google-site-verification: google21d08411ff346180.html Слово въ день Рождества Христова | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Слово въ день Рождества Христова

Январь 3rd 2011 -

Архіеп Макарій Миролюбовъ († 1894 г.)

Слава въ вышнихъ Богу, и на земли миръ, во человѣцѣхъ благоволеніе (Лук. 2, 14).
Великъ и многознаменателенъ настоящій праздникъ Рождества Христова! Онъ простирается на всю вселенную и объемлетъ собою міръ видимый и невидимый. Въ немъ принимаютъ участіе и небо, и земля, и человѣкъ.

Рождается Спаситель въ Виѳлеемѣ, среди крайняго убожества; а между тѣмъ узнаютъ о Немъ и славословятъ Его и жители горняго міра и небесныя звѣзды, и простые пастухи и восточные мудрецы. Кто не подивится и не возблагоговѣетъ предъ родившимся Избавителемъ міра? Если ангелы славили Его, то тѣмъ болѣе славить должны мы, спасенные Имъ. Не для ангеловъ сходилъ Онъ на землю, а для насъ смертныхъ человѣковъ. Не отъ ангеловъ пріялъ Онъ плоть Себѣ, но отъ сѣмени Авраамова облекся Онъ нашею бренною плотію (Евр. 2, 16). Не ходатай или ангелъ изъ горняго сотвореннаго міра пришелъ къ намъ, но самъ Господь воплотился отъ пречистой Дѣвы для нашего спасенія. Мы не въ силахъ восхвалить это великое и непостижимое таинство. Повторимъ по крайней мѣрѣ, для нашего назиданія, хвалу и славу небесныхъ воинствъ.
Ангелы, какъ жители неба, начинаютъ славу съ своего горняго міра: слава въ вышнихъ Богу. Славу Божію повѣдали небеса со времени первоначальнаго ихъ сотворенія. Въ дивномъ устройствѣ ихъ открываются предъ всѣми всемогущество, премудрость и благость творца и промыслителя. Но ни въ твореніи, ни въ промышленіи не являются совершенства Божіи столько, сколько являются они въ искупленіи человѣка. Только единому Богу, премудрому и всеблагому, возможно было оставить небо и девяносто девять овецъ праведныхъ, и сойти на землю для взысканія одной погибшей овцы. Для этой единой овцы Онъ, духъ чистѣйшій, облекся въ нашу бренную плоть, претерпѣлъ всѣ мученія и самую поносную смерть. Только Онъ, владыка неба и земли, по особенной своей милости и снисхожденію, могъ смирить Себя и сдѣлаться подобнымъ намъ человѣкомъ для нашего искупленія. Велія благочестія тайна: Богъ явися во плоти (1 Тим. 3, 16). Если тайна творенія и тайна промышленія составляютъ славу Божію для ангеловъ; то тѣмъ съ большею хвалою воспѣвается ими тайна воплощенія. Эта великая тайна хотя почитается непостижимою для насъ и сокровенною отъ вѣкъ и отъ родовъ (Кол. 1, 26), впрочемъ составляетъ предметъ всегдашней славы для окружающихъ престолъ Господень ангеловъ. Они радовались блаженству тварей и восхваляли премудраго Творца, когда созданы были Имъ небо и земля. Тѣмъ болѣе радовались святые ангелы возращенію потеряннаго блаженства для падшихъ людей, какъ младшихъ братій своихъ. Сколько плачевна была судьба согрѣшившихъ людей, столько же радостною сдѣлалась участь ихъ, когда они стали быть избавленными отъ грѣха и проклятія. Воплощеніемъ Сына Божія возстановленъ въ людяхъ образъ Божій со всѣми его совершенствами. Что потеряли мы въ первомъ Адамѣ, то самое обрѣли даже съ преизбыткомъ въ послѣднемъ или новомъ Адамѣ. Какъ же было не радоваться ангеламъ счастію и блаженству обрадованныхъ земныхъ своихъ братій? Вмѣстѣ съ радостію они восхваляли безпредѣльную благость Божію въ искупленіи рода человѣческаго. По закону правды и мы грѣшные хвалимъ того, кто избавляетъ другихъ отъ временнаго рабства и особенно отъ смерти. Но Господь избавилъ отъ вѣчнаго рабства и вѣчной смерти не одного или двухъ грѣшниковъ, не сто или тысячу, а цѣлый родъ человѣческій, — избавилъ живущихъ и умершихъ, начиная съ перваго до послѣдняго человѣка. Предъ этою необъятною благостію благоговѣетъ не одинъ умъ человѣческій, но и умъ ангельскій. Мы не въ силахъ воздать достойную хвалу и славу Искупителю нашему, а повторяемъ ихъ вмѣстѣ съ ангелами, славящими Господа, насъ ради воплотившагося: слава въ вышнихъ Богу, сошедшему съ неба на землю и искупившему насъ.
Но и земля отъ сошествія на нее Спасителя не осталась безучастною. И на ней ангелы возвѣстили съ неба вожделѣнный миръ. Что же это за ниспосланный къ намъ миръ? Ужели не было мира на землѣ до Рождества Христова? Дѣйствительно, вмѣсто мира на землѣ продолжалась постоянная вражда между обольстителемъ и обольщеннымъ человѣкомъ. Отъ этой непримиримой вражды произошли всѣ скорби и несогласія, которыя испытывалъ родъ человѣческій надъ собою въ продолженіи тысячелѣтій. До появленія грѣха, перваго враждебнаго начала, былъ миръ на землѣ между всѣми созданными существами. Но съ появленіемъ грѣха нарушенъ миръ между Богомъ и человѣкомъ, между нашимъ духомъ и плотію, между людьми въ различныхъ ихъ отношеніяхъ. Господь Богъ сталъ правосуднымъ карателемъ человѣка за его непослушаніе. Плоть наша стала враждовать на духъ съ его высшими стремленіями. Люди частные и цѣлые народы начали враждовать между собою, другъ противъ друга. Но вся эта вражда, принесшая столько зла на землю, должна была прекратиться съ рожденіемъ обѣтованнаго Сѣмени жены, имѣющаго сокрушить виновника всякаго зла. Съ воплощеніемъ Сына Божія отъ пресвятой Дѣвы долженъ былъ водвориться повсюду миръ. Крестною смертію Спасителя враждебный дотолѣ міръ примиренъ съ Богомъ и умерщвлены самыя страсти наши, возмущавшія спокойствіе душевное и тѣлесное. Что касается до взаимныхъ отношеній нашихъ къ ближнимъ, то въ самомъ основаніи ученія Христова положена любовь, соединенная съ миромъ. До пришествія Спасителя не было такого закона о любви, какой принесенъ Имъ на землю. Спаситель только научилъ насъ взаимной, всеобщей любви. По Его только ученію, мы должны любить не только друзей, но и враговъ, должны благотворить имъ и прощать самыя обиды и оскорбленія. Если бы этотъ нравственный законъ въ своемъ исполненіи обнималъ всѣхъ людей и входилъ во всѣ ихъ отношенія; то на землѣ былъ бы навсегда ожидаемый отъ Спасителя миръ. Но поелику Евангельскія заповѣди не соблюдаются людьми и поелику страсти человѣческія и съ появленіемъ Искупителя на землю не прекращаются; то и обѣщанный пророками миръ остается безъ достиженія и средства къ сему безъ употребленія. Судя по упорству людей, нельзя ожидать скораго водворенія мира на грѣховной землѣ. Именно, едва ли съ нашими страстями придетъ къ намъ время, когда всѣ люди раскуютъ мечи свои на орала и копія свои на серпы и перестанутъ ратоватися (Ис. 2, 4)? Едва ли мы дождемся того блаженнаго состоянія, когда будутъ приведены всѣ разрозненныя овцы во дворъ Христовъ, и когда будетъ едино стадо и единъ Пастырь (Іоан. 10, 16)! Теперь безчисленное множество видимъ язычниковъ и магометанъ, не пріемлющихъ Христа Спасителя и отвергающихъ спасительный крестъ Его. Много и христіанъ съ сердцами и помышленіями не христіанскими. И потому, можно ли ожидать всеобщаго мира, когда гоненія и преслѣдованія не перестаютъ продолжаться на христіанъ со временъ царя Ирода до послѣднихъ истязаній турецкаго ислама? Можно ли надѣяться на всегдашній миръ и покой между народами и государствами, когда злоба, ненависть и зависть остаются до послѣднихъ временъ со всею силою и пагубою и только утончаются въ своихъ замыслахъ? Самъ Спаситель, родившійся для нашего примиренія, предвидѣлъ непослушаніе людей небесному ученію своему и противленіе спасительнымъ внушеніямъ, Онъ говорилъ предъ своими послѣдователями, ожидавшими отъ Него по іудейскому понятію мирнаго царства: не думайте, что Я пришелъ принести миръ на землю. Я пришелъ не миръ принести, но мечь (Матѳ. 10, 34). Слова эти показываютъ, что съ пришествіемъ Спасителя началась новая вражда между вѣрою и невѣріемъ, между царствомъ свѣта и царствомъ тьмы, и продолжится до полнаго торжества надъ тьмою; да и самый миръ, подобно спасенію нашему, зависитъ не отъ одного Іисуса Христа, даровавшаго оный, но вмѣстѣ и отъ вѣрующихъ и пріемлющихъ законъ Его. Если люди не будутъ слѣдовать за Спасителемъ и не будутъ выполнять Его заповѣдей; то и миръ, возвѣщенный ангелами и пророками, никогда не откроется надъ ними. Но виною этому служитъ не евангеліе, а уклоненіе отъ евангелія. Обѣщанный миръ и прежде и теперь получается не даромъ, но достигается людьми въ борьбѣ со страстями, а народами и государствами также въ борьбѣ со врагами. И тамъ и здѣсь только побѣда вѣнчается миромъ и спокойствіемъ.
Но и во время мира и во время войны отъ родившагося Спасителя изливается особенное благоволеніе Божіе на людей. Правда, что и до Рождества Христова человѣкъ пользовался милостію Божіею въ природѣ сотворенной и въ откровеніи. Но нигдѣ не являлось благоволеніе Божіе въ такой силѣ, въ какой явилось оно въ воплощеніи. Никогда не возвышалась любовь Божія къ разумнымъ тварямъ, какъ въ Рождествѣ Христовомъ. Тако возлюби Богъ міръ, яко и Сына Своего единороднаго далъ есть, да всякъ вѣруяй въ Онъ не погибнетъ, но имать животъ вѣчный (Іоан. 3, 16). Человѣкъ и прежде могъ быть близкимъ къ Богу и пользоваться Его благоволеніемъ; но теперь, съ воплощеніемъ Сына Божія, онъ сталъ находиться въ постоянномъ союзѣ съ Богомъ. Теперь бывшее средостѣніе между Богомъ и человѣкомъ разрушено, самое рукописаніе наше грѣховное разодрано и уничтожено. Теперь небо соединилось съ землею и нашло въ ней жилище; временная лѣствица, видѣнная во снѣ Іаковомъ, сдѣлалась дѣйствительною и постоянною. По этой лѣствицѣ не только ангелы могутъ сходить къ людямъ на землю, но и люди могутъ восходить къ міру горнему и къ самому Богу, обладающему живыми и мертвыми. Съ тѣхъ поръ, какъ пресвятая Дѣва, наитіемъ Святаго Духа, зачала во чревѣ и родила предвѣчнаго Сына, — съ тѣхъ поръ рожденный ею Сынъ пребываетъ съ нами, какъ искупитель нашъ. Онъ питаетъ насъ своею плотію и кровію, хранитъ насъ отъ всѣхъ золъ и напастей и пребудетъ съ нами во вся дни до скончанія вѣка. Съ нами Богъ, разумѣйте языцы и покаряйтеся: яко съ нами Богъ. Утѣшительная пѣснь сія повторяется нами въ день Рождества Христова не только потому, что нынѣ воспоминается чудное рожденіе Спасителя, соединившаго насъ съ Богомъ, но и потому, что въ нынѣшній также день воспоминается нашею Россійскою церковію необыкновенная побѣда надъ галлами съ другими иноземными державами. Тамъ возвѣщается радость для всей вселенной со времени рожденія Спасителя, а тутъ повторяется также радость во всѣхъ концахъ нашего отечества съ незабвеннаго для насъ 1812 года. Тамъ одержана побѣда родившимся Спасителемъ надъ неодолимымъ дотолѣ врагомъ рода человѣческаго, а тутъ одержана также побѣда, при помощи тогоже небеснаго Спасителя, надъ неодолимымъ врагомъ, и побѣдителемъ Европейскихъ державъ. Его, Спасителя нашего, благодаримъ нынѣ за покореніе враговъ, бывшее въ страшную для насъ годину за 65 лѣтъ назадъ. Его не забудемъ благодарить и за дарованіе побѣдъ надъ агарянами въ нынѣшнюю тяжкую годину, ознаменованную также благоволеніемъ Божіимъ къ намъ, православнымъ христіанамъ. Въ сихъ побѣдахъ заключается новый залогъ небеснаго благоволенія къ нашему отечеству.
Воспоминая о благодѣяніяхъ Божіихъ, явленныхъ надъ нами въ настоящій спасительный день, будемъ стараться о томъ, чтобы и въ жизни нашей славилось имя Божіе и чтобы достойны были мы всегдашняго благоволенія отъ пришедшаго къ намъ на землю Спасителя нашего. Аминь.
25 декабря 1877 г.
Источникъ: Макарій еп. Архангельскій. Слово въ день Рождества Христова. // «Странникъ», духовный журналъ. — СПб., 1878. — Томъ IV. — С. 300-306.

Метки:

Оставьте комментарий!