google-site-verification: google21d08411ff346180.html Проповедь в четверг 3-й седмицы по Пасхе архимандрита Ианнуария Ивлиева | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Проповедь в четверг 3-й седмицы по Пасхе архимандрита Ианнуария Ивлиева

Май 11th 2011 -

Проповедь  в четверг 3-й седмицы по Пасхе архимандрита Ианнуария Ивлиева

Христос воскресе!

В Евангелии от Иоанна и только в нем есть ряд особенных высказываний Иисуса Христа о Себе Самом. Они начинаются: «Аз есмь…» и дальше кто, Яз есмь. Вот эти высказывания называются «Аз есмь изречения». Их всего семь. Символическое число, обозначающее полноту и совершенство.

Первое из них: «Я есмь хлеб жизни», это в шестой главе. Далее Иисус Христос называет Себя светом миру, дверью, добрым пастырем, воскресением и жизнью, путем истиной и жизнью и виноградной лозой. Всего семь.

Сегодняшнее чтение – часть той речи откровения Спасителя, в которой Он называет Себя хлебом жизни. Разумеется, Господь говорит о вещах, чрезвычайно возвышенных и духовных. Его слушатели и собеседники понимают Его слова иначе, в плоскости обыденных земных реальностей. Здесь, как и в других беседах Иисуса с Его окружением, сталкиваются два принципиально разных начала: дух и плоть.

Это в Евангелии от Иоанна — две совершенно разных жизненных позиции: дух и плоть. Два разных способа мыслить и действовать. Естественно, при соприкосновении этих двух разных человеческих вселенных происходит, если не взрыв, то, как минимум, непонимание и недоразумение.

Окружающие Христа люди и хотели бы поверить Ему в том, что Он – Посланник Божий для спасения мира, но поверить они готовы только на определенных условиях, которые они сами установили: «Какое Ты дашь знамение, чтобы мы увидели и поверили Тебе?» — спрашивают они. При этом они с гордостью указывали на то, что уже не раз удостаивались великих знамений. Например, когда их отцам в пустыне была ниспослана манна, этот хлеб с неба.

В Своем ответе Спаситель оспаривает их убеждения. Манна вовсе не была хлебом с неба. Да, Моисей никак и не мог дать им такой хлеб. Такой хлеб может дать и дает только Сам Бог. И именно дает его сейчас в настоящее время. Это — истинный хлеб с небес. Только такой хлеб дает жизнь миру, потому что он сходит оттуда, где сам источник жизни – Бог.

То, что хлеб сходит с небес, выражение и представление очень необычное. Это мы, знающие текст Евангелия от Иоанна, привыкли к этому выражению: «хлеб сходит с небес». Но первым слушателям этот образ казался странным. Разве у хлеба есть ноги, или, еще лучше, крылья, чтобы спускаться с небес? Другое дело манна, которая не нисходила, а падала, и ее подбирали на земле.

Было ясно, что Иисус говорит о Себе Самом. Хлеб с небес – это Сам Спаситель, Посланник с небес, Посредник жизни. Но смеет ли так говорить о себе человек? Это настоящий соблазн, камень преткновения для слушателей. Соблазн состоял в чем? В видимом несоответствии, противоречии между внешним явлением Иисуса и Его притязанием, заявлением о Себе, что Он сошел с небес, то есть пришел от Бога. Разве так приходят от Бога? Разве такие приходят от Бога?

Посланника Божия представляли себе совсем иначе. Истинное человечество Иисуса заслоняло, заграждало, загораживало для Его слушателей доступ к Нему; мешало им узнать и признать в Нем Посланника Божия. И поэтому они начали роптать, как некогда роптало поколение иудеев в пустыне на Самого Бога: «Возроптали на Него иудеи за то, что Он сказал: «Я есмь хлеб, сошедший с небес».

Иудеи в Евангелии от Иоанна — всегда общее обозначение неверующих людей. Они думают, что они прекрасно знают о происхождении Иисуса: они ведь знают Его законного отца Иосифа и Его мать Марию. Но их знания ограничиваются только земным происхождением Спасителя. Они судят о Нем только по наружности, по плоти, о Его истинном происхождении они ровным счетом ничего не знают.

Поскольку они смотрят на Него не очами веры, они просто не могут узнать настоящее происхождение и тем самым истинную сущность Иисуса. Но ко Христу, а через Него к Богу приходят только тогда, когда в Нем, как человеке Иисусе, видят Его Божественную славу. И другого пути ни к Нему, ни к Богу не существует. Это путь веры. Вопрос о тайне веры и неверия чрезвычайно важен именно для Евангелия Иоанна. Можно сказать, это основная тема в этом Евангелии.

Прочитанные сегодня стихи пытаются ответить на вопрос: почему многие не пришли к вере в Иисуса Христа?

Если до сих пор речь шла в основном о готовности или неготовности человека прийти к Иисусу. То теперь подчеркивается первенство и инициатива Бога в процессе веры, то есть в том, как возникает в человеке вера.

И вот сказано: К Иисусу приходит только тот, кого привлечет Отец. Буквально в греческом тексте «притянет, притащит» Отец. Бог должен сначала преодолеть сопротивление человека, его недоверие. Бог должен как бы завести человека, развить некое действие в человеке, чтобы тот мог уверовать. Это процесс, исполненный тайны. От человека зависит только не мешать Богу, дать Ему привлечь, притянуть себя, не сопротивляться этой тяге Божией.

Здесь, иными словами, говорится то же, что было сказано о рождении от духа. И там, и там речь идет о том, что в деле спасения, в деле веры вся инициатива принадлежит Богу, Его благодати. Вера есть дар Божий, а не заслуга человека. Ты верующий? Не гордись перед другими: это не твое, но Божие.

Как сочетаются и взаимодействуют действия Бога в человеке и свобода человека, об этом евангелист Иоанн не рассуждает, да это, возможно, и не имеет смысла, ибо, где свобода, там умолкают наши рассуждения. Решающее сказано: воля Божия направлена на спасение человека. И единственное условие со стороны человека – вера: «Верующий в Меня имеет жизнь вечную, — говорит Спаситель, — и Я воскрешу Его в последний день».

Нам легче уверовать, ибо мы в отличие от иудеев, окружавших Иисуса Христа, знаем и исповедуем, что воистину воскресе Христос. Аминь.

Оставьте комментарий!