google-site-verification: google21d08411ff346180.html Проповедь во вторник 9-й седмицы по Пятидесятнице протоиерея Александра Дягилева | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Проповедь во вторник 9-й седмицы по Пятидесятнице протоиерея Александра Дягилева

Август 8th 2011 -

Проповедь во вторник 9-й седмицы по Пятидесятнице протоиерея Александра Дягилева

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Сегодня, возлюбленные братья и сестры, мы с вами слышали отрывок из 19-й главы Евангелия от Матфея, где повествуется о том, как Господь вышел из Галилеи и, находясь в Иудее, точнее, по пути в Иудею, с Ним произошло некое событие. К Нему привели детей, и Его ученики возбраняли это, но Иисус сказал: «пустите детей и не препятствуйте им, ибо таковых есть Царство Небесное». Почему же ученики препятствовали – ведь, кажется, когда смотришь на икону «Господь благословляет детей», эти дети такие милые, такие хорошие, и непонятно, как же это ученики могли не пускать детей подойти к Спасителю?


На самом деле, когда мы размышляем об этой истории, ведь это не только благословение Господа на то, чтобы дети приходили к Нему, но это и для взрослых некое напоминание: «таковых есть Царство Небесное». Это не значит, что спасутся только дети. Это значит, что мы должны стать как дети. Но что это значит – стать как дети? Для меня стало откровением, когда я это узнал, но сейчас я понимаю, что исторический контекст очень важен для понимания Священного Писания. Так вот, для меня стало откровением, когда я узнал, как относились к детям в Палестине того времени. Мы должны понимать, что медицина в те времена была не на высшем уровне. Иногда подлинная медицина, когда пытались лечить хирургией или травами, не имела границ со знахарством, колдовством. Многие медицинские приемы, действительно, были весьма и весьма спорны. Большого развития в древности медицина достигла в Египте, но в Палестине она никогда не была на высоте. Соответственно, детская смертность по многим причинам была очень высокой. Женщина того времени, как правило, рожала много детей в течение своей жизни, но в лучшем случае только половина из них доживала до взрослого возраста. В лучшем случае половина, а чаще – и того меньше.

Поэтому отношение к детям было не столь уж милым, как мы сейчас в наши дни привыкли – вот, рождается ребенок, это событие для всей семьи, все о нем заботятся как только могут. Тогда отношение к ребенку было более простым, более, если можно так сказать, потребительским. То есть отношение к детям было иногда почти как к домашним животным – вот они бегают вокруг, мешаются под ногами, их шлепают, иногда их пытаются воспитывать, приучать к труду, но отношение к ним было как к не совсем людям. В этом патриархальном укладе, который, кстати, был и у нас на Руси, когда семья садилась за стол, то самый лучший кусок пищи был для мужчины, главы, хозяина, потому что от него зависела жизнь всей остальной семьи. Он работал, он зарабатывал деньги, хлеб насущный, он защищал семью от врагов. Вторая по качеству доля пищи доставалась, естественно, матери, ну а детям – то, что оставалось, и чем младше был ребенок, тем хуже доставался ему кусок. Это, конечно, не соответствует тому, к чему мы сейчас привыкли, когда ребенку, наоборот, достается самое лучшее. А вот когда ребенок достигал 14-летнего возраста, его вели в синагогу, его одевали в специальные одежды, и он в центре синагоги читал отрывок из Торы. Это было событие – наконец, этот ребенок стал почти что взрослым: он прочитал публично, вслух, отрывок из Священного Писания. И только тогда, после 14 лет, отношение к нему менялось. До сих пор у иудеев этот обычай сохранился. С этого момента его начинали считать человеком. А до этого момента он был нечто среднее между домашним животным и человеком. Что-то маленькое, бегающее под ногами.

Поэтому, когда Господь входил в то или иное селение, дети, которые гурьбой там бегали, за которыми никто не следил, они могли кинуться к Иисусу, а одеты они были не так уж мило, как на иконе, одевали их вовсе не в лучшие одежды (если только, конечно, они не были царскими отпрысками), а в то, что оставалось от старших, какие-то обноски, в тряпье; и были они грязные и неумытые. И вот эти дети кидались к Иисусу по разным причинам. Кто-то из них слышал о Нем как о чудотворце, кто-то знал Его как милого, доброго человека. И они кидались к Нему с любовью, а ученики мешали им, потому что для восприятия учеников дети – это было что-то такое надоедливое.

Но Господь сказал им: «не препятствуйте им, ибо таковых есть Царство Небесное». И это означает следующее. Мы с вами, дорогие братья и сестры, должны стяжать смирение. Ведь дети не обижались, что взрослые так к ним относились, они к этому привыкали, они сами ясно ощущали свое место в мире, и они не протестовали из-за того, что им не достается лучший кусок, что им не покупают, как нередко в наши дни бывает, лучшие и дорогие игрушки или одежду. Они со смирением принимали свое положение, и вот Господь их благословляет. Нам нужно быть такими же, нам нужно быть смиренными. Нам нужно со смирением принимать даже те моменты, когда нам кажется, что нас не пускают к Господу. Ибо Господь видит это, и в один прекрасный момент Он скажет: «пустите их ко Мне, ибо таковых есть Царство Небесное». Аминь.

Оставьте комментарий!