google-site-verification: google21d08411ff346180.html Слово в день памяти священномученика Владимира (Богоявленского), митрополита Киевского и Галицкого. Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким) | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Слово в день памяти священномученика Владимира (Богоявленского), митрополита Киевского и Галицкого. Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким)

Январь 7th 2011 -

Деятельность раскольников заставила Святейшего Патриарха Тихона на время упразднить автономию Украинской Церкви и направить на Украину в качестве Патриаршего Экзарха митрополита Михаила (Ермакова). В тяжелейших условиях, в атмосфере большевицкой слежки и травли в печати, несколько раз подвергшись аресту, митрополит Киевский Михаил вел борьбу с самосвятами, обновленцами и другими раскольниками, пытавшимися учинить в Церкви Божией беззаконие.

Обновленческая ересь, замысел которой родился в ЧК, затронула и Украину. Войдя в союз с автокефалистами, украинские обновленцы во главе с епископом Подольским Пименом (Пеговым) провозгласили «вторую автокефалию», тут же «узаконенную» российскими еретиками – знаменитыми доносчиками Введенским, Красницким и прочей компанией.

«Третья автокефалия» была провозглашена в 1924 году епископом Лубенским Феофилом (Булдовским) – этот раскол получил название лубенского, или булдовского. В поддержку «лубенцев» активно выступил бывший Екатеринославский архиепископ Иоанникий (Соколовский) – ярый противник Святейшего Патриарха Тихона и сторонник созданного при помощи большевиков самочинного Временного Высшего Церковного Управления (ВВЦУ), пытавшегося захватить власть над Русской Церковью.

В декабре 1924 года Собор украинских епископов лишил Феофила (Булдовского) всех степеней священства и отлучил от Церкви его и остальных «лубенцев». Однако раскольники продолжали свою деятельность, а затем встретили оккупировавших Украину в годы войны гитлеровцев как «освободителей». После разгрома фашистов верхушка «булдовцев» вместе с ними ушла за границу: от них происходит американская иерархия так называемой Украинской Автокефальной Церкви, которую до 1992 года возглавлял митрополит Мстислав (Скрипник).

Встреча лидера «перестройки» М. С. Горбачева с папой Римским Иоанном Павлом II в 1989 году послужила сигналом к выступлениям украинских униатов, начавших отнимать храмы у православных, изгонять их священников и учинять различные насилия. Папа Иоанн Павел II не преминул ободрить и украинских националистов в Америке. На встрече с ними в 1988 году этот римский первоиерарх, «высокой культурой» которого восхищается весь Запад, не постыдился фальсификации исторических фактов, назвав святого равноапостольного князя Владимира правителем мифической «Украинской державы».

На подмогу униатам в разрушении единства Православной Церкви выступили раскольники. В октябре 1989 года епископ Житомирский Иоанн (Бондарчук) вышел из повиновения Патриархии и заявил о восстановлении «Украинской Автокефальной Православной Церкви». Вскоре новый очаг раскола был разожжен бывшим митрополитом Киевским Филаретом (Денисенко).

При коммунистическом режиме митрополит Филарет (Денисенко) был известен как «ярко-красный архиерей». Усердствуя в угождении советской власти, он, украинец по национальности, в публичных выступлениях именовал автокефалистов «схизматической фашистской организацией». После кончины Святейшего Патриарха Пимена митрополит Филарет уже примерял патриарший омофор, не сомневаясь, что будет избран Первоиерархом, так как являлся кандидатурой коммунистического Совета по делам религий (СДР).

Однако в 1990 году Поместный Собор обретавшей свободу Русской Церкви отказался прислушиваться к рекомендациям СДР и избрал на Патриаршество Святейшего Алексия II. Одержимый бесом честолюбия, митрополит Филарет решил домогаться сана «Патриарха Киевского и всея Руси (Украины)». Он объединился с прежде проклинавшимися им деятелями УАПЦ и учинил свою «Украинскую Православную Церковь – Киевский Патриархат» (УПЦ-КП).

Домогательства Филарета рьяно поддержал бывший коммунистический лидер Л. Кравчук, ставший Президентом Украины. Кравчук объявил Денисенко «церковным представителем движения за независимость Украины и мучеником украинской национальной идеи» (в чем «мученичество», впрочем, непонятно), выделил ему гвардию чернорубашечников и всячески содействовал в захвате храмов и гонениях на духовенство, оставшееся верным церковному единству. Но большинство народа Украины не пошло за противоканоническими группировками: число приходов Московского Патриархата многократно превосходит численность раскольничьих общин, базирующихся в основном в западно-украинских областях, в течение нескольких веков подвергавшихся антирусской пропаганде.

Сейчас Филарет добился-таки сомнительной чести – звания раскольничьего «патриарха», не пожалев для этого своей бессмертной души. В феврале 1997 года Архиерейский Собор Русской Православной Церкви отлучил монаха Филарета (Михаила Антоновича Денисенко) от Церкви Христовой и провозгласил ему анафему перед всем народом.

Нет смысла возражать против национального самоназвания украинец, со времен революции утвердившегося в Киевской Руси. Нелепо не признавать украинского языка, на котором созданы прекрасные произведения культуры. Ныне Украинская Православная Церковь является автономной. Не вызовет нареканий и возможная ее автокефалия, если она будет достигнута в законном церковном порядке. Но страшен национализм, разжигающий в сердцах украинцев ненависть к единокровному русскому народу, заставляющий попирать священные каноны Церкви Христовой, ввергающий души своих фанатиков в вечную погибель.

От затравивших священномученика Владимира (Богоявленского) националистов-раскольников начала XX века до современного расколоучителя Филарета (Денисенко) тянется преступная нить: раздирается нешвенный Хитон Христов – одеяние Его Церкви, сеется смута и соблазн в народе Божием.

Спаситель мира Господь Иисус Христос был распят древнееврейскими националистами – за то, что не захотел спасать народ от римских оккупантов и создавать всемирную иудейскую империю, а звал людей в Вечное Царство не от мира сего. Вселенская Православная Церковь заклеймила поставление национальных интересов выше Правды Христовой как ересь – филетизм. Эта ересь подлежит анафеме, ее приверженцы – отлучению от церковного общения.

Исследователь процессов апостасии (то есть отступления от Христовой истины), архимандрит Константин (Зайцев) утверждает: «Ненависть “самостийников” к России, превосходящую даже ненависть западников-европейцев, невозможно объяснить ни исторически, ни экономически, ни социально. Это ненависть отступников от Православия, ненависть чисто религиозная. Рожденный в латинстве и не знающий Православия может относиться к нему вполне равнодушно, терпимо и даже благожелательно; отступник от Православия – только ненавидит и потому запечатлевается печатью грядущего антихриста. В этом смысле нет разницы между униатами, самосвятами и “автокефалистами” – это духовно родственные явления, имеющие одно антихристово качество».

Священномученик Владимир (Богоявленский), следуя своему архипастырскому долгу, боролся с антихристовым злом во всех его проявлениях: и под маской революционного безбожного «рая на земле», и в облачении лживой нецерковной духовности, и под личиной национализма. В 1918 году протоиерей Иоанн Восторгов, вслед за священномучеником Владимиром сподобившийся мученического венца, вопрошал о тайне его жития. Эта тайна при вдумчивом взгляде на деяния и творения святого митрополита Владимира обретает прозрачность и простоту: святитель-страстотерпец просиял неколебимой верностью заповедям Христовым и Церкви Его, стоянием за истину Божию, любовью к Небесному Отцу и к вверенной ему от Бога пастве.

В годину революционной смуты протоиерей Иоанн Восторгов прозревал высший смысл и непреходящее значение подвига священномученика Владимира: Народ наш совершил грех... А грех требует искупления и покаяния. А для искупления прегрешений народа и для побуждения его к покаянию всегда требуется жертва. А в жертву всегда приносится лучшее, а не худшее...

Смерть митрополита Владимира, как и вся его жизнь, без позы и фразы, не может пройти бесследно...

В Российской Империи в течение Синодального периода, когда Русская Церковь была лишена законного патриаршего возглавления, она выдвигала из своей среды архипастырей, первенствующих по силе духа и христианским добродетелям, – таких, как святитель Филарет (Дроздов), митрополит Московский, или святитель Владимир (Богоявленский), митрополит Киевский. Святой митрополит Владимир был единственным в русской церковной истории иерархом, восходившим на все три величайшие архиерейские кафедры православной России: Московскую, Санкт-Петербургскую и Киевскую. Он носил высочайшее в то время церковное звание Первенствующего члена Святейшего Синода. Церковный историк М. Е. Губонин говорит о нем: «Поистине митрополит Всероссийский – как занимавший все главные митрополичьи престолы». Когда богоборцы воздвигли гонения на Русскую Церковь, святителю Владимиру надлежало стать первым и в ряду добропобедных мучеников за веру Христову, и этот архипастырский долг он выполнил с высочайшей честью и славой.

Возлюбленные о Господе братья и сестры!

Сравнительно близко к нашим дням житие новомученика Русской Церкви святого митрополита Владимира, и уроки его жития драгоценны для нас. Увы! Тогдашняя «злоба дня» во многом остается актуальной и для нашего времени: мы видим бурление партийных страстей и национальных амбиций, видим и увлечение фальшивой духовностью вместо верности родному Православию. И ныне звучит для нас голос священномученика Владимира, который учит нас остерегаться всего этого: Ни для кого не тайна, что мы живем во время не только политической, но и религиозной борьбы... Но печальная действительность показывает, что многие спят, потому что забывают ту веру, в которой родились и крестились, и перестали в ней упражняться.

Еще наглее и изощреннее, чем в начале XX века, сделались ныне соблазны богоборческой мирской «учености», не умолкает пропаганда гнусных пороков, множество людей погрязает в бездуховности. И вновь слышатся нам слова святого митрополита Владимира: Братие христиане! Хорошо просвещение, приятны успехи гражданственности, коими гордится наш век, но страшно становится за русский народ наш, когда видим, как он все глубже и глубже погружается в жизнь чувственную... Наша земля отучнена костями святых, наша история полна великими деяниями угодников Божиих и знамениями благодати Божией. Наша народная сила возникла от святых корней. Дадим ли ложному просвещению и обаятельному влиянию чувственного мира обездушить нас?

Жизнь священномученика Владимира прошла в борьбе со вселенской злобой, но он отнюдь не был каким-то «железным борцом», полыхающим гневом и ненавистью к своим врагам. Нет! Этот смиренный и кроткий воин Христов поднимался на брань с темными силами, движимый великой любовью к людям – к своей пастве, которой грозила погибель духовная. В колыбели русского Православия, в древнем Киеве, святой архипастырь положил душу свою за други своя, чтобы жила святая вера и обретали вечное спасение люди на Русской земле, от края до края просвещенной равноапостольным князем Владимиром, Небесным покровителем митрополита-страстотерпца.

По завету святоотеческому: люби грешников, а ненавидь лишь дела их – святитель Владимир даже последние земные мгновения запечатлел высочайшей христианской любовью: простил своих палачей и молился о них Господу. Ныне, светло празднуя память священномученика и наставника нашего, воспоем же ему со Святою Церковью:

Образ Христова милосердия являя, покров и защищение пастве твоей был еси, святителю отче Владимире, в кротости страдания приемля, безбожных мучителей, благословляя, простил еси. Темже и нам испроси у Христа Бога дух мирен и велию милость. Аминь.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7

Комментарии закрыты.