google-site-verification: google21d08411ff346180.html Слово в день памяти священномученика Владимира (Богоявленского), митрополита Киевского и Галицкого. Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким) | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Слово в день памяти священномученика Владимира (Богоявленского), митрополита Киевского и Галицкого. Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким)

Январь 7th 2011 -

Глава раскольников архиепископ Алексий вселился в лавру и повел среди монахов-украинцев «национально-автокефальную» агитацию. Этот злой посев принес плоды: некоторые из братии стали недоброжелательно смотреть на святителя Владимира, грубить и всячески досаждать ему. Остальные не находили в себе мужества пресечь подобные выходки. В стенах монастыря, коего он, как все архипастыри Киевской митрополии, являлся настоятелем, святитель Владимир остался в одиночестве.

В январе 1918 года в Киеве по благословению Святейшего Патриарха Тихона был созван законный Всеукраинский Церковный Собор. При голосовании вопроса об автокефалии члены Собора 150 голосами против 60 отвергли националистические притязания. Если бы время было мирным, вопрос был бы исчерпан. Но на Украине полыхало пламя гражданской войны.

23 января 1918 года революционные войска, составленные из большевиков, левых эсеров и анархистов, ворвались в Киев. Еще при штурме города революционеры обстреливали из пушек монастыри и храмы. После взятия Киева начался безудержный разбой, причем революционные банды поделили между собой городские районы. Киево-Печерская лавра досталась «на поток и разграбление» анархистам.

(Показательно, что палачами первомученика Русской Церкви XX века, святителя Владимира, явились не большевики, которых ныне представляют единственными виновниками революционного кошмара, а анархисты. Партия анархистов, выставляемая романтическими «народными повстанцами», сейчас снова вышла на политическую арену, издает свою газету, ведет пропаганду. Между тем в программе анархистов, с ее лозунгом «Анархия – мать порядка», содержался призыв к крайнему произволу и вседозволенности и более явственно, чем у большевиков, проступала демоническая разрушительная сущность. В российском обществе был представлен широчайший спектр революционных партий, и все они были в той или иной степени заражены безбожием и нацеливались на свержение православной монархии. Представители этих более умеренных, чем большевики, но также преступных течений затем заняли очень видное место в безоглядно восхваляемом ныне Белом движении, а потом оказались в эмиграции. Там же очутились и многие украинские националисты – настоящие убийцы святого Владимира, митрополита Киевского, тогда как бандиты-анархисты явились только его палачами. Вот что нужно понимать, чтобы с должной осторожностью относиться к церковным и политическим веяниям, как исходящим из-за рубежа, так и возрождающимся в современной России.)

Киево-Печерскую обитель стал навещать отряд анархистов из пяти человек во главе с комиссаром в кожаной куртке и матросской бескозырке. (Матросская «братва», эта «гвардия революции», в начале всероссийского мятежа принадлежала по большей части к анархистам.) Посетители ели в лаврской трапезной. Комиссар остался недоволен поданным на стол черным хлебом и бросил его на пол с криком: «Разве я свинья, чтобы есть такой хлеб?» Таковы были барские замашки «борца за народное счастье». Инок-трапезарь отвечал: «У нас, господа, лучшего хлеба нет, какой нам дают, тот мы и подаем». Потом «господа-товарищи» с деланным участием начали расспрашивать братию: нет ли жалоб на начальство? Один из иноков, распропагандированный автокефалистами, стал указывать пальцем наверх, где находились покои митрополита, заявляя: «Народ несет в лавру тысячи и миллионы, а поедает их он!»

Знал ли иуда-националист, кому он приносит клеветническую жалобу на своего архипастыря? Не мог не знать. Еще в 1917 году пьяная революционная матросня кощунствовала в лаврских пещерах, подвергая надругательству честные мощи угодников Божиих. Вот и на этот раз «участливые гости», распоясавшись, начали угрожать монахам: «Скажите, отцы, что у вас в пещерах? Все оттуда вынесем и посмотрим: если ничего не окажется или окажутся воск и опилки – всех вас перережем». А один из «гостей» добавил: «Отец Серафим в Сарове был вторым лицом после царя, потому-то Серафим и святой. Вот и ваш митрополит Владимир будет святой». (В отношении святителя Владимира этот бандит невольно оказался пророком: так бесы иногда против своей воли выкликают истины Божии.)

Предательство и робость царили среди лаврской братии, и бандиты поняли, что любое преступление здесь останется безнаказанным. Уходя из трапезной, комиссар сказал своим спутникам: «Нужно сделать здесь что-нибудь особенное, замечательное, небывалое». «Замечательные» дела революционеров обычно заключались в насилиях, пытках, убийствах.

Вечером 25 января эти революционеры явились к святителю Владимиру. Запершись с ним в его спальне, они вымогали деньги, издевались, душили святого цепочкой от креста. Когда палачи выводили старца-святителя из комнаты, он жалобно обратился к стоявшим в сторонке епископу Феодору и наместнику лавры архимандриту Амвросию, сказав: «Вот, они уже хотят расстрелять меня, вот что они со мной сделали». Однако ни архиерей, ни архимандрит не нашли в себе мужества вступиться за святого митрополита Киевского.

У крыльца лавры к окруженному убийцами святителю подошел под благословение его келейник Филипп. Комиссар оттолкнул его с криком: «Довольно кровопийцам кланяться! Кланялись – будет!» Тогда митрополит, сам благословив келейника, сказал: «Прощай, Филипп», – и прослезился. По свидетельству Филиппа, идя на казнь, святитель Владимир был уже совершенно спокоен, словно бы шел на служение Божественной литургии, и по пути напевал: Благообразный Иосиф, с древа снем Пречистое Тело Твое, плащаницею чистою обвив...

Бандиты на автомобиле привезли семидесятилетнего старца-мученика на поляну, расположенную неподалеку от лавры. Случайно оказавшийся поблизости от этого места очевидец потом рассказал об обстоятельствах славной кончины святителя Владимира. Выйдя из автомобиля, страстотерпец спросил: «Вы здесь хотите меня расстрелять?» – и услышал в ответ: «А что ж, церемониться с тобой что ли?» Перед расстрелом святитель коротко помолился вслух: Господи прости мои согрешения вольные и невольные и приими дух мой с миром, – а затем крестообразно, обеими руками благословил своих палачей, промолвив: Господь вас да простит.

Выстрелы слышали в лавре. При этом между иноками затеялся спор: Владыку ли это расстреливали или для расстрела одного человека выстрелов было слишком много? Потом все отправились на покой, и обитель спала спокойно.

Только наутро от пришедших в лавру паломниц (эти женщины сыграли роль жен-мироносиц священномученика Владимира) братия узнала, где лежит изувеченное тело святого страстотерпца.

Медицинское освидетельствование тела святителя выявило картину изуверского убийства: святого Владимира кололи штыками, целясь в лицо, в грудь, в живот; один удар был так силен, что разворотил всю грудную клетку; потом палачи, наслаждаясь зрелищем его страданий, «достреливали» мученика.

На теле не оказалось золотых часов, панагии, были сняты клобучный крест и сапоги – с этим палачи удалились.

Священномученик Владимир был похоронен в Михаило-Архангельском лаврском храме. Когда братия несли тело архипастыря на погребение, революционный сброд кричал: «Вы еще хоронить его будете? В ров его бросить! Мощи из него сделать хотите! Это для мощей вы его забираете!» (И вновь одержимые революционным бесом невольно вещали истину: в 1992 году Архиерейский Собор Русской Православной Церкви прославил священномученика Владимира (Богоявленского), митрополита Киевского, в лике святых. В том же году его честные мощи были обретены и положены в Ближних пещерах Киево-Печерской лавры.)

В годину страшных испытаний, выпавших на долю Русской Церкви XX века, подвиг священномученика Владимира ободрял и вдохновлял верных. Вскоре после его славной кончины Святейший Патриарх Тихон в открытом письме одному из гонимых священнослужителей писал:

С великим прискорбием и тугою слышим мы о невинных страданиях многих сослужителей наших о Христе, епископов, иереев и диаконов, иноков и инокинь, терпящих озлобление от людей развращенного века сего, когда многими забыты страх Божий и благие заповеди Спасителя нашего...

На Русской земле были исповедники и мученики – за любовь к пастве своей, как святитель Филипп, Патриарх Ермоген и другие. В наши смутные дни явил Господь новых страдальцев-архипастырей и пастырей, как святитель Киевский митрополит Владимир (Богоявленский), отец Иоанн Кочуров, отец Петр Скипетров и другие, убиенные и замученные обезумевшими и несчастными сынами родины нашей...

Как вожди воинства при нападении врагов не молят других о поддержке и укреплении, а сами ободряют воинов, подают им пример мужества и не страшатся ран и смерти, так и мы, вожди воинства Христова, не будем впадать в уныние, взывать о защите и помощи, а будем сами укреплять свое стадо и ограждать его от развращения и вечной погибели...

В мае 1918 года Святейший Патриарх Тихон направил Константинопольскому Патриарху Герману V Послание, в котором оповещал о страданиях Церкви Божией в России и просил о поминовении священномученика митрополита Владимира Вселенской Церковью:

Враг человеческого спасения уже давно сеял в русском народе свои плевелы, распаляя в сердцах людей дух зависти и гордыни и прикрывая свои козни чуждыми русскому народу учениями о безблагодатном устроении общественной жизни. Долгое время люди, проникнутые одною земною мудростью, старались над уловлением душ верующего народа. Во главе его стали люди, которые говорят ему, что «несть спасения в Бозе его». Они внушают ему, что он сам господин и владыка себе и что себе самому и своим вожделениям он призван только служить. Широким потоком разлился по Русской земле дух своеволия и любостяжания и как последствие его – всякие злодеяния и братоубийственная брань.

С глубочайшей скорбью возвещаем вашей братской любви, что чистою жертвою воздвигшейся бури пал возлюбленный брат наш во Христе, Высокопреосвященный митрополит Киевский Владимир (Богоявленский). Во время кровавой борьбы, бушевавшей в матери городов русских – древнем и священном Киеве, приснопамятный святитель Владимир извлечен был вооруженными людьми из места своего пребывания во святой Киево-Печерской обители и предан ими насильственной смерти без суда. Велика скорбь Российской Церкви о такой утрате высокого представителя ее священной иерархии. Христианский пример чистого жития убиенного святителя и несокрушимой верности его Христову учению служил для его собратий и для его пасомых в течение многих лет опорой и руководством среди тех соблазнов и трудностей, коими сопровождалась жизнь этой Церкви. Она возносит ныне молитвы к Престолу Вечного Архиерея за того, кто был на земле верным исполнителем Его Божественных заветов о спасении благочестивых чад Российской Церкви. Обращаемся с братской просьбой к Вашему Святейшеству о том, чтобы вчинить имя убиенного святителя Божия в священные диптихи Великой Церкви Константинопольской для молитвенного воспоминания его святого имени в Церкви-Матери и Сестре обуреваемой столькими скорбями Церкви Российской...

Архипастыри и пастыри Русской Церкви страдали от власти большевиков, но те и не скрывали своих богоборческих стремлений. Украинские же раскольники почитали себя людьми верующими и церковными, но именно делом их рук были гонения на святого митрополита Владимира и выдача его на расправу безбожным палачам. От анархистской банды можно было ожидать любых зверств, но вдохновительницей святоубийства, совершенного в Киеве в январе 1918 года, являлась Украинская Церковная Рада.

Убийство святителя Владимира, совершенное при подстрекательстве националистов-автокефалистов, не заставило раскольников одуматься. Список их беззаконий оказался долог и начал пополняться в наши дни.

В июле 1918 года продолжил свою работу Всеукраинский Православный Собор, принявший решение о сохранении единства Украинской Церкви с Церковью Российской. Вскоре Поместный Собор Русской Церкви даровал Церкви Украины широкие права автономного самоуправления.

Однако в декабре 1913 года власть над Украиной получил национальный Союз во главе с С. Петлюрой. Первым «церковным» делом петлюровцев был арест законных православных архипастырей: митрополита Киевского Антония (Храповицкого) и архиепископа Волынского Евлогия (Георгиевского). Затем петлюровская Директория волевым решением объявила Украинскую Церковь не автономной, а автокефальной и создала самочинный «священный синод» под руководством архиепископа Екатеринославского Агапита. Это был вопиющий акт насилия мирской власти над Церковью Божией. (Впоследствии архиепископ Агапит, изгнанный самими же автокефалистами, горько каялся в своей раскольничьей деятельности.) Петлюровская Директория показала всему миру, кто были ее истинные хозяева, отдав по договору от 21 апреля 1920 года украинские земли Галичины, Волыни и часть Подолии папистской Польше.

Когда на смену петлюровцам явились большевики, Ленин приказал включить в состав РСФСР Малороссию под название Украинской Республики, которой Сталин затем придал статус союзной. Революция провоцировала в человеческих сердцах расцвет всех черных чувств, в том числе националистических амбиций. Нужно сказать, что большевики, придерживаясь древнего правила тиранических режимов «разделяй и властвуй», поначалу спекулировали на национальных чувствах народов, однако затем, утвердившись, приступили к всеобщей уравниловке по принципу безбожного интернационализма – и начали казнить, заключать в лагеря или изгонять за рубеж деятелей национальных движений.

Но на первых порах после прихода большевиков украинские раскольники вновь активизировались. В октябре 1921 года они устроили самозванный «всеукраинский церковный собор», в котором не участвовал ни один епископ. Соборище провозгласило «автокефалию». Клирики-раскольники «рукоположили» запрещенного в служении женатого протоиерея Василия Липковского в «митрополиты Киевские»; тот, в свою очередь, «хиротонисал» десяток «посвятивших» его мятежных иереев во «епископский сан». Этот раскол по фамилии своего возглавителя получил название «липковщины». При помощи большевиков, провоцировавших и поддерживавших всякое разделение Церкви, самосвяты-«липковцы» захватили около 1500 православных храмов. (Церковное сознание народа отторгло самосвятов: их «священный синод» самораспустился в 1930 году.)

Pages: 1 2 3 4 5 6 7

Комментарии закрыты.