google-site-verification: google21d08411ff346180.html Проповедь в неделю о мытаре и фарисее. Схиархимандрит Зосима (Сокур) | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Проповедь в неделю о мытаре и фарисее. Схиархимандрит Зосима (Сокур)

Февраль 4th 2017 -

Схиархимандрит Зосима (Сокур)

Схиархимандрит Зосима (Сокур)

…Батюшка вас и поучил, какие мы есть – кто? – фарисеи. Лбы бьём, Псалтири грызём и друг друга грызём, а любви не имеем. И настоящего покаяния нет у нас, нет того мытаря, чтоб стоял там тихонько: «Боже, милостив буди мне, грешному», – да я, недостоин порог алтаря переступить, не то, что ещё в алтарь зайти.

Неделя о мытаре и фарисее Duminica Vamesului si a Fariseului

Вот такое покаяние сердечное – осознание своих грехов… А не так: «Да я ж такой хороший…»; «Наша мать не грешила никогда, раз в год всегда пасху ходила святить» – да и всё. Вот такие мы все хорошие. «Я ж не убивал, не грабил, ничего…», – а сколько грехов у каждого на душе! Вот нам дай, Господи, осознания по-настоящему грехов наших, дай, Господи, искреннего покаяния нам. Мытарева воздыхания этого, а не фарисеева высокоглаголания, – как мы сегодня слышали в святых словах Божиих Триоди постной. И особенно да откроет Господь нам во дни этого предстоящего поста души наши к покаянию – настоящему, к умилению, к молитве, к труду святому. Всё во славу Божию и во спасение души своея.

Неделя о мытаре и фарисее, пропели мы покаяние. Эта песнь покаяния будет петься до предпоследнего воскресения Великого поста. Накануне Цветной недели окончим петь покаяние и будем уже готовиться все к Вербному воскресенью и к Страстной седмице милостию Божией. Кто-то уже по привычке после воскресенья «Да воскрес Иисус от гроба…» запел, – кончилось уже, после воскресенья последний раз пропели «Воскрес Иисус от гроба…», теперь аж, кто доживёт, в пасхальную ночь услышим эту радостную весть: «Воскрес Иисус от гроба, якоже прорече…» – эта песнь умолкла уже в церкви воскресная до Пасхи – светлого Христова Воскресения. Уже идёт взаимосвязь времён: нынешнего времени – уже с Пасхой непосредственно, с пасхальной ночью, потихоньку начинается святая взаимосвязь.

Эта неделя называется Неделя о мытаре и фарисее, всеедная неделя. В понедельник, в среду и в пятницу постных дней нет, кушать можно скоромную пищу, во славу Божию. Наедайтесь белковой своей зловонной пищи, чтоб потом не говорили, что мы, как тощие египетские коровы ходим. Чтоб тучные в пост вступали, а к Пасхе уже, как попостимся, – будем как египетские тощие коровы тарахтеть костями своими и рёбрами светить, мослаками. Вот, по-настоящему попостимся.

Проповедь в неделю о мытаре и фарисее

Та неделя будет уже Неделя о блудном сыне. Будет особое читаться Евангелие о блудном сыне, будет прекрасная песнь петься «Объятия Отча отверсти мне потщися…» – при постриге в монашество всегда поют эти святые слова. Когда человек уходит от мира, даёт обеты служения Богу до последнего своего издыхания, – особый момент таинственный, от блудного этого мира душа уходит во объятия Отча. Именно эта притча и будет воспоминаться в будущее воскресенье. И та неделя уже будет последняя мясоеда неделя – пёстрая седмица. Там Масленица уже и святой Великий пост, по милости Божией, во славу Божию.

Смирение и молитва (неделя о мытаре и фарисее)

Проповедь митрополита Сурожского Антония (Блума).Неделя о блудном сыне

На этой неделе, значит, у нас завтрашний день молебен будет утром дорогому батюшке о. Иоанну Кронштадтскому. Акафист будем читать, служить заказные молебны; кто записочки подал в алтарь святой, уже вынимаем частички, отцы иеромонахи вынимают частички, и воду освящать будем в завтрашний день, по милости Божией, в нашей обители святой.

Во вторник у нас память преподобной и блаженной матери нашей Ксении Петербургской. Нищей и убогой старухи, гонимой всеми и ненавидимой, но выше всех стоящей, и все патриархи, все президенты, все архиереи кланяются перед гробом ея и перед образом ея святым, почитая ея святую память. Преподобной матери Ксении Римлянки будем совершать службу Божию в нашем святом храме Божием, вот, по милости Божией. Завтра вечерняя полиелейная утреня блаженной матери Ксении и во вторник совершаем литургию, читаем акафист преподобной и блаженной матери Ксении Петербургской, во всех бедах, во всех скорбях, во всех невзгодах молимся, во вторник, блаженной матери Ксении.

В среду у нас что там? Святителя Григория Богослова и иконы Божией Матери «Утоли моя печали». И день кончины мученической священномученика Владимира, митрополита Киевского, день его убиения в восемнадцатом году. От националистов хохляцких убитый, осуждённый он и большевиками казнённый. Очень сложный период тогда был в Киеве, и жертва была принесена Богу самая чистейшая – жизнь митрополита священномученика Владимира. Первый мученик на Руси был, казнённый от безбожников, и потом «красное колесо» покатилось от Киева даже до Кольского полуострова, даже до Владивостока, даже покатилось до Грузии, до Армении, по всей России покатилось это «красное», жуткое колесо, начиная с смерти мученической священномученика. Почему он считается и первомучеником в Церкви нашей святой Русской, в ХХ веке убиенный.

И сейчас, в наше время, колотня с Киева вся начинается – матери городов русских, с колыбели. И оттуда покатится эта колотня по всей земле Русской, не минует ни Россию, ничего, кругом будет беснование. Но Россия устоит, и там будет очень благодать большая, не даже силы ада, антихриста, не одолеют Русской Православной Церкви.

В четверг у нас что за праздник? Ксенофонта и Марии. Отец Ксенофонт – именинник, будем служить? Пироги будем печь? Поздравлять батюшку, старца, будем? Всё, значит, бабы – пироги своему любимому о. Ксенофонту, он вам все грехи прощает. Так что давайте побольше ему жратвы несите, он нам все в трапезную отдаст, тогда будем все кушать. Ксенофонт будет и Мария, послужим, поздравим старца нашего с днём Ангела его, причастим его и Марию его.

В пятницу что у нас там? О, память святителя Иоанна Златоустаго, перенесение его святых мощей. Будем совершать святую службу Божию святителю Иоанну Златоустому. Гонимый был – а это уже торжество, нетленными мощами возвращается на свою кафедру патриаршую из далёкой ссылки в Команн, в Царь-Град. Совершаем службу Божию святителю Иоанну Златоустому.

В субботу отдохнём утром, по милости Божией; утром правило будем читать, а в субботу вечером уже всенощное бдение под Неделю блудного сына, по милости Божией, будем совершать в нашей обители святой.

Сегодня вечером преподобному Геннадию совершим вечерню, Костромскому и Любимоградскому, и всем святым, в земле Костромской просиявшим. И акафист ему почитаем на повечерии, по милости Божией, в пять часов вечера. Сейчас, родные мои, вчера вечером я говорил, идёт колотня у нас в Церкви внутренняя, междоусобица. С этими пресловутыми кодами, с этими ИНН какой-то там, что-то там, в России. У нас коды, а там ИНН какие-то придумали, ну, в общем, одно и то же – налоговый номер присваивают всем. Михайловых Иван Петровичей десятки, разобрать их как? Ну, каждому номер присвоили – уже понятно, где какой под каким номером находится. Мера государственного учёта такая. Как прицепили сюда церковные дела? Это уже я не понимаю. Как уцепились эти монахи, как злые собаки, в эти номера: «Это уже диавольская печать, это антихристова печать!» В этом Святогорском монастыре этот Серафим …, бороду отрастил, он же только к вере пришёл несколько лет назад, он же был безбожник! И уже давай всех учит.

Приехал я в Святые горы: «Ты коды принял?». Да на что мне твои коды сдались, я себе Богу молюсь, да и всё, и не знаю горя никакого. Кто принял – принял, никто от этого от Бога не отошёл, что ж, государству нужно подчиняться. «Всё, это уже погибший, уже всё». Колотят всех, крутят всех такие вот кипы заявлений писать да кипы бумаг этих писать. А бумаг сколько переводят – лучше бы акафист какой напечатали да людям раздали. Я эти все бумажки, про ИНН все эти, рву и в туалет бросаю, как хорошо там пользоваться ими, они такие… хорошие. Очень подходят для этого дела. Не читаю ничего, потому что знаю, что это басни века сего.

Все давай на старцев – старцы сказали так: о. Иоанн (Крестьянкин) сказал не брать; о. Кирилл (Павлов) – сказал не брать; о. Николай, на острове там служит, – не брать – всё, это смерть уже, умри, да не бери. Бедные эти старцы знать ничего не знают. Как моим именем тоже часто спекулируют – Зосима сказал… а я, Зосима, и знать не знаю и ничего этого и не слыхивал даже. И не знал то, что там про меня уже басни какие-то сочиняют. Точно так и про этих старцев. И колотня получается. Старцы эти все, девяностолетние уже старики глубокие, уже что им нужно? Покой. Уже их просто прячут от людей, а вы ж такие назойливые все, вы ж покоя не даёте. Закроют старца бедного, хоть он отдохнёт, полежит. Уже слухи: «Запретили в служении, уже не допускают, уже всё – под запретом, уже всё – старец страдалец и прочее, и прочее»

И чтобы пресечь это всё, о. Иоанн (Крестьянкин), девяностолетний старец, очень мною почитаемый, я очень его люблю, этого старца, мой самый любимый старец нашего времени. От юности я руководствовался им, ещё когда учился в семинарии. В академии юношей я часто приезжал туда, в Печоры, бывал, встречался, разрешал вопросы недоуменные. И всегда у нас с о. Иоанном были самые ближайшие, никогда у нас разногласий духовных никаких не было, всегда было духовное согласие и единогласие. Я удивляюсь, когда стали говорить: «О. Иоанн против этих кодов». Не может старец пойти против Святейшего Патриарха, когда он за Святейшего Патриарха как заступался! И за гонимого Патриарха Сергия как заступался, и за Патриарха Пимена как заступался, гонимого от этих самых разных фарисеев нынешнего века! Неужели мог пойти старец перед смертью против Патриарха, когда к нему сам президент Путин приезжал и его супруга, чтоб получить благословение на президентство, и старец с радостью благословил их, уходящий уже из этой жизни. И вот старец и обратился ко всей России, ко всем чадам своим с особым письмом, по интернету переданному. Мне сняли его, и сейчас я вам его зачитаю. Что б вы не колотили и не позорили, эти фарисеи нынешние, как вот это в Святых горах. Почему я никогда не езжу в Святые горы, абсолютно, и не тянет даже заехать туда после этих кодов ихних, как они там ещё беснуются, да ну, подальше от них. В женском монастыре понаколотил тот Серафим, были монашки нормальные, молились все, – подурели. Кругом подурели, там монашки подурели, там монахи подурели, в Оптиной колотятся с этими кодами, не молятся Богу, о спасении души не думают, о мытаревом покаянии, а Бог знает, о чём думают, о глупостях. И, главное, народ колотят – не берите. А что дальше делать, никто не говорит, а что кушать, а как детей учить, а как образование получить, а как жить, а как за квартиру платить? «А это мы не знаем». Так что ж вы за вожди такие глухие, бестолковые? Указываете: не берите, – а что дальше? «Мы не знаем». Так кормите народ, содержите народ, – вот тогда будете вы пастырями настоящими.

И зачитаю чудные слова, будьте только внимательны, я потом вывешу текст вот там, в витрине, чтоб вы все, кто не был в церкви, почитали. Вот, хочу переслать его к Святогорским нашим этим туда, чтоб они почитали, а, они всё равно не поймут, замороженные. В женский монастырь надо переслать, владыке перешлю, вот, чтобы немножко тушить этот пожар. Глупость эту. Это ж борьба с Церковью идёт – еретиков этих, сектантов, раскольников и всё, через глупые какие-то номера. От номеров нам будет спасение или погибель? Никогда не будет от этого погибели, глупость всё это. Вот.

Метки:

Pages: 1 2 3

Комментарии закрыты.