google-site-verification: google21d08411ff346180.html В не­де­лю Пра­во­сла­вия, Сло­во 3-е | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

В не­де­лю Пра­во­сла­вия, Сло­во 3-е

Март 1st 2015 -

Иннокентий, архиепископ Херсонский и Таврический

«Вот ана­фе­ма про­тив ло­ж­ной на­бо­ж­но­сти! Вот суд на ли­це­ме­рие! Вот ана­фе­ма на со­блаз­ни­те­лей! Вот суд на бо­га­чей не­пра­вед­ных и же­с­то­ко­серд­ных!».

Святитель Иннокентий, архиепископ Херсонский и Таврический (Борисов) в своем слове в Неделю Православия — о смысле церковных анафем.

О смы­с­ле цер­ков­ных ана­фем

«И к од­ним будь­те ми­ло­сти­вы, с рас­смо­т­ре­ни­ем, а дру­гих стра­хом спа­сай­те, ис­тор­гая из ог­ня» (Иуд. ст. 22,23).

Не сие ли са­мое, бра­тия, со­вер­ша­ет ны­не свя­тая Цер­ковь? Не­ко­то­рые из чле­нов её по­пу­с­ти­ли объ­ять се­бя тле­твор­но­му пла­ме­ни ере­сей бо­го­про­тив­ных; и вот она воз­вы­ша­ет, как тру­бу, глас свой, и по­ра­жа­ет их стра­хом ана­фе­мы, не даст ли им Бог по­ка­я­ния к по­з­на­нию ис­ти­ны, что­бы они ос­во­бо­ди­лись от се­ти ди­а­во­ла, ко­то­рый уло­вил их в свою во­лю (2Тим. 2:25,26). Сред­ст­во к ис­пра­в­ле­нию, по­ис­ти­не, од­но из са­мых дей­ст­вен­ных! Од­на мысль, что по­доб­ные нам лю­ди из­вер­га­ют­ся из об­ще­ст­ва ве­ру­ю­щих, вне ко­то­ро­го нет и не мо­жет быть спа­се­ния, од­на эта мысль не­воль­но со­тря­са­ет серд­це и при­во­дит в дви­же­ние чув­ст­во. Ка­ким же стра­хом дол­жен быть по­ра­жён тот, за ко­го дру­гие дол­ж­ны так силь­но бо­ять­ся?

Тем при­скорб­нее, бра­тия, для Цер­к­ви, что чув­ст­во спа­си­тель­но­го стра­ха, ко­то­рое она ста­ра­ет­ся вну­шить ча­дам сво­им по­сред­ст­вом ны­не со­вер­ша­е­мо­го свя­щен­но­го об­ря­да, не­ред­ко обе­з­о­бра­жи­ва­ет­ся, а ино­гда, и со­вер­шен­но по­да­в­ля­ет­ся дру­ги­ми пре­до­су­ди­тель­ны­ми чув­ст­ва­ми. Од­ни – над­мен­ные умом, или то­ч­нее, не­ра­зу­ми­ем – ста­ра­ют­ся унич­то­жить в мы­с­лях сво­их всё, что в ны­неш­нем об­ря­де есть по­ра­зи­тель­но­го для за­блу­ж­да­ю­щих, и пред­ста­в­ля­ют его празд­ным дей­ст­ви­ем цер­ков­ной вла­сти, не име­ю­щим вли­я­ния на ве­ч­ную судь­бу осу­ж­да­е­мых. Это – лю­ди гор­дые, ко­то­рые по­чи­та­ют се­бя пре­вы­ше су­да Цер­к­ви, в том ос­ле­п­ле­нии, что свя­ти­ли­ще их со­ве­с­ти, – где сто­ит, воз­мо­ж­но, «мер­зость за­пу­с­те­ния,… на ме­с­те свя­том» (Мф 24:15), – есть един­ст­вен­ное ме­с­то, где дол­жен быть из­ре­ка­ем суд над их мне­ни­я­ми о ве­ре.

Дру­гие впа­да­ют в про­ти­во­по­ло­ж­ную край­ность: чув­ст­во стра­ха при слы­ша­нии ана­фе­мы, со­еди­нясь с чув­ст­вом со­жа­ле­ния к по­ра­жа­е­мым ею, пре­вра­ща­ет­ся в их серд­це в тай­ный ро­пот про­тив мни­мо-не­уме­рен­ной стро­го­сти цер­ков­ных пра­вил. «Для че­го, – мы­с­лят та­ко­вые, – Цер­ковь пе­ре­ме­ня­ет ны­не столь срод­ный ей глас люб­ви на про­кля­тия ужа­са­ю­щие?» Это лю­ди ма­ло­вер­ные, име­ю­щие сла­бость ду­мать, что Цер­ковь Хри­сто­ва мо­жет ко­г­да-ли­бо по­сту­пать во­пре­ки за­ко­ну люб­ви, со­ста­в­ля­ю­ще­му глав­ное ос­но­ва­ние всех её пра­вил и за­ко­но­по­ло­же­ний.

Нет ну­ж­ды, бра­тия, ис­сле­до­вать, есть ли ме­ж­ду на­ми здесь кто-ни­будь, пи­та­ю­щий в се­бе то или иное за­блу­ж­де­ние. Мы бы же­ла­ли, что­бы ска­зан­ное на­ми бы­ло лишь пред­по­ло­же­ни­ем. Но вся­кий со­г­ла­сит­ся, что это пред­по­ло­же­ние весь­ма бли­з­ко к дей­ст­ви­тель­но­сти.

Итак, ес­ли не для ис­ко­ре­не­ния, то для от­вра­ще­ния от вы­ше­ска­зан­ных за­блу­ж­де­ний, вни­к­нем в дух ны­неш­не­го об­ря­да и по­ка­жем: 1) что суд, про­из­но­си­мый ны­не Цер­ко­вью, есть суд страш­ный: этим бу­дет низ­ло­же­но лег­ко­мы­с­лие тех, кто при­сут­ст­ву­ет на нём без вся­ко­го чув­ст­ва; 2) что суд, про­из­но­си­мый ны­не Цер­ко­вью, есть суд ис­по­л­нен­ный люб­ви: этим бу­дет ус­по­ко­е­но ма­ло­ве­рие тех, кто ду­ма­ет ви­деть в нём из­лиш­нюю стро­гость.
1. Суд, про­из­но­си­мый ны­не Цер­ко­вью, есть Суд Страш­ный

Как обы­к­но­вен­но смо­т­рят, бра­тия, на то­го че­ло­ве­ка, ко­то­рый имел не­сча­стье за­слу­жить ху­дое мне­ние в об­ще­ст­ве? Од­ни пре­зи­ра­ют его, дру­гие чу­ж­да­ют­ся, иные со­жа­ле­ют о нём. Он сам по­чи­та­ет се­бя че­ло­ве­ком са­мым не­сча­ст­ным. Не­ко­то­рые не мо­гут пе­ре­жить это­го зло­по­лу­чия. Так страш­но об­ще­ст­вен­ное мне­ние!

Ес­ли же при­го­вор вся­ко­го об­ще­ст­ва име­ет та­кую си­лу, то не­у­же­ли, бра­тия, од­на Цер­ковь есть та­кое об­ще­ст­во, при­го­во­ром ко­то­ро­го мо­ж­но пре­не­б­ре­гать? На­про­тив, при­го­вор Цер­к­ви для здра­во­мы­с­ля­ще­го че­ло­ве­ка дол­жен быть го­ра­з­до ва­ж­нее вся­ко­го, так на­зы­ва­е­мо­го, об­ще­ст­вен­но­го мне­ния уже по­то­му, что Цер­ковь есть са­мое по­сто­ян­ное, об­шир­ное и луч­шее из всех об­ществ че­ло­ве­че­с­ких. Са­мое по­сто­ян­ное, по­то­му что Цер­ковь су­ще­ст­ву­ет от на­ча­ла міра и бу­дет су­ще­ст­во­вать до его скон­ча­ния. Са­мое об­шир­ное, по­то­му что чле­ны Цер­к­ви Хри­сто­вой рас­се­я­ны по все­му міру, на­хо­дят­ся во «вся­ком язы­ке, на­ро­де и пле­ме­ни» (Апок. 5:9). Са­мое луч­шее, по­то­му что она пред­ста­в­ля­ет ви­ди­мое цар­ст­во Бо­жие на зе­м­ле и слу­жит при­го­то­в­ле­ни­ем к ве­ч­но­му цар­ст­ву Бо­жию на не­бе­сах. Пре­не­б­ре­гать су­дом та­ко­го об­ще­ст­ва зна­чит – не иметь ува­же­ния к це­ло­му ро­ду че­ло­ве­че­с­ко­му, гре­шить про­тив че­ло­ве­че­ст­ва. А что зна­чит гре­шить про­тив че­ло­ве­че­ст­ва? Зна­чит – быть из­вер­гом че­ло­ве­че­ст­ва!..

Та­ким об­ра­зом, бра­тия, ес­ли про­из­но­си­мый ны­не Цер­ко­вью суд пред­ста­в­лять се­бе со­вер­шен­но че­ло­ве­че­с­ким, то он весь­ма ва­жен и стра­шен, по­сколь­ку есть суд и Цер­к­ви Все­лен­ской!

Но не в этом толь­ко со­сто­ит ва­ж­ность при­го­во­ров, из­ре­ка­е­мых ны­не Цер­ко­вью. Она ут­вер­жда­ет­ся на ос­но­ва­нии ещё бо­лее глу­бо­ком и бо­лее не­пре­ло­ж­ном.

Что, ес­ли бы пе­ред са­мым над­мен­ным воль­но­дум­цем пред­стал, как не­ко­г­да пе­ред Ио­вом, Сам Бог и воз­звал его к су­ду Сво­ему (Иов. 40:1-2)? Не рас­та­ял ли бы он в стра­хе от ве­ли­чия и сла­вы Его? Од­на мысль, что Тво­рец при­зы­ва­ет на суд тварь, за­клю­ча­ет в се­бе всё, что мо­жет быть для тва­ри по­ра­зи­тель­но­го: суд Бо­жий все­гда стра­шен!

Но чей суд вер­шит ны­не Цер­ковь? Свой или Бо­жий? Бо­жий, бра­тия, Бо­жий!

Ис­тин­ная Цер­ковь ни­ко­г­да не при­сва­и­ва­ла се­бе ни­ка­кой вла­сти, кро­ме той, ко­то­рой Она об­ле­че­на от Бо­же­ст­вен­но­го Ос­но­ва­те­ля сво­его. Ес­ли Она про­из­но­сит ны­не ана­фе­му на упор­ных вра­гов ис­ти­ны, то по­то­му, что так за­по­ве­да­но Ей Са­мим Гос­по­дом. Вот соб­ст­вен­ные сло­ва Его: «ес­ли кто и Цер­к­ви не по­слу­ша­ет, то да бу­дет он те­бе, как язы­ч­ник и мы­тарь» (Мф 18:17). Осу­ж­да­е­мые ны­не пре­слу­ша­ли глас Цер­к­ви, не вня­ли Её уве­ща­ни­ям, и вот Она, сле­дуя в то­ч­но­сти сло­вам Гос­по­да, ли­ша­ет их име­ни хри­сти­ан, из­вер­га­ет из не­дра сво­его, как язы­ч­ни­ков. Она свя­зы­ва­ет их на зе­м­ле: но, в то же вре­мя, по не­пре­ло­ж­но­му су­ду Бо­жию, они свя­зу­ют­ся и на не­бе. На них не на­ла­га­ет­ся ви­ди­мых уз, но на­ла­га­ют­ся – тяг­чай­шие узы про­кля­тия. Со­м­не­вать­ся в этом мо­жет толь­ко тот, кто не ве­рит сло­вам Гос­по­да, Ко­то­рый ска­зал: «что вы свя­же­те на зе­м­ле, то бу­дет свя­за­но на не­бе» (Мф 18:18). Итак, тре­пе­щи, упор­ный про­тив­ник ис­ти­ны! Суд, на те­бя ны­не про­из­но­си­мый, есть, по сво­ему про­ис­хо­ж­де­нию, суд Бо­жий!

И кто под­вер­га­ет­ся ны­не осу­ж­де­нию? Не те ли лю­ди, ко­то­рые уже осу­ж­де­ны Са­мим Бо­гом в Его сло­ве? Осу­ж­да­ют­ся от­вер­га­ю­щие бы­тие Бо­жие и Его про­мы­сел.

Но не Сам ли Бог ещё ус­та­ми Да­ви­да на­рёк бе­зум­ным то­го, кто го­во­рил в серд­це сво­ём (толь­ко в серд­це!): «нет Бо­га» (Пс. 13:1). Осу­ж­да­ют­ся не при­зна­ю­щие бес­смер­тия ду­ши че­ло­ве­че­с­кой и бу­ду­ще­го су­да. Но не Сам ли Бог че­рез Пре­му­д­ро­го уг­ро­жа­ет по­ги­бе­лью тем, ко­то­рые го­во­ри­ли: «Слу­чай­но мы ро­ж­де­ны и по­с­ле бу­дем как не­быв­шие: ды­ха­ние в ноз­д­рях на­ших – дым, и сло­во – ис­кра в дви­же­нии на­ше­го серд­ца. Ко­г­да она уга­с­нет, те­ло об­ра­тит­ся в прах, и дух рас­се­ет­ся, как жид­кий воз­дух» (Прем. 2:2-3). Осу­ж­да­ют­ся по­чи­та­ю­щие не­ну­ж­ным для спа­се­ния ро­да че­ло­ве­че­с­ко­го при­ше­ст­вие Сы­на Бо­жия во пло­ти. Но не от ли­ца ли Бо­жия го­во­рит свя­той Ио­анн: «вся­кий дух, ко­то­рый не ис­по­ве­ду­ет Ии­су­са Хри­ста, при­шед­ше­го во пло­ти, не есть от Бо­га, но это дух ан­ти­хри­ста» (1Ин. 4:3).

«Но не­ко­то­рые при­го­во­ры, – ска­жет кто-ни­будь, – не со­дер­жат­ся в Свя­щен­ном Пи­са­нии». Ска­жи луч­ше, воз­люб­лен­ный, что их там со­дер­жит­ся го­ра­з­до бо­лее. «Кто, – го­во­рит Апо­стол Па­вел, – не лю­бит Гос­по­да Ии­су­са Хри­ста, да бу­дет про­клят!» (1Кор. 16:22). Ка­ко­го за­блу­ж­де­ния, ка­ко­го не­че­с­тия не по­ра­жа­ет это про­кля­тие? Ибо с име­нем Гос­по­да Ии­су­са Хри­ста со­еди­не­ны все до­б­ро­де­те­ли. Зна­чит, Цер­ковь ща­дит ещё сла­бые со­ве­с­ти, ко­г­да по­ра­жа­ет про­кля­ти­ем толь­ко не­ко­то­рые яв­ные и гру­бые ере­си и пре­сту­п­ле­ния.

Итак, тре­пе­щи, упор­ный про­тив­ник ис­ти­ны! Суд, на те­бя ны­не про­из­но­си­мый, по са­мо­му пред­ме­ту сво­ему есть суд Бо­жий!

След­ст­вия страш­но­го су­да се­го от­кро­ют­ся в по­л­ной ме­ре за пре­де­ла­ми этой жиз­ни, там-то осу­ж­дён­ные Цер­ко­вью по­з­на­ют во всей си­ле, как тяж­ко про­кля­тие не­ве­с­ты Хри­сто­вой! Но и в сей жиз­ни они та­ко­вы, что мо­гут при­ве­с­ти в ужас вся­ко­го, кто не со­вер­шен­но за­ко­с­нел в ос­ле­п­ле­нии ума. Ибо, пред­ставь­те, че­го ли­ша­ет­ся че­ло­век, под­вер­г­ший­ся ана­фе­ме? Он те­ря­ет, во-пер­вых, имя хри­сти­а­ни­на и ста­но­вит­ся язы­ч­ни­ком: по­те­ря ве­ли­кая! Из древ­них хри­сти­ан мно­гие на все во­п­ро­сы му­чи­те­лей об их про­ис­хо­ж­де­нии, зва­нии, име­ни, от­ве­ча­ли: «я хри­сти­а­нин». Так силь­но до­ро­жи­ли они этим зва­ни­ем!

Вме­сте с име­нем те­ря­ет­ся и вещь: под­вер­г­ший­ся ана­фе­ме уже пе­ре­ста­ёт быть в со­ю­зе с та­ин­ст­вен­ным те­лом Цер­к­ви, он есть член от­се­чён­ный, ветвь, от­ня­тая от дре­ва. По­те­ря ве­ли­чай­шая! Ибо вне Цер­к­ви нет та­инств, воз­ро­ж­да­ю­щих нас в жизнь ве­ч­ную, нет за­слуг Ии­су­са Хри­ста, без ко­то­рых че­ло­век – враг Бо­гу, и нет Ду­ха Бо­жия. Вне Цер­к­ви – об­ласть ду­ха зло­бы.

В Цер­к­ви Апо­столь­ской ди­а­вол по­ра­жал ви­ди­мы­ми му­че­ни­я­ми тех, кто сво­и­ми по­ро­ка­ми за­слу­жи­ли от­лу­че­ние от Цер­к­ви. Без со­м­не­ния, и ны­не этот враг спа­се­ния че­ло­ве­че­с­ко­го не дре­м­лет в по­губ­ле­нии этих не­сча­ст­ных, и коль ско­ро ли­ша­ют­ся они бла­го­дат­но­го по­кро­ви­тель­ст­ва Цер­к­ви, вла­ст­ву­ет над их ду­шой с той же сви­ре­по­стью, хоть и не столь ви­ди­мо.

Ска­жи­те, мо­ж­но ли без ужа­са пред­ста­вить та­кое со­сто­я­ние? Свя­той Зла­то­уст оп­ла­ки­вал не­ко­г­да не­сча­ст­ное со­сто­я­ние тех, кто пе­ре­шёл в бу­ду­щую жизнь, не очи­стив се­бя по­ка­я­ни­ем. «Кто, – го­во­рил он, – там по­мо­лит­ся о них? Кто при­не­сёт за них жер­т­ву? Там нет ни свя­щен­ни­ка, ни жер­т­вы». Ах, под­вер­г­ший­ся ана­фе­ме, ещё в этой жиз­ни ис­пы­ты­ва­ет то не­сча­стье, ко­то­рое не­рас­ка­ян­ным греш­ни­кам су­ж­де­но пре­тер­петь за гро­бом! Здесь есть свя­щен­ни­ки, по­сто­ян­но при­но­сит­ся бес­кров­ная жер­т­ва о гре­хах. Но от­лу­чён­ные не уча­ст­ву­ют в этой жер­т­ве, их имя из­гла­же­но из спи­ска ве­ру­ю­щих, Цер­ковь не вспо­ми­на­ет о них в сво­ём мо­лит­во­сло­вии, они – жи­вые мер­т­ве­цы!

На­пра­с­но от­лу­чён­ный от Цер­к­ви ус­по­ка­и­вал бы свою со­весть тем, что и вне Цер­к­ви есть воз­мо­ж­ность за­слу­жить ми­лость Бо­жию, и что ми­ло­сер­дие Твор­ца – бес­пре­дель­но, и что «во вся­ком на­ро­де бо­я­щий­ся Его и по­сту­па­ю­щий по прав­де при­ятен Ему» (Де­ян. 10:35). Так! В Бо­ге нет ли­це­при­ятия, Он есть Бог хри­сти­ан и язы­ч­ни­ков, воз­да­ёт ка­ж­до­му по де­лам. Но имен­но по­то­му, что в Бо­ге нет ли­це­при­ятия, Он не мо­жет взи­рать оком бла­го­во­ле­ния на то­го, кто из­вер­жен из Цер­к­ви. Как? Бог по бес­пре­дель­но­му ми­ло­сер­дию Сво­ему при­вил (см. Рим. 11:24) те­бя, как ди­кую ветвь, к жи­во­твор­ной ма­с­ли­не – Ии­су­су Хри­сту. Ты, вме­сто то­го, что­бы все­ми си­ла­ми дер­жать­ся на её кор­не и, впи­вая в се­бя сок жиз­ни, при­но­сить пло­ды прав­ды, от­ло­мил­ся сво­им су­е­му­д­ри­ем от этой ма­с­ли­ны. И Не­бес­ный Де­ла­тель по­тер­пит те­бя в са­ду Сво­ём? Не при­ка­жет бро­сить в огонь? Где же бу­дет Его пра­во­су­дие? Его не­ли­це­при­ятие? Не го­во­ри, что ты, на­хо­дясь вне Цер­к­ви, мо­жешь при­но­сить плод до­б­ро­де­те­ли. Где нет ду­ши, там нет жиз­ни. Ду­ша и Ии­сус Хри­стос – толь­ко в те­ле и в Цер­к­ви, зна­чит, ты, с тво­и­ми мни­мы­ми до­б­ро­де­те­ля­ми, мёртв пе­ред Бо­гом. «Всё, что не от ве­ры, грех» (Рим. 14:23), а у те­бя, от­лу­чён­ный, ка­кая ве­ра? Раз­ве «бе­сов­ская» (Иак. 3:15). Язы­ч­ник луч­ше те­бя у Бо­га: он не был удо­сто­ен тех да­ров, ка­ки­ми пре­не­б­рёг ты, он не был сы­ном Цер­к­ви, а по­э­то­му и не бу­дет су­дим, как пре­ступ­ный сын. «Ере­ти­ки, – пи­шет свя­той Ки­при­ан, – ду­ма­ют, что Бог по­ми­лу­ет и их. Не по­ми­лу­ет, до­ко­ле не об­ра­тят­ся к Цер­к­ви. Кто не име­ет Цер­ковь ма­те­рью, тот не мо­жет иметь от­цом Бо­га».

Но, ес­ли участь от­лу­чён­ных от Цер­к­ви так пла­чев­на, то не на­ру­ша­ет­ся ли от­лу­че­ни­ем их за­кон люб­ви, по­ве­ле­ва­ю­щий ща­дить за­блуд­ших? От­нюдь.
2. Суд, про­из­но­си­мый ны­не Цер­ко­вью, бу­ду­чи Су­дом Страш­ным, есть вме­сте и СудЛлюб­ви

Свой­ст­во ка­ж­до­го дей­ст­вия, бра­тия, по­з­на­ёт­ся из по­бу­ж­де­ний к дей­ст­вию, средств, при этом упо­т­реб­лён­ных, и це­ли, для ко­то­рой оно пред­при­ня­то.

Итак, что по­бу­ж­да­ет Цер­ковь – эту люб­ве­о­биль­ную мать, ко­то­рая все­днев­но при­зы­ва­ет на са­мых стро­п­ти­вых чад сво­их бла­го­сло­ве­ния Бо­жии, – что по­бу­ж­да­ет Её ны­не из­ре­кать про­кля­тия?

Во-пер­вых, не­об­хо­ди­мость ука­зать пад­шим ча­дам сво­им ту глу­би­ну зла, в ко­то­рую низ­ри­ну­ло их су­е­му­д­рие. Бу­ду­чи тер­пи­мы в не­драх Цер­к­ви, они мог­ли бы ус­по­ка­и­вать свою со­весть тем, что за­блу­ж­де­ния их не за­клю­ча­ют ещё в се­бе не­из­бе­ж­ной ги­бе­ли для их ду­ши, что об­раз их мы­с­лей ещё мо­жет быть со­в­ме­щён с ду­хом Еван­ге­лия, что они, по край­ней ме­ре, не так да­ле­ко ук­ло­ни­лись от об­ще­го пу­ти, что­бы их по­чи­тать уже со­вер­шен­но за­блуд­ши­ми. Са­мо­лю­бие их мог­ло бы ещё на­хо­дить для се­бя пи­щу в том, что они, при­на­д­ле­жа к об­ще­ст­ву хри­сти­ан, ду­ма­ют, од­на­ко же, о пред­ме­тах ве­ры не так, как дру­гие хри­сти­а­не. По­с­ле се­го, что ос­та­ва­лось де­лать Цер­к­ви? Имен­но то, что она де­ла­ет те­перь: по­ра­зить су­е­му­д­рие ужа­сом и бес­сла­ви­ем ана­фе­мы! Из­во­дя на по­зор за­блуд­ших, Цер­ковь тем са­мым от­ни­ма­ет у за­блу­ж­де­ний пре­лесть осо­бен­ной му­д­ро­сти, ко­то­рой они оболь­ща­ют; по­ра­жая их име­нем Бо­жи­им, она от­ни­ма­ет на­де­ж­ду на бе­з­о­па­с­ность; про­ти­во­по­с­та­в­ляя ис­по­ве­да­ние Все­лен­ской Цер­к­ви су­е­му­д­рию ча­ст­ных лю­дей, об­на­жа­ет ни­ч­то­ж­ность по­с­лед­не­го. Пусть за­блуд­шие про­дол­жа­ют пи­тать, ес­ли угод­но, свои за­блу­ж­де­ния. Цер­ковь не свя­зы­ва­ет их ума, но она сде­ла­ла своё де­ло, ука­за­ла им ту безд­ну, в ко­то­рой они на­хо­дят­ся, за­ра­нее про­из­не­с­ла над ни­ми суд, ко­то­рый в слу­чае не­рас­ка­ян­но­сти по­стиг­нет их за гро­бом.

Та­ким об­ра­зом, ана­фе­ма есть по­с­лед­ний пре­до­с­те­ре­га­ю­щий глас Цер­к­ви к за­блу­ж­да­ю­щим­ся. Но глас пре­до­с­те­ре­же­ния, бра­тия, как бы гро­мок он ни был, не есть ли глас люб­ви?

Что ещё по­бу­ж­да­ет Цер­ковь про­из­но­сить ны­не про­кля­тия? Не­об­хо­ди­мость пре­до­с­те­речь вер­ных чад сво­их от па­де­ния. Из­ве­ст­но, что за­блу­ж­де­ния в ус­тах и пи­са­ни­ях лю­дей по­ги­бель­ных (Ин 17:12) име­ют не­ред­ко вид са­мый оболь­сти­тель­ный: все опа­с­ные сто­ро­ны при­кры­ты ис­ку­с­ным об­ра­зом. На­про­тив, мни­мо-по­лез­ные след­ст­вия их, ко­то­рые су­ще­ст­ву­ют толь­ко на сло­вах, изо­б­ра­же­ны бы­ва­ют со всей при­вле­ка­тель­но­стью, так что ум про­стой не­воль­но и не­при­мет­но со­блаз­ня­ет­ся ими. Под­роб­ные учё­ные оп­ро­вер­же­ния этих за­блу­ж­де­ний – хо­тя и в них нет не­до­с­тат­ка для зна­ю­щих – бы­ли бы пре­вы­ше ра­зу­ме­ния мно­гих чле­нов Цер­к­ви. По­с­ле это­го, что ос­та­ва­лось де­лать Цер­к­ви? То, что она де­ла­ет те­перь: вы­ста­вить на по­зор за­блу­ж­де­ния в их от­вра­ти­тель­ной на­го­те и, пред­ста­вив их гну­с­ность пе­ред оча­ми ка­ж­до­го, по­ра­зить их про­кля­ти­ем.

По­з­во­ляй по­с­ле это­го, ес­ли угод­но, во­о­б­ра­же­нию тво­е­му оболь­щать­ся цве­та­ми, ка­ки­ми ук­ра­ша­ют­ся за­блу­ж­де­ния. Цер­ковь вну­ши­ла те­бе, ка­кие ехид­ны скры­ва­ют­ся под эти­ми цве­та­ми, и она не­ви­нов­на, ес­ли ты по­гиб­нешь от их яда.

Но, мо­жет быть, сред­ст­во, упо­т­реб­ля­е­мое Цер­ко­вью для вра­зу­м­ле­ния пад­ших и пре­до­с­те­ре­же­ния сто­я­щих, слиш­ком же­с­то­ко? Сред­ст­во это – ана­фе­ма. Итак, что же та­кое ана­фе­ма? Ана­фе­ма есть од­но из ду­хов­ных на­ка­за­ний, са­мое по­с­лед­нее и по­то­му са­мое тяж­кое.

Про­из­не­сти ана­фе­му на ко­го-ли­бо зна­чит от­лу­чить его со­вер­ше­но от об­ще­ст­ва ве­ру­ю­щих, ли­шить всех пре­и­му­ществ хри­сти­а­ни­на, объ­я­вить че­ло­ве­ком Бо­го­про­тив­ным, осу­ж­дён­ным, ес­ли не рас­ка­ет­ся, на по­ги­бель, и до­с­той­ным то­го, что­бы все из­бе­га­ли его, как яз­вы. В этом смы­с­ле упо­т­реб­ля­ет сло­во ана­фе­ма Апо­стол Па­вел, ко­г­да го­во­рит: «кто бла­го­ве­ст­ву­ет вам не то, что вы при­ня­ли, да бу­дет ана­фе­ма!» (Гал. 1:9), то есть, смо­т­ри­те на не­го, как на вра­га Бо­жия.

Та­кое же зна­че­ние сло­ва ана­фе­мы на­хо­дит­ся у му­че­ни­ка Иу­сти­на (Отв. 21 к пра­во­слав­ным), свя­то­го Зла­то­ус­та (Бе­сед. 16, на Посл. к Римл.), бла­жен­но­го Фео­до­ри­та (В толк. на 1Кор. 16:22), Фео­фи­ла­к­та и дру­гих От­цов Цер­к­ви. Та­ким об­ра­зом, ана­фе­ма есть, как мы ска­за­ли, са­мое страш­ное дей­ст­вие цер­ков­ной вла­сти: это в не­ко­то­ром смы­с­ле – казнь ду­хов­ная, ибо под­вер­г­ший­ся про­кля­тию мёртв для Цер­к­ви. Но казнь эта не то, что казнь те­лес­ная. По­с­ле каз­ни те­лес­ной не вос­кре­са­ют для зем­ной жиз­ни, а по­с­ле этой каз­ни ду­хов­ной все­гда мо­ж­но вос­кре­с­нуть для жиз­ни ду­хов­ной чрез ис­тин­ное по­ка­я­ние.

Та­ким об­ра­зом, ана­фе­ма, да­же как казнь, рас­тво­ре­на лю­бо­вью хри­сти­ан­ской. У от­лу­чён­ных не от­ни­ма­ет­ся сред­ст­во к по­ка­я­нию: они в ве­ли­чай­шей опа­с­но­сти, ибо ли­ше­ны по­кро­ва бла­го­да­ти, но для них ещё не всё по­те­ря­но. Две­ри ми­ло­сер­дия, столь­ко раз для них на­пра­с­но от­вер­зав­ши­е­ся, ещё мо­гут быть от­вер­сты. Ос­тавь за­блу­ж­де­ние, об­ра­тись с ис­крен­ним по­ка­я­ни­ем к Цер­к­ви, и она – не от­ри­нет мо­литв ка­ю­ще­го­ся.

И как мо­жет Цер­ковь от­ри­нуть их, ко­г­да в этом имен­но – в об­ра­ще­нии за­блуд­ших – и со­сто­ит глав­ная цель ны­не из­ре­ка­е­мых про­кля­тий? О ты, ко­то­рый со­блаз­ня­ешь­ся мни­мой стро­го­стью цер­ков­ных пра­вил, ты – да не ос­кор­бит­ся твоё са­мо­лю­бие – и слеп, и глух. То­ч­но та­ков! Ина­че ты ви­дел бы, как Цер­ковь ны­не со все­ми ча­да­ми сво­и­ми пре­кло­ня­ет ко­ле­ни пе­ред Гос­по­дом Ии­су­сом, и слы­шал бы, как соб­ст­вен­ны­ми за­слу­га­ми Его умо­ля­ет, что­бы Он дал дух по­ка­я­ния тем, кто за свою не­рас­ка­ян­ность под­вер­га­ет­ся ана­фе­ме. Ибо, чем на­чи­на­ет Цер­ковь ны­не со­вер­ша­е­мый тор­же­ст­вен­ный об­ряд? Мо­лит­ва­ми об об­ра­ще­нии за­блуд­ших. Чем окан­чи­ва­ет его? Те­ми же мо­лит­ва­ми. Ус­ту­пая не­об­хо­ди­мо­сти, как су­дья, она про­из­но­сит осу­ж­де­ние, и, по­кор­ст­вуя люб­ви, как мать, она при­зы­ва­ет Ду­ха Бо­жия на осу­ж­дён­ных. Про­кля­тые мог­ли бы пасть под тя­же­стью клят­вы: и вот си­ла про­кля­тия, так ска­зать, со всех сто­рон ог­ра­ж­де­на си­ла­ми мо­лит­вы, что­бы пер­вая дей­ст­во­ва­ла не бо­лее, чем ну­ж­но для спа­се­ния осу­ж­дён­ных.

Итак, бра­тия, вме­сто то­го что­бы пре­ре­кать на­сто­я­ще­му су­ду Цер­к­ви и по­чи­тать его или не­дей­ст­ви­тель­ным, или чрез­мер­но стро­гим, ка­ж­дый член Цер­к­ви обя­зан об­ра­тить ны­не вни­ма­ние на са­мо­го се­бя и рас­смо­т­реть свою со­весть. Ап. Па­вел пи­сал к Ко­рин­фя­нам: «Вы ище­те до­ка­за­тель­ст­ва на то, Хри­стос ли го­во­рит во мне… Ис­пы­ты­вай­те са­мих се­бя, в ве­ре ли вы... О нас же, на­де­юсь, уз­на­е­те, что мы то, чем быть дол­ж­ны» (2Кор. 13:3,5,6). То же са­мое, бра­тия, име­ет пра­во ска­зать ны­не и Цер­ковь к не­ко­то­рым ча­дам сво­им. Вы, ма­ло­вер­ные или не­вер­ные, ча­да, вы ище­те до­ка­за­тельств на то, Хри­стос ли ны­не го­во­рит мною, ко­г­да я из­ре­каю ана­фе­му – не ук­ло­ня­юсь ли я в этом слу­чае от Ду­ха Хри­сто­ва, Ду­ха ми­ра и люб­ви? – Ис­пы­тай­те луч­ше са­мих се­бя, в ве­ре ли вы?

В ве­ре ли вы, ко­г­да не ут­вер­жде­ны в той мы­с­ли, что Цер­ковь, «столп и ут­вер­жде­ние ис­ти­ны» (1Тим. 3:15), ни­ко­г­да не мо­жет по­ко­ле­бать­ся в ос­но­ва­нии сво­ём, ко­то­рое все­гда бы­ло и бу­дет – лю­бовь? В ве­ре ли вы, пи­та­ю­щие пре­до­су­ди­тель­ное же­ла­ние, что­бы Цер­ковь не воз­вы­ша­ла бо­лее го­ло­са сво­его для по­ра­же­ния за­блу­ж­де­ний, ко­г­да вра­ги ис­ти­ны ед­ва не к не­бу про­сти­ра­ют хуль­ные ус­та свои, что­бы из­ре­кать по­ру­га­ние и со­блаз­ны? «Ис­пы­тай­те са­мих се­бя, в ве­ре ли вы?» (2Кор. 13:5). Я для то­го и со­вер­шаю ны­не тор­же­ст­во Пра­во­сла­вия, для то­го и про­воз­г­ла­шаю ис­по­ве­да­ние Все­лен­ской Цер­к­ви, что­бы вы рас­смо­т­ре­ли свою со­весть, со­хра­ня­ет­ся ли в ней не­вре­ди­мым за­лог ве­ры, дан­ный вам при Кре­ще­нии, не на­ру­ше­на ли це­лость его Бо­го­про­тив­ны­ми му­д­ро­ва­ни­я­ми о ве­ре, тем бо­лее, Бо­го­про­тив­ной жиз­нью и де­ла­ми по­стыд­ны­ми? «Ис­пы­тай­те са­мих се­бя, в ве­ре ли вы?» (2Кор. 13:5). Ко­г­да вы бу­де­те ук­ре­п­ле­ны в ве­ре, как дол­ж­но, ко­г­да оду­ше­вит вас дух ис­тин­ной жи­вой люб­ви хри­сти­ан­ской, то­г­да, на­де­юсь, без вся­ких до­ка­за­тельств уз­на­е­те обо мне, что я то, чем быть дол­ж­на – су­дия и мать, за­ступ­ни­ца пред Бо­гом ка­ю­щих­ся, и про­воз­ве­ст­ни­ца су­да Бо­жия над не­рас­ка­ян­ны­ми.

Же­ла­ешь ли, хри­сти­а­нин, яс­нее ви­деть, че­го тре­бу­ет от те­бя Цер­ковь, при­зы­вая те­бя ны­не к уча­стию в свя­щен­ном об­ря­де, ею со­вер­ша­е­мом? Вне­мли! Суд, про­из­но­си­мый ны­не Цер­ко­вью, есть суд страш­ный. Итак, не ос­та­вай­ся хлад­но­кров­ным слу­ша­те­лем его, рас­смо­т­ри со вни­ма­ни­ем свою ве­ру и свою жизнь, не па­да­ет ли, пря­мо или не­пря­мо, про­кля­тие Цер­к­ви и на те­бя. Не ог­ра­ни­чи­вай си­лы этих про­кля­тий од­ни­ми на­глы­ми за­блу­ж­де­ни­я­ми ума: гре­хов­ная жизнь ещё бо­лее за­слу­жи­ва­ет про­кля­тия, чем не­пра­вая ве­ра. По­м­ни, что ска­за­но Апо­сто­лом: «Кто не лю­бит Гос­по­да Ии­су­са Хри­ста, да бу­дет ана­фе­ма!» (1Кор. 16:22). Но тот, кто ве­дёт жизнь не­чи­с­тую, оче­вид­но, не лю­бит Гос­по­да Ии­су­са. Итак по­бе­ре­гись, не по­ра­жа­ет ли ана­фе­ма эта и те­бя, и твои гре­хи, твою не­хри­сти­ан­скую жизнь.

Суд, про­из­но­си­мый ны­не Цер­ко­вью, есть суд страш­ный. Итак, хри­сти­а­нин, убе­гай, на­сколь­ко воз­мо­ж­но, убе­гай тех лю­дей, ко­то­рые пи­та­ют в се­бе за­блу­ж­де­ния, осу­ж­да­е­мые Цер­ко­вью; ук­ло­няй­ся тех со­б­ра­ний и бе­сед, где про­по­ве­ду­ет­ся не­че­с­тие и рас­се­и­ва­ют­ся не­пра­вые тол­ки о Ве­ре; смо­т­ри с от­вра­ще­ни­ем на пи­са­ния, в ко­то­рых со­дер­жат­ся по­доб­ные су­е­му­д­рия, ста­рай­ся ис­тор­гать их из рук тех, кто под­чи­нён тво­е­му уп­ра­в­ле­нию.

Суд, про­из­но­си­мый ны­не Цер­ко­вью, есть суд люб­ви. Итак, смо­т­ри на не­го оча­ми люб­ви, вни­май ему слу­хом люб­ви. Раз­де­ляй с Цер­ко­вью её мо­лит­вы о за­блуд­ших, не за­бы­вай упо­ми­нать о них в соб­ст­вен­ных мо­лит­вен­ных со­бе­се­до­ва­ни­ях тво­их с Бо­гом, про­си для них ду­ха по­ка­я­ния и сми­рен­но­му­д­рия. Та­ким-то об­ра­зом ты по­ка­жешь ис­тин­ную лю­бовь твою к за­блу­ж­да­ю­щим­ся бра­ти­ям тво­им по че­ло­ве­че­ст­ву, а не тем, что­бы про­ти­вить­ся спа­си­тель­ной стро­го­сти цер­ков­ных пра­вил. Аминь.

(Свт. Ин­но­кен­тий Хер­сон­ский. В не­де­лю Пра­во­сла­вия, Сло­во 1-е).
***
Ана­фе­мы за на­ру­ше­ние за­ко­на Бо­жия, за жизнь, во гре­хах не­рас­ка­ян­ную

Что бы это зна­чи­ло, что воз­гла­ша­е­мые ны­не Цер­ко­вью ана­фе­мы, все па­да­ют на су­е­му­д­рие и ере­си, и ни од­на не по­ра­жа­ет не­че­с­тия и по­ро­ка? Не­у­же­ли жизнь не­че­с­ти­вая ме­нее про­тив­на Еван­ге­лию, не­же­ли ве­ра не­пра­вая? Нет, по­рок не­рас­ка­ян­ный ещё пре­ступ­нее не­ве­рия упор­но­го. Ес­ли же он не по­ра­жа­ет­ся ны­не ана­фе­мою, то по­то­му, что о пре­ступ­но­сти его ни­ко­г­да не бы­ло и спо­ру; ибо все и все­гда, и пра­во­слав­ные и са­мые ере­ти­ки, еди­но­душ­но при­зна­ва­ли, что жизнь без­за­кон­ная и не­че­с­ти­вая, са­ма по се­бе, есть уже ана­фе­ма.

Не до­воль­но ли по се­му од­но­му об­сто­я­тель­ст­ву по­ра­зить­ся сты­дом и ужа­сом вся­ко­му не­рас­ка­ян­но­му греш­ни­ку? Но что­бы спа­си­тель­ный страх сей был тем силь­нее и дей­ст­ви­тель­нее, рас­кро­ем Свя­щен­ное Пи­са­ние и про­чи­та­ем из не­го те ме­с­та, в ко­то­рых из­ре­ка­ет­ся го­ре и про­кля­тие на грех и по­ро­ки.

По­слу­ша­ем, во-пер­вых, во­ж­дя на­ро­да Бо­жия, за­ко­но­да­те­ля си­най­ско­го, Мо­и­сея. Он, по сви­де­тель­ст­ву сло­ва Бо­жия, «был че­ло­век крот­чай­ший из всех лю­дей на зе­м­ле» (Чис. 12:3). Что же го­во­рит сия кро­тость греш­ни­кам? «Про­клят зло­сло­вя­щий от­ца сво­его или ма­терь свою! И весь на­род ска­жет: аминь. Про­клят на­ру­ша­ю­щий ме­жи бли­ж­не­го сво­его!.. Про­клят, кто сле­по­го сби­ва­ет с пу­ти!.. Про­клят, кто пре­врат­но су­дит при­шель­ца, си­ро­ту и вдо­ву!.. Про­клят, кто тай­но уби­ва­ет бли­ж­не­го сво­его!.. Про­клят, кто бе­рёт под­куп, чтоб убить ду­шу и про­лить кровь не­вин­ную!.. Про­клят, кто не ис­по­л­нит слов за­ко­на се­го и не бу­дет по­сту­пать по ним! И весь на­род ска­жет: аминь» (Втор. 27:16-19; 24-26). Вот что и в дру­гом ме­с­те го­во­рит Мо­и­сей, или луч­ше, его ус­та­ми Сам Гос­подь, ко все­му на­ро­ду Из­ра­иль­ско­му: «Ес­ли же не бу­дешь слу­шать гла­са Гос­по­да Бо­га тво­е­го и не бу­дешь ста­рать­ся ис­по­л­нять все за­по­ве­ди Его и по­ста­но­в­ле­ния Его, ко­то­рые я за­по­ве­дую те­бе се­го­д­ня, то при­дут на те­бя все про­кля­тия сии и по­стиг­нут те­бя. Про­клят ты [бу­дешь] в го­ро­де и про­клят ты [бу­дешь] на по­ле. Про­кля­ты [бу­дут] жит­ни­цы твои и кла­до­вые твои. Про­клят [бу­дет] плод чре­ва тво­е­го и плод зе­м­ли тво­ей, плод тво­их во­лов и плод овец тво­их. Про­клят ты [бу­дешь] при вхо­де тво­ём и про­клят при вы­хо­де тво­ём» (Втор. 28:15-19).

Ви­ди­те, сколь­ко ана­фем, и за что они? Не за ере­си и рас­ко­лы, а за на­ру­ше­ние за­ко­на Бо­жия, за жизнь, во гре­хах не­рас­ка­ян­ную.

Но, мо­жет быть, та­кая стро­гость про­тив по­ро­ка бы­ла при­на­д­ле­ж­но­стью од­но­го Вет­хо­го За­ве­та, ко­то­рый, со­об­раз­но стро­го­му вну­т­рен­не­му ха­ра­к­те­ру сво­ему, и дан был на Си­нае, сре­ди мо­л­ний, бурь и гро­мов; мо­жет быть, в За­ве­те Но­вом, как За­ве­те ми­ло­сти и бла­го­да­ти, ме­нее ужа­са и стра­ха для греш­ни­ка не­рас­ка­ян­но­го, так что, по на­де­ж­де на за­слу­ги Хри­сто­вы, мо­ж­но до кон­ца жиз­ни пре­да­вать­ся бес­пе­ч­но сво­им по­хо­тям и стра­стям?

Но, бра­тие мои, мы­с­лить та­ким об­ра­зом не зна­чи­ло ли бы не по­ни­мать, уни­жать, ос­корб­лять до­с­то­по­к­ло­ня­е­мую бла­го­дать Бо­жию, и, по страш­но­му вы­ра­же­нию апо­сто­ла Хри­сто­ва, пре­ла­гать её «в по­вод к рас­пут­ст­ву»(Иуд. 1:4)? Ибо ска­жем и мы вме­сте со свя­тым Па­в­лом: Хри­стос... гре­ху ли слу­жи­тель? Да не бу­дет! (Гал. 2:17)«Хри­стос… слу­жи­тель гре­ха? Ни­как» (Гал. 2:17). Ес­ли в Но­вом За­ве­те бла­го­дать «ста­ла пре­изо­би­ло­вать, ко­г­да ум­но­жил­ся грех» (Рим. 5:20), то не для то­го, что­бы этим пре­из­бы­то­че­ст­вом сво­им пи­тать и ук­ре­п­лять в че­ло­ве­ках без­за­ко­ние, а что­бы по­да­вить его, из­гла­дить и уп­разд­нить. Кровь Ии­су­са Хри­ста очи­ща­ет и спа­са­ет от вся­ко­го гре­ха, но ко­го? Не вся­ко­го греш­ни­ка, а толь­ко тех, ко­то­рые, со­кру­ша­ясь о сво­их гре­хах и при­ни­мая во имя Ис­ку­пи­те­ля про­ще­ние в них, упо­т­реб­ля­ют и со сво­ей сто­ро­ны все сред­ст­ва к ос­во­бо­ж­де­нию се­бя от по­стыд­но­го пле­на стра­стей. Для греш­ни­ков же не­рас­ка­ян­ных и в Но­вом, так же как и в Вет­хом За­ве­те, нет ни бла­го­да­ти, ни по­ми­ло­ва­ния.

Что­бы сии гроз­ные ис­ти­ны не по­ка­за­лись ко­му-ли­бо на­шим соб­ст­вен­ным рас­су­ж­де­ни­ем, об­ра­тим­ся опять к Пи­са­нию, и по­слу­ша­ем, что в Но­вом За­ве­те го­во­рит­ся про­тив по­ро­ков.

«Го­ре вам, кни­ж­ни­ки и фа­ри­сеи, ли­це­ме­ры, что да­ё­те де­ся­ти­ну с мя­ты, ани­са и тми­на, и ос­та­ви­ли ва­ж­ней­шее в за­ко­не: суд, ми­лость и ве­ру» (Мф 23:23). Вот ана­фе­ма про­тив ло­ж­ной на­бо­ж­но­сти!

«Го­ре вам, кни­ж­ни­ки и фа­ри­сеи, ли­це­ме­ры, что упо­доб­ля­е­тесь ок­ра­шен­ным гро­бам, ко­то­рые сна­ру­жи ка­жут­ся кра­си­вы­ми, а вну­т­ри пол­ны ко­с­тей мёр­т­вых и вся­кой не­чи­с­то­ты» (Мф 23:27). Вот суд на ли­це­ме­рие!

«Го­ре то­му че­ло­ве­ку, че­рез ко­то­ро­го со­блазн при­хо­дит… то­му луч­ше бы­ло бы, ес­ли бы по­ве­си­ли ему мель­ни­ч­ный жёр­нов на шею и по­то­пи­ли его во глу­би­не мор­ской» (Мф 18:7,6). Вот ана­фе­ма на со­блаз­ни­те­лей!

«Го­ре вам, бо­га­тые! ибо вы уже по­лу­чи­ли своё уте­ше­ние!» Вот суд на бо­га­чей не­пра­вед­ных и же­с­то­ко­серд­ных!

«Го­ре вам, пре­сы­щен­ные ны­не! ибо взал­че­те!» Вот при­го­вор про­тив сы­нов ро­с­ко­ши и не­ги!

«Го­ре вам, сме­ю­щи­е­ся ны­не! ибо вос­пла­че­те и воз­ры­да­е­те!» Вот гром про­тив бе­зум­ных ра­до­стей мірских!

«Го­ре вам, ко­г­да все лю­ди бу­дут го­во­рить о вас хо­ро­шо!»(Лк 6:24-26). Вот стре­ла про­тив тще­с­ла­вия и су­ет­ной по­хва­лы че­ло­ве­че­с­кой!

Ви­ди­те, с ка­кой си­лой и стро­го­стью по­ра­жа­ет­ся в Но­вом За­ве­те да­же то, что по су­ду міра не толь­ко не ста­вит­ся в по­рок, но по­чи­та­ет­ся ино­гда за до­б­ро­де­тель. И из чьих уст ис­хо­дит столь­ко го­ря и осу­ж­де­ния? Из уст слад­чай­ше­го Ии­су­са, из уст То­го, Кто Сам есть и един­ст­вен­ный ви­нов­ник, и по­да­тель вся­кой бла­го­да­ти. Он ли про­из­не­сёт го­ре из­лиш­нее?

Хо­ти­те ли ещё вы­слу­шать, что го­во­рит о греш­ни­ках апо­стол Па­вел, тот апо­стол, ко­то­рый столь­ко ис­по­л­нен был люб­ви к бли­ж­ним, что же­лал за спа­се­ние по­ги­бав­шей бра­тии сво­ей сам быть от­лу­чён­ным от Хри­ста? Па­вел по­ра­жа­ет ана­фе­мой не толь­ко яв­ный по­рок и яв­ную не­рас­ка­ян­ность, но и са­мую хо­лод­ность к ве­ре, не­до­с­та­ток сер­де­ч­но­го рас­по­ло­же­ния и люб­ви к Гос­по­ду и Спа­си­те­лю на­ше­му. «Ес­ли кто не лю­бит Гос­по­да Ии­су­са Хри­ста, – го­во­рит он, –да бу­детпро­клят»! (1Кор. 16:22).По­с­ле се­го ка­кой грех и ка­кой по­рок бу­дут сво­бод­ны от ана­фе­мы? Ибо лю­бит ли Гос­по­да Ии­су­са тот па­с­тырь, ко­то­рый слу­жит ал­та­рю по­то­му толь­ко, что пи­та­ет­ся от ал­та­ря, и не­ра­дит о спа­се­нии душ, ему вве­рен­ных? Итак, он под ана­фе­мою Па­в­ло­вою! Лю­бит ли Гос­по­да Ии­су­са тот су­дия, для ко­то­ро­го на су­де до­ро­ги не прав­да и не­вин­ность, а под­куп и ли­це­при­ятие? Итак, он под ана­фе­мою Па­в­ло­вою! Лю­бит ли Гос­по­да Ии­су­са тот вла­сте­лин, ко­то­рый кро­ва­вые тру­ды под­вла­ст­ных се­бе рас­то­ча­ет на ро­с­кошь и при­хо­ти? Итак, он под ана­фе­мою Па­в­ло­вою! Лю­бит ли Гос­по­да Ии­су­са тот бо­гач, ко­то­рый, имея всю воз­мо­ж­ность об­лег­чить участь мень­шей бра­тии сво­ей и вме­сте Хри­сто­вой, же­с­то­ко­серд­но «за­тво­ря­ет серд­це своё» (1Ин. 3:17), при ви­де бра­та тре­бу­ю­ще­го? Итак, он под ана­фе­мою Па­в­ло­вою! Лю­бит ли Гос­по­да Ии­су­са отец, не ра­де­ю­щий о вос­пи­та­нии де­тей и по­да­ю­щий им при­мер ху­дой? Су­п­руг, не со­блю­да­ю­щий вза­им­ной вер­но­сти и не пе­ре­но­ся­щий вза­им­ных не­до­с­тат­ков? Де­ти, не ока­зы­ва­ю­щие ува­же­ния ро­ди­те­лям и стар­шим? Лю­бят ли Гос­по­да Ии­су­са все не­воз­дер­жан­ные, все гне­в­ли­вые, все зло­ре­чи­вые, все гор­дые, все греш­ни­ки? Итак, все они под ана­фе­мою; ибо, «ес­ли кто не лю­бит Гос­по­да Ии­су­са Хри­ста, тот, по сло­вам свя­то­го Па­в­ла, про­клят»! (1Кор. 16:22). И что же обе­щать та­ко­вым ду­шам не­рас­ка­ян­ным? Не­у­же­ли рай и бла­жен­ст­во на не­бе­сах?

Ска­жет ли кто-ли­бо, что «же­с­то­ко есть сло­во сие»? (Ин 6:60). Но для ко­го оно же­с­то­ко? Для тех, ко­то­рые не хо­тят лю­бить То­го, Кто Сам есть весь лю­бовь. Кто умер за гре­хи на­ши и вос­крес для оп­рав­да­ния на­ше­го. И что же ос­та­ёт­ся та­ко­вым, как не суд и осу­ж­де­ние за гре­хи их? Для ко­го же­с­то­ко сие сло­во? Для тех, ко­то­рые до то­го при­ле­пи­лись к со­блаз­нам міра, до то­го за­глу­ши­ли в се­бе глас со­ве­с­ти и за­ко­на, что ре­ши­лись, как вид­но, на­все­г­да про­дол­жать жизнь не­чи­с­тую и бо­го­про­тив­ную.

Воз­бла­го­да­рим луч­ше Гос­по­да, что от нас не со­кры­та ужа­с­ная участь, ожи­да­ю­щая греш­ни­ков, и яс­но по­ка­за­но, что, в слу­чае не­рас­ка­ян­но­сти, по­стиг­нет нас за гро­бом. Ес­ли са­ма лю­бовь не­бес­ная гре­мит над на­ми гро­мом ана­фе­мы, то для то­го, что­бы воз­бу­дить нас от смерт­но­го сна гре­хов­но­го.

Бу­дем при­зна­тель­ны сей за­бот­ли­во­сти о нас и, воз­вра­тив­шись в до­ма на­ши, вме­сто то­го, что­бы пре­да­вать­ся празд­ным раз­го­во­рам о том, как воз­гла­ша­лась во хра­ме ана­фе­ма, рас­смо­т­рим, не под­ле­жит ли ана­фе­ме что-ли­бо в на­ших нра­вах и на­шей жиз­ни. И ес­ли най­дём что-ли­бо та­ко­вое, по­спе­шим уда­лить от се­бя, как бы то ни ка­за­лось нам лю­без­ным и дра­го­цен­ным, да­бы в про­тив­ном слу­чае не под­пасть на­ко­нец той страш­ной ана­фе­ме, от ко­то­рой уже не бу­дет спа­се­ния в са­мом по­ка­я­нии и за­слу­гах Хри­сто­вых. Аминь.

Свт. Ин­но­кен­тий Хер­сон­ский.

Метки: ,

Комментарии закрыты.