание обусловлено сотрудничеством с КГБ. «Собеседник» прошелся по высшим церковным иерархам. А «Огонек» не только предал огласке гебистскую кличку Филарета («товарищ Антонов») но и кое-какие сведения о личной жизни Михаила Антоновича, давно уже будоражащие украинскую паству. В Патриархат понеслись воззвания с мест, против Филарета выступили украинские деятели культуры. 25 народных депутатов ВС Украины (О. Шевченко, В. Чорновил, С. Головатый и др.) подписали обращение, в котором говорится, что Церковь с таким руководителем не может способствовать духовному возрождению украинского народа. Все эти документы легли на стол внеочередного Московского Архиерейского Собора. Впрочем, и сам Патриарх во время своего посещения Киева (когда Рух устроил в городе «охоту» за Патриархом), мог увидеть, какова религиозная обстановка в Украине и как политики относятся к Филарету.

Надо ли говорить, что Архиерейский Собор Русской Православной Церкви пошел по иному сценарию. После дискуссии было решено отложить вопрос о даровании Украинской Православной Церкви автокефалии до очередного Собора РПЦ. Собор отметил, что ситуация в Украине не улучшилась, а, наоборот, «возникли новые угрозы тягостного разделения». «Значительную долю ответственности» за происходящее возложили на Предстоятеля УПЦ, который «потерял доверие большинства епископов и не может служить символом церковного единства».

Далее в справке Священного Синода говорится: «Митрополит Филарет согласился с критикой в свой адрес и перед Крестом и Евангелием дал архипастырское слово, что созовет в Киеве Архиерейский Собор УПЦ, на котором подаст прошение о своей отставке с поста Предстоятеля УПЦ. Митрополит Филарет заверил, что он не будет Предстоятелем УПЦ и просил благословить его продолжить архиерейское служение на другой кафедре».

Однако, вернувшись в Киев, Филарет на пресс-конференции в Укринформе заявил об отказе подавать заявление о своей отставке. Собор, оказывается, шел с нарушением канонических правил, а обещание уйти с поста он дал под давлением. Не удержался митрополит от обвинений в адрес «имперской церкви-насильницы», а также упомянул о своем самопожертвовании во имя независимости Украинской Православной Церкви. Словом, залогом ее свободы и процветания стал сам Филарет.3

Владыке не поверили прежде всего украинские епископы, присутствовавшие на Соборе. Собравшиеся в Житомире митрополит Агафангел, архиепископ Иов и с ними шесть епископов, священники и миряне дали жесткую оценку деятельности Предстоятеля. Его признали «клятвопреступником», и было принято обращение к Патриарху. Патриарх направил послание Филарету, на которое последний не ответил. А также не прибыл на заседание Священного Синода РПЦ, постоянным членом которого является.

Тогда Алексий II обратился с посланием к православным Украины. В нем говорится, что УПЦ из-за позиции митрополита Филарета оказалась на грани раскола. Во многих приходах перестали поминать имя Филарета за богослужением. Некоторые епархии подали прошение о переходе под непосредственную юрисдикцию Патриарха. В связи с чрезвычайным положением в УПЦ Филарету запрещено действовать в качестве Предстоятеля, рукополагать архиереев, издавать указы и обращения. 27 мая 1992 г. в Харькове состоялся Собор украинского епископата. И хотя президентские средства массовой информации отозвались о нем в духе «кое-кто из архиереев», на самом деле, из двадцати православных архиереев Украины на Соборе присутствовало восемнадцать (митрополиты, архиепископы и епископы). Практически все высшее духовенство страны, кроме самого Филарета и Андрея Львовского, который телеграммой подтвердил свое согласие с решениями Собора. Филарет был смещен с должности Предстоятеля, запрещен в священнослужении, на альтернативной основе шестнадцатью голосами был избран новый Предстоятель УПЦ — Блаженнейший Владимир (Сaбодан), Митрополит Киевский и всея Украины.

Но Филарет не сдался: тут же была собрана конференция верующих из разных областей республики (миряне и приходские священники) в защиту «канонических прав» УПЦ. Затем на пресс-конференции батюшки из «многострадальной Галичины» горой стали за «канонические» права экс-митрополита. Филарет в открытом письме Патриарху заявил, что не может выполнить его «желания и добровольно пойти на покой», оставив украинскую паству, чем непременно принесет ей болезненные раны. Как и следовало ожидать, «пожизненный предстоятель» не признал законным и собрание епископов в Житомире и Харькове.

Ситуация и впрямь тревожная. Предстоятель лишился поддержки епископов, а значит, и подавляющего большинства приходов. По нашим сведениям, в Киеве его поддерживает лишь Владимирский собор и церковь на Соломенке. Но еще, как говорится, не вечер. В субботу 30 мая в Киево-Печерскую Лавру явился народный депутат Украины Н. Поровский. Узнав, что Лавра, согласно постановлению Собора, готова принять Митрополита Владимира, нардеп высказал предположение, что в этом случае она, вероятно, будет «возвращена украинскому народу» — станет музеем. Спустя день там же появился управделами Филарета о. Борис Табачек с милицией (!) и попытался опечатать покои отсутствовавшего настоятеля. Стало известно: руководство Украины (Кравчук, Плющ) тоже поддержало Филарета.

Так что есть еще силы, которые могут вернуть Филарету церковные приходы. А затем, видимо, таким же образом — с милицией — можно будет притянуть туда и паству. И отправиться в многолетнее скитание по пустыне. Вслед за «Моисеем», как ныне называют бывшего Предстоятеля.

В. Анисимов.

«Независимость», 3 июня 1992 г.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 У Филарета были серьезные шансы и огромное желание стать Патриархом Московским. Говорят, что он начал даже перевозить в первопрестольную свое имущество. Местоблюстительство как бы гарантировало его избрание: по традиции, местоблюстители патриаршего престола обычно становились патриархами. Более того, он был фактическим руководителем Церкви, сам готовил и проводил Поместный Собор, а украинцы составляли едва ли не половину делегатов. Но демократические процессы охватили уже все стороны общественной жизни. КГБ катастрофически быстро теряет свое влияние в Москве. Филарет, привыкший опираться, прежде всего, на власть, пытался заручиться поддержкой именно этих структур, надеясь, что они проведут соответствующую «разъяснительную» работу с участниками Собора. Однако Анатолий Лукьянов, на которого опирался Местоблюститель, лишь разводил руками. Всякое вмешательство в условиях гласности не обошлось бы без скандала, а партноменклатура и КГБ уже готовились к путчу и потому боялись давать Горбачеву повод для очередных перетасовок и обновления руководства властных структур и правоохранительных органов.

Поэтому июньский 1990 года Собор Русской Православной Церкви преподнес немало сюрпризов. Признанные «фавориты» — Местоблюститель патриаршего престола митрополит Филарет и митрополит Волоколамский Питирим (близкий к семье Горбачевых архиерей, осуществлявший с Раисой Максимовной многие издательские и просветительские проекты) — оказались на вторых ролях. Основными претендентами оказались митрополит Ленинградский Алексий (Ридигер) и митрополит Ростовский Владимир (Сабодан). В последнем туре голосования митрополит Алексий набрал 166 голосов (митрополит Владимир — 143) и стал Святейшим Патриархом.

Филарет был в шоке: он понял, что у него нет поддержки даже среди украинского епископата. Всякое свободное волеизъявление духовенства было опасно для его власти. Поэтому все последующие избрания он проводил без всяких демократических «выкрутасов» — открытым голосованием (на выборах Предстоятеля УПЦ) или даже безальтернативно (на выборах «патриарха» УПЦ-КП). Многие говорят, что уязвленная гордость стала причиной многих бед, которые принесл Филарет Православной Церкви в Украине, и именно она, в конце концов, привела его к духовной катастрофе — отлучению от Церкви Христовой через анафематствование.

2 Иоанн (Боднарчук), архиепископ Житомирский и Овручский Русской Православной Церкви. Не ладил с Филаретом и Евгенией Петровной, в 1989 году принял предложение автокефальных общин Львова возглавить их и стать первым и единственным епископом, за что с подачи того же Филарета был лишен священнического сана. Это не помешало ему считать себя первоиерархом УАПЦ, неизвестно с кем совершать хиротонии автокефальных «епископов». Пригласил возглавить УАПЦ в качестве патриарха находящегося в Америке митрополита Мстислава. Однако не поладил с Мстиславом, а также с митрополитом УАПЦ Антонием (Масендичем). Обратился с покаянием к патриарху Московскому и Архиерейскому Собору РПЦ, в котором украинскую автокефалию назвал «камнем преткновения для униатов и политиканов» и просил «простить мое самовольное отлучение и принять меня в лоно нашей святой Христовой Православной Церкви». Решение вопроса было переадресовано епископату УПЦ, который большинством голосов отверг прошение: слишком много возглавляемые им автокефалы возвели хулы на святую Церковь. Перешел в филаретовский раскол, где стал «митрополитом» и членом «священного синода», а вскоре самым загадочным образом погиб в автокатастрофе. Многие деятели УПЦ-КП (Масендич, Котельницкий и др.) считали его гибель убийством.

3 Филарет якобы собирался выполнить решение Церкви и собственную клятву — провести Собор и перебраться на черниговскую кафедру. Несколько лет спустя в интервью газете «Бульвар» он заявил, что на раскол его подвиг разговор с Президентом Кравчуком. Сам же Леонид Кравчук долго и упорно отрицал, ссылаясь на «некомпетентность в этих вопросах», свою причастность к организации церковных афер.

Источник: Официальный сайт Украинской Православной Церкви

Метки: ,

Оставьте комментарий!