google-site-verification: google21d08411ff346180.html Проповедь в субботу 11-й седмицы по Пятидесятнице протоиерея Александра Глебова | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Проповедь в субботу 11-й седмицы по Пятидесятнице протоиерея Александра Глебова

Август 26th 2011 -

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Тема сегодняшнего евангелия — вопрос о браке и разводе. Вопрос этот и две тысячи лет назад был таким же актуальным, как и сегодня. Во взглядах на развод у иудеев не было единого мнения и фарисеи, законники обращаются ко Христу с вопросом, желая услышать Его мнение и вовлечь Его в дискуссию по столь щепетильной проблеме.

Вообще-то у иудеев в то время были самые высокие в мире нормы брака. Брак был священной обязанностью человека. Оставаться холостым после достижения двадцатилетнего возраста за тем редким исключением, когда человек всецело посвящал себя изучению Закона, означало нарушать Божию заповедь: плодитесь и размножайтесь.

В представлении иудеев человек, у которого не было детей, убивал свое потомство и умалял образ Божий на земле. И надо сказать, что такой взгляд совершенно правильный. У нас почему-то, видимо, под воздействием монашеской литературы, сформировался образ, принижающий брак, супружеские отношения, зачатие и рождение детей.

Некоторые «ревнители благочестия» в кавычках, конечно, видят в этом какое-то греховное проявление. А когда говорят о заповедях Божиих, то в первую очередь вспоминают Декалог, то есть десять заповедей, данные Богом людям через пророка Моисея на горе Синай. Десять заповедей – это, конечно, хорошо, надо о них помнить и стремиться исполнять.

Но ведь в слове Божием содержатся и другие заповеди. И одна из них – плодитесь и размножайтесь, то есть Божие благословение и Божий призыв к браку, супружеской любви и рождению детей. И заповедь эту никто не отменял. И, конечно, ничего греховного в заповеди Божией быть не может. Бог не благословляет грех.

Естественно, что в древности существовал и развод, распад семей, а значит, какой-то юридический бракоразводный процесс. Но вот в чем заключался вопрос, в каких случаях можно разводиться, а в каких нет. Фарисеи именно так и ставят вопрос Спасителю: «по всякой ли причине позволительно человеку разводиться с женою своею?» Вопрос так ставят потому, что в иудейском обществе согласия по этому вопросу не было.

Вообще-то сам процесс развода у иудеев описывается в книге Второзакония, в 24 главе и звучит следующим образом: «Если кто возьмет жену и сделается ее мужем, и она не найдет благоволения в глазах его, потому что он находит в ней что-нибудь противное, и напишет ей разводное письмо, и даст ей на руки, и отпустит ее из дома своего».

То есть в соответствии с этим законом муж может развестись со своей женой, если она не найдет благоволения в глазах его, потому что «он находит в ней что-нибудь противное». Проблема заключалась в том, как понимать фразу «что-нибудь противное». И вот именно по этому вопросу у иудеев существовали ожесточенные разногласия. Представителя школы раввина Шемая считали, что выражение «что-нибудь противное» относится исключительно к супружеской измене. То есть только в том случае, если жена изменяет мужу, он может с ней развестись. А их оппоненты, представители школы раввина Гиллея, напротив толковали выражение «что-нибудь противное» самым широким образом. И согласно этому толкованию муж может развестись с женой по любой причине. Допустим, ему обед не понравился, или жена плохо причесана, или сказала что-то не так – все это может служить поводом для развода.

И вот этим вопросом «По всякой ли причине позволительно человеку разводиться с женой» фарисеи хотят втянуть Христа в свою дискуссию, в свой спор. Конечно, еще и с умыслом, что Он, ответив на этот сложный вопрос, примет чью-то точку зрения – ведь третьей-то не дано. А значит, и противопоставит Себя другой части общества, расколотого по этому вопросу.

Но Христос Своим ответом выходит за рамки этого конфликта. Он не принимает ничью сторону. Он не участвует в этом раввинистическом, человеческом споре. Он объясняет саму природу брака на примере первых людей, Адама и Евы, которые были сотворены один для другого и ни для кого больше.

Развод между ними был невозможен хотя бы потому, что кроме их двоих на земле больше не было никого. Тем самым Христос указывает на идеал супружеских отношений, при котором для супругов не должно существовать больше никого, кто бы мог стать помехой их любви.

Но идеал идеалом, а реальность жизни далеко не идеальна. И именно на это несоответствие указывают Христу фарисеи. Они говорят: «как же Моисей заповедал давать разводное письмо и разводиться с нею?» То есть с женой.

Ну действительно, почему же в одной и той же Библии в начале книги Бытия говорится о единстве мужа и жены, о том, что они будут одной плотью. А в уже цитированном мною отрывке из книги Второзакония мы находим уже свидетельства о том, что при каких-то условиях можно разводиться. Несоответствие налицо. Хотя и один, и другой текст является словом Божиим.

Христос так отвечает на это противоречие: «Моисей, по жестокосердию вашему позволил разводиться с женами вашими; а сначала не было так». То есть то, что было сказано Богом через пророка Моисея о разводе, явилось не законом, а уступкой, поскольку люди оказались неспособными к достижению идеала, идеала неразрушимости брака, каким он должен был быть по замыслу Божию.

К великому сожалению, этот идеал нерасторжимости брака, вечной любви и единства мужа и жены, к которому был призван человек на заре человеческой истории, и сегодня остается недосягаемым.

И причина здесь только одна – наше собственное несовершенство. Нельзя, будучи несовершенным, достичь совершенного идеала. И это касается не только вопроса брака, но и всех других целей, которые поставил перед человеком Господь, сотворив его. В мир вошел грех. Мы оказались очень далеки от цели человеческого бытия и от замысла Божия о человеке.

Но на самом деле развод нельзя ни запретить, ни разрешить, как, собственно, и сам брак. Его нельзя проконтролировать ни законом, ни гражданским, ни религиозным.

Брак это понятие не юридическое и не религиозное. Брак – это когда два человека силой взаимной любви соединяются в одну реальность, которая называется семьей. Когда два человека живут одной жизнью, одними целями и интересами.

Вот когда мы говорим о регистрации брака, то мы имеем в виду юридическое оформление уже имеющейся реальности – брак-то уже есть. Ведь нельзя же юридически оформить и зарегистрировать то, чего нет. И когда люди венчаются в храме, то они просят Бога, опять-таки, освятить уже имеющийся брак, союз их любви.

А если нет этой любви? Нет единой реальности двух личностей, то можно регистрироваться и венчаться сколько угодно – брак будет фиктивным. То есть, оформлен-то он будет законно, а по сути его не будет.

То же самое касается и развода. Сначала происходит сам факт распада брачных отношений, люди становятся чужими друг другу, и часто живут уже в разных семьях, а затем этот печальный факт аннулируется юридически.

Конечно, помимо супружеской неверности. Под супружеской неверностью тогда подразумевалась в первую очередь измена жены, поскольку и в Ветхом Завете и уже даже в христианской Византии сквозь пальцы смотрели на проступки мужчины такого рода. А вот женщин за это строго наказывали.

Но помимо супружеской неверности поводом для развода могут послужить и масса других причин. Это и несовместимость характеров, разные мировоззрения, несовместимые взгляды на те или иные аспекты жизни и быта, различные физиологические потребности и так далее.

Ведь не даром же мы просим в одной из молитв таинства Венчания, чтобы Господь даровал брачующимся единомыслие душ и телес. То есть, чтобы была эта совместимость и понимание друг друга на всех уровнях совместной жизни. Тогда будет гармония в жизни и духовной, и умственной, и физической, и брак будет крепким, так как нет препятствий к единству.

А если и есть какие-то шероховатости, то у людей хватит и ума, и любви пожертвовать собственным «я» ради супруга или супруги, и найти приемлемый для обоих компромисс. Но чем больше разногласий и несоответствий между людьми, тем больше препятствий для их любви и счастливого брака.

Поэтому развод это не столько грех, сколько следствие греха. Ведь с грехом в жизнь людей вошло зло, недостатки, слабости, пороки, несовершенство и дисгармония. И тот идеал, к которому был призван каждый человек, а в вопросе брака это идеал вечного единства мужа и жены и, естественно, нерасторжимости их брака. Так вот этот идеал для многих, к сожалению, оказался недосягаемым.

По моим наблюдениям процент развода людей по причине супружеских измен очень невелик. Люди чаще разводятся совершенно по иным поводам. И в каждом конкретном случае этот повод свой. Но по большому счету, производной причиной разводов является только одно – отсутствие взаимной любви, когда люди вступают в брак на волне влюбленности и страсти.

Влюбленность это чувство эмоциональное, по своему прекрасное, дающее человеку много и радости и переживаний, но это чувство непродолжительно. Оно как быстро вспыхивает, так быстро и гаснет. Брак, основанный на нем, не может быть долговечным.

Сегодня вообще само понятие любви претерпевает в нашем обществе,, в нашей культуре какую-то страшную инфляцию. Любовью называют то, что любовью-то на самом деле и не является. Под любовью в первую очередь подразумевают наслаждение, удовольствие. Любовь ассоциируется с чем-то очень приятным для себя. И когда, например, в семейной жизни начинаются какие-то трудности, проблемы, бытовые неурядицы, то супружеская пара к этим даже небольшим испытаниям оказывается не готова.

Не готова, потому что она не так понимает любовь. Какое тут удовольствие, когда тут столько переживаний и проблем, и каждый видит их причину в своей половине? Такой брак распадается, потому что не был основан на фундаменте подлинной любви.

Слово Божие учит нас, что любовь это в первую очередь жертва. Это отдача себя ради другого человека. Господь говорит, что высшим проявлением любви является добровольная отдача жизни, то есть смерть ради любимого. «Нет больше той любви, кто душу свою, то есть жизнь свою, положит за други своя».

Значит, любовь это не удовольствие в нашем житейском понимании этого слова. Какое ж тут удовольствие, если во имя любви надо быть готовым пойти даже на смерть? Апостол Иоанн Богослов говорит, что Бог есть Любовь.

А в чем эта любовь выражается? Да в первую очередь в том, что Бог из любви к людям, чтобы спасти нас, добровольно пошел на страдания, страшные страдания, унижение и позорную мучительную смерть. Вот она в чем подлинная любовь проявляется. Не удовольствие от другого человека, ведь если говоришь, что любишь другого человека, потому что тебе с ним хорошо и от него тебе хорошо – значит, ты себя любишь, тебе же хорошо. А вот если проходишь через испытания ради этого другого человека, вот это и есть подлинная любовь.

И я бы посоветовал молодым людям, которые хотят создавать семью, не торопиться расписываться, а поставить самому себе вопрос таким образом. Не что хорошего я от этого человека получаю, а на какие лишения я готов пойти ради него. И вот, может быть, через осмысление жертвенного характера любви люди будут серьезнее относиться к браку и разводов будет меньше.

И еще нечто очень важное мы слышали из сегодняшнего евангелия, я вам напомню. «Говорят Ему ученики Его: если такова обязанность человека к жене, то лучше не жениться. Он же сказал им: не все вмещают слово сие, но кому дано. Ибо есть скопцы, которые из чрева матернего родились так; и есть скопцы, которые оскоплены от людей; и есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царствия Небесного. Кто может вместить, да вместит».

Ну, понятно, что скопцы это люди, неспособные к брачной жизни. Скопцы бывают от природы, то есть врожденная патология. Скопцы бывают от людей. В древнем мире скопчество от людей было нередким явлением: скопили служителей гаремов, евнухов, скопили жрецов некоторых языческих божеств. В конечном итоге, скопчество было одним из видов казни за определенный вид преступления.

Ну конечно, скопчество и от людей и от природы было большим несчастьем для человека. А вот те, о которых говорит Господь, что «есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царствия Небесного» – это уже не патология, не уродство, а очень тяжелый подвиг. Сделали сами себя скопцами — это не значит, что они сделали себе соответствующую операцию. Нет. Это совершенно здоровые и нормальные люди, которые отказались от брачных отношений ради того, чтобы быть совершенными, чтобы всю свою силу, всю свою энергию употребить на служение Богу и людям.

Это, конечно, очень тяжело и это очень похвальный жизненный путь. Но Господь предупреждает: кто может вместить да вместит. Просто так от ветра в голове, от юношеской романтики, от неудачной любви в монастырь уходить нельзя. Сколько мы знаем печальных и даже трагичных примеров, когда люди пытались вместить в себя то, что им не дано. Страдания, озлобленность на весь мир, расшатанная психика, пьянство, пороки, извращения – все это следствия неудачной попытки вместить в себя то, что они не могут, что не дано Богом.

И если человек принимает монашество ради ухода от жизненных проблем, ради ухода от ответственности, ради безделья или для карьерного роста, то это грех. Такой человек обречен на неудачу. Монашество можно принимать только ради одного: ради Царствия Небесного, ради Бога, ради высшей цели – только тогда Господь поможет человеку в его пути.

Но более того, ведь кроме желания надо иметь еще и силу. Чтобы то вместить, надо иметь призвание и дар Божий, и, конечно, незыблемую веру. А ведь мы знаем, как тяжело было и очень сильным людям, настоящим подвижникам пройти этот путь скопцов ради Царствия Небесного.

Ну, достаточно хотя бы вспомнить житие преподобного Антония Великого, да и подобных примеров не счесть. Нельзя сказать, что сложнее или что легче в жизни человека, брак или монашество. И тот, и другой путь тяжел, и то и другое надо, говоря словами Христа Спасителя, уметь в себя вместить. Но тот или другой путь должен быть ответом человека на его призвание, будь то стремление к совершенству, будь то идеал брачной жизни или монашеский путь, только в этом усилии в вере и любви

Комментарии закрыты.